Пока различные страны готовились к худшему и вводили карантинные меры, одно европейское государство решило двинуться по иному пути. Власти Швеции решили не вводить никаких жестких карантинных мер, чтобы снизить заболеваемость коронавирусом. Рестораны и даже ночные клубы продолжают работать, хотя в них все же соблюдаются меры для обеспечения социальной дистанции. Школы, где учатся дети младше 16 лет, тоже открыты. Власти разрешают людям собираться группами до 50 человек, что резко контрастирует с домашним заточением, в котором находятся жители других европейских городов.

Эти на первый взгляд мягкие меры привлекли внимание скептиков в различных странах, которые назвали «шведскую модель» примером того, как западная демократия должна справляться с распространением пандемии. Шведская модель превратилась в горячую тему для обсуждения в рядах американских консерваторов, крайне недовольных тем уроном, который карантинные ограничения наносят экономике. Даже противники консервативных взглядов стали все чаще говорить о шведском подходе как об очевидной «альтернативе» локдауну. Колумнист газеты The New York Times Томас Фридман (Thomas Friedman) написал в минувшие выходные, что, вполне возможно, президент Дональд Трамп надеется последовать примеру Швеции теперь, когда он хочет «вновь открыть» американскую экономику.

Но шведские чиновники вовсе не пропагандируют свой подход, не позиционируют свой эксперимент как модель, которую должен перенять остальной мир. «Это марафон, и до его окончания еще очень далеко», — сказала Карин Ульрика Олофсдоттер (Karin Ulrika Olofsdotter), посол Швеции в Соединенных Штатах, в одном из своих недавних интервью. Она указала на множество «ложных представлений» касательно того, что Швеция делает и чего она не делает в процессе борьбы с коронавирусом. Некоторые издания представляют все так, будто «все в Швеции гуляют и веселятся, но это неправда».

Коронавирус добрался и до этой скандинавской страны. К понедельнику, 11 мая, в Швеции было зафиксировано более 26 тысяч случаев заболевания и 3 тысячи 256 смертей от коронавирусной инфекции. Подавляющее большинство тех, кто скончался, — это люди в возрасте старше 70 лет. Особенно сильно пострадали шведские дома престарелых. В этой стране уровень смертности в расчете на миллион граждан выше, чем в Соединенных Штатах, а число жертв коронавирусной инфекции существенно выше, чем в других североевропейских странах, где власти ввели гораздо более жесткие карантинные меры. «Нашим главным упущением стало наше старшее поколение», — признала Олофсдоттер.

Однако Швеция достигла и очевидных успехов. Во время пресс-конференции в пятницу, 8 мая, главный эпидемиолог Швеции Андерс Тегнелль (Anders Tegnell) заявил, что эта страна проявила «высокую бдительность и что случаи заражения стали фиксироваться на самых ранних этапах», что позволило в некоторой степени контролировать передачу вируса. По его словам, страны к югу от Швеции пострадали так сильно, «отчасти потому что они пропустили медленное начало эпидемии» и начали тестировать людей «слишком поздно».

Тегнелль указал на «медленное снижение числа новых случае в Стокгольме», столице Швеции, и теперь он объясняет это «некоторым уровнем иммунитета населения». Вполне возможно, треть жителей Стокгольма уже контактировали с вирусом, о чем сообщает шведское агентство здравоохранения, что означает постепенное движение в сторону формирования «коллективного иммунитета», который может сделать эту страну более устойчивой в случае второй волны.

«Коллективный иммунитет» уже стал предметом споров среди эпидемиологов. По мнению некоторых, формирование коллективного иммунитета — такая ситуация, когда две трети населения переболели коронавирусом и у них уже вырабатываются антитела, — фактически дает правительствам право «списать» жизни множества пожилых граждан и представителей других уязвимых категорий населения. Другие считают, что в отсутствие вакцины страны, которые ввели жесткие карантинные меры, попросту откладывают самые страшные случаи на более поздние сроки.

По словам Олофсдоттер, стратегия Швеции не является стратегией по формированию коллективного иммунитета. Это скорее такой подход, который, по мнению, чиновников, позволит спасать жизни и одновременно с этим поможет шведской системе здравоохранения работать и дальше. По ее словам, решение не закрывать школы было напрямую связано с необходимостью поддержать систему здравоохранения, потому что в противном случае огромное количество медицинских работников было бы вынуждено оставаться дома, чтобы заботиться о детях.

Главное отличие Швеции заключается в убежденности ее правительства в том, что ему не нужно силой навязывать правила социального дистанцирования гражданам, которым требуются рекомендации и советы независимых ведомств. Согласно результатам опросов, для шведов характерен высокий уровень доверия к государственным институтам страны.

По словам Олофсдоттер, это доверие является «фундаментальным элементом шведского общества». «Именно поэтому мы можем работать с рекомендациями — потому что большинство людей действительно им следуют. Это наша характерная особенность. Разумеется, есть люди, которые этого не делают, но подавляющее большинство следует рекомендациям».

Властям Стокгольма пришлось закрыть несколько ресторанов, которые не приняли адекватные меры для обеспечения социальной дистанции между людьми. Хотя рестораны продолжают работу, они все же ощутили на себе давление пандемии. Как и в других странах, многие шведы сейчас работают из дома, отказываются от поездок и избегают общественных мест. «Весь туристический сектор и гостиничная индустрия оказались в крайне тяжелом положении», — отметила Олофсдоттер.

Действительно, в основе выбранной Швецией стратегии лежат вовсе не экономические императивы. Экономика Швеции очень зависит от серьезно пострадавших международных сетей поставок, и, согласно некоторым прогнозам, в этом году ее ВВП понизится на 6-7% — примерно так же, как ВВП США и Германии. К лету уровень безработицы может вырасти до 10%, а это очень высокий показатель для скандинавской страны.

Однако для Швеции характерна хорошо развитая социальная система, которую правительство постаралось еще больше укрепить во время пандемии. К примеру, правительство реализовало инициативу по ускорению выплат по болезни, чтобы люди с симптомами оставались дома и не передавали вирус дальше.

«Самое важное — если люди больны, они должны оставаться дома, — сказала Олофсдоттер. — Люди не должны ходить на работу, несмотря ни на что». Она добавила, что Швеция готова в любой момент поменять свой курс в борьбе с эпидемией, если количество новых случаев заражения увеличится «Этот вирус будет оставаться среди нас еще очень долго, поэтому нам необходимо каким-то образом наладить нашу жизнь, — сказала Олофсдоттер. — Цель нашей стратегии такая же, как и в других странах, но мы действуем иначе».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.