— Председатель Германо-Российского форума Маттиас Платцек в историко-политических дебатах встает на сторону российского президента Владимира Путина.

— Политик СДПГ высказывает опасения из-за того, что роль СССР преуменьшается.

— Вместе с тем он призывает и к работе по укреплению доверия со стороны России по отношению к Польше и балтийским странам.

RND: 75 лет назад закончилась Вторая мировая война. Как cледует отмечать этот день?

Маттиас Платцек: Так, как это в 1985 году четко сформулировал Рихард фон Вайцзеккер: как день освобождения от национал-социализма. И мы никогда не должны забывать, что основные тяготы этой мировой войны взяла на себя Красная Армия. Я говорю это, потому что в последнее время в общественном мнении наблюдается некоторое изменение смысла. Кажется, будто высадка в Нормандии или наступление в Арденнах были решающими моментами в войне. При этом именно битва за Москву, Сталинградская битва, Курская битва и сражения в других областях на востоке были решающими для исхода Второй мировой войны.

Война против Советского Союза, как ранее и против Польши, была войной на уничтожение, в которой попирались все нормы, а ведь они существуют и для войн. Целью немцев было просто уничтожить народы востока. Этого нельзя забывать. То, что эти народы затем предложили нам прощение, примирение и даже дружбу, действительно, необыкновенный жест. Нам нужно относиться к нему, как и прежде, с чуткостью.

— 8 мая 1945 года — неоднозначный день. Он привел к освобождению, но войска союзников пришли как победители, а не как освободители. Можно ли отмечать 8 мая как «День освобождения»?

— Да, на востоке Германии после 1945 года долгое время не было свободы, демократии и самоопределения, а было установлено авторитарное господство. Но мы не должны совершать ошибку, приравнивая друг к другу сталинизм и национал-социализм. Гитлер создал диктатуру, не имеющую аналогов до сих пор, он вел войну, которую не с чем сравнить, он пытался искоренить — в несравнимом ни с чем масштабе — целые народы.

— Должно ли 8 мая на федеральном уровне стать официальным праздничным днем, как того требуют пережившие Холокост Эстер Беярано и многие другие?

— Я могу только поддержать эту инициативу, все-таки в этот день силами союзников был прекращен худший до сих пор режим террора, представлявший опасность для многих народов, и начата новая глава в мировой истории.

— Сегодня ситуация напряженная, прежде всего между Польшей и Россией. Что будет дальше?

— Атмосфера между Востоком и Западом в целом напряженная. Председатель Мюнхенской конференции по вопросам безопасности Вольфганг Ишингер на последней конференции сказал: «Мы стоим перед грудой осколков». Ситуация более взрывоопасна, чем во время холодной войны. То, что в этой обстановке такая дата, как 75-летие окончания войны, сопровождается интерпретациями и обоюдными обвинениями, было ожидаемо.

Из России мы слышим, что поляки также несут ответственность за развязывание Второй мировой войны. К сожалению, Европейский парламент в 2019 году в резолюции допускает вывод, что Советский Союз и Германия виновны примерно в равной степени. Это имеет мало общего с историческими фактами. Вместе с тем я могу понять и наших польских соседей, и балтийских коллег, у которых есть сомнения, опасения и предубеждения в отношении исторического контекста. Я понимаю, почему они не хотят говорить об освобождении 1945 года.

Но фактом остается то, что Красная Армия в 1945 году освободила Европу от фашизма, хотя и не двинула ее в том направлении, какое мы себе представляем, то есть в направлении демократического устройства. Я бы хотел, чтобы российская сторона как намного больший и превосходящий по военной мощи сосед активно проводила работу по укреплению доверия по отношению к Польше и балтийским странам. К сожалению, это не самая сильная сторона России.

— Как вы оцениваете историческую политику Владимира Путина в прошедшие месяцы? Она представляет Россию главным победителем и главной жертвой войны.

— Во многих трактовках последних месяцев роль Красной Армии маргинализируется, а роль западных союзников завышается. Это, конечно, вызвало реакцию в Москве, я это понимаю. Великая отечественная война, как она называется в России, является определяющим понятием для Российской Федерации. Эта победа над фашизмом, эта самоотверженная борьба с бесчисленным количеством жертв — она закрепилась в каждой семье. На эту тему в российском обществе царит единство. Поэтому нужно быть осторожными с некоторыми трактовками. В России эта тема очень глубока, она исходит изнутри, здесь не следует приказывать или указывать. Это идет из глубины души россиян.

Однако я всегда предпочитаю более гражданские формы почитания памяти и дебатов. Возможно, более спокойные формы памяти, сейчас, когда не состоится масштабный Парад Победы, приведут к новому осознанию. Было бы хорошо, если бы напряженные дебаты утихли, и мы бы подошли ближе к исторической правде.

— «Альтернатива для Германии» к 8 мая снова на первый план выдвигает советские военные преступления и изнасилования. Какой отклик этот взгляд еще находит в истории?

— После 1990 года мы почувствовали, что мы, в особенности на востоке Германии, говорили о вещах, произошедших после освобождения, только смущаясь или же вообще не упоминали о каких-то вещах в ходе дискуссий. Были изнасилования, были акты мести, были специальные лагеря, иногда и в тех же местах, что и концентрационные лагеря нацистов. После 1990 году маятник качнулся в другую сторону. Это абсолютно нормально, когда вы так долго держите крышку закрытой, и разрешено говорить только о немецко-советской дружбе, а не о боли и преступлениях. И все-таки эти аспекты за прошедшие 30 лет также были достаточно освещены.

В целом у меня впечатление, что возникла угроза спутать причину и следствие. Ключевая дата — 22 июня 1941 года. Тогда вермахт напал на Советский Союз, чтобы вести войну на уничтожение. Что произошло потом, стало следствием нападения. Многочисленные районы Советского Союза лежали в руинах, миллионы людей были убиты, памятники культуры невиданного масштаба разрушены или разграблены. Это случилось по вине немцев. Об этом никогда нельзя забывать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.