Чикаго — Пандемия Covid-19 ещё продолжает бушевать, но уже начались дискуссии о том, как будет выглядеть общество после её завершения. Граждане шокированы тем, с какой лёгкостью их жизнь может быть перевёрнута с ног на голову, поэтому они захотят сократить риски. Согласно новому, формирующемуся консенсусу, они будут поддерживать более активные действия правительства, направленные на стимулирование спроса (путём закачивания триллионов долларов в экономику), защиту работников, расширение системы здравоохранения и, конечно, борьбу с изменением климата.

Однако во всех странах есть множество уровней власти. Какой же из них следует расширять? Очевидно, что в США только у федерального правительства есть необходимые ресурсы, и именно оно принимает общенациональные решения по таким вопросам, как здравоохранение и изменение климата. Однако из этого необязательно следует вывод, что именно этот уровень власти следует ещё больше расширить. Проблема в том, что на этом уровне могут принимать решения, которые защищают одни регионы, но повышают риски для других.

В случае с Covid-19 одни страны централизовали процесс принятия решений о том, когда вводить и снимать карантин, а другие оставили эти вопросы на усмотрение властей штатов или даже муниципалитетов. (Некоторые страны, например, Индия, находятся где-то на полпути между этими двумя подходами). Так или иначе, стало очевидно, что не все города и районы стоят перед одинаковым выбором.

В густонаселённом Нью-Йорке строгий карантин, наверное, был единственным способом заставить людей покинуть улицы, а его экономические последствия смягчаются тем фактом, что многие в этом городе работают в секторе высокопрофессиональных услуг (например, в финансовой отрасли) и могут выполнять свою работу удалённо. Кроме того, даже уволенные или отправленные в неоплачиваемый отпуск официанты и работники отелей понимают, что их рабочие места не восстановятся до тех пор, пока общество не решит, что можно снова безопасно выходить на улицу. Озабоченность здоровьем здесь выглядит главным приоритетом.

Напротив, в городе Фармингтон (штат Нью-Мексико), как сообщает газета New York Times, «очень немногие знают хоть кого-нибудь, кто реально заболел коронавирусом, но почти все знают хотя бы одного человека, который потерял из-за него работу». Карантин, введённый демократическим губернатором штата, выглядит непопулярным у населения города, который ещё до пандемии переживал серьёзный спад экономики. В данном случае озабоченность состоянием экономики оказалась намного важнее умеренных тревог по поводу здоровья.

Подобные различия демонстрируют недостатки централизованного подхода по принципу «один размер для всех». Однако децентрализация тоже может создавать проблемы. Если регионы будут по-разному бороться с вирусом, сохранится ли возможность поездок людей между ними? Логично предположить, что более безопасные регионы захотят запретить въезд людей из потенциально горячих зон (или как минимум отправлять их в длительный карантин). Быстрая, дешёвая, надёжная система тестирования могла бы решить эту проблему, но сейчас такой не существует.

Именно поэтому определённая степень гармонизации между регионами может быть полезной, в частности, в закупках медицинских материалов и оборудования. Без федеральной координации штаты США вели между собой конкурентную войну за дефицитные поставки медицинских товаров из Китая. В нормальные времена конкурентные рынки помогли бы распределить такие товары наиболее эффективным образом. Но в период чрезвычайной ситуации рынки могут плохо сработать, распределяя товары в соответствии с финансовыми возможностями покупателей, а не их реальными нуждами; богатые штаты могут скупить все аппараты искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ) и комплекты тестирования, не оставив бедным штатам ничего. В результате возможности страны по сдерживанию пандемию будут ослаблены.

В такой ситуации централизованные закупки могли бы удержать цены на более низком уровне, потенциально позволяя распределить медицинские материалы на основе реальных нужд. Но здесь важны слова «могли бы» и «потенциально». Когда центральное правительство руководствуется сомнительными мотивами или просто некомпетентно, тогда расклад меняется. Как мы видим на примере Бразилии, Мексики, Танзании и США, если глава правительства преуменьшает опасности пандемии, он может нанести серьёзный вред противопандемическим действиям своей страны.

Среди ошибок, допущенных федеральным правительством Бразилии, можно отметить трудности, возникшие с распределением закупленных им аппаратов ИВЛ. В Америке штаты, возглавляемые губернаторами-республиканцами, как сообщается, с большей лёгкостью получают доступ к централизованным поставкам медицинских материалов, чем штаты, находящиеся под контролем демократов. В Индии центральное правительство ввело строгий карантин, никак не позаботившись о миллионах работниках-мигрантах, которые были вынуждены бежать из городов в родные деревни. Семьям с детьми пришлось идти пешком сотни километров, а в пути им помогала только доброта встречавшихся людей и местных властей; потенциально они были разносчиками вируса. Децентрализованная процедура принятия решений позволила бы штатам, закрывшимся на карантин позднее (потому что изначально у них было меньше случаев заражения), поучиться на опыте тех штатов, которые ввели карантин первыми.

Учитывая проблемы, которые возникают из-за крайностей централизации и децентрализации, лучше всего, вероятно, сработает скоординированный средний подход. Федеральное правительство могло бы устанавливать минимальные стандарты для введения и отмены карантина, оставив принятие конкретных решения на усмотрение штатов и муниципалитетов. При этом тенденцией должно быть усиление децентрализации в соответствии с принципом субсидиарности, когда полномочия делегируются на максимально низкий административный уровень, который способен быть эффективным.

Имеются веские аргументы в пользу тщательно управляемой децентрализации. Дело не только в том, что участники менее крупных политических структур обычно сталкиваются со схожими проблемами; обычно они демонстрируют ещё и более высокий уровень социальной и политической солидарности, что упрощает их взаимодействие между собой, а также поиск решений.

Хотя местная политика иногда может напоминать вражду Хэтфилдов и Маккоев в штатах Кентукки и Западная Вирджиния в XIX веке, в целом она меньше страдает от того тупикового противостояния и антагонизма, которые мы сегодня наблюдаем в национальных парламентах. Кроме того, люди ощущают больше причастности к решениям, принимаемым местными органами власти (избираемыми или назначаемыми). Такое расширение прав способно помочь им проводить политику, дающую возможность получать выгоды от национальных и глобальных рынков, а не находиться у них на милости.

Именно поэтому, готовя решения о помощи восстановлению экономики и укреплению систем здравоохранения, образования и регулирования после пандемии, мы должны задумываться о том, кто будет принимать эти решения и где. Например, значительная доля стимулирующих расходов на инфраструктуру должна осуществляться в виде грантов местным сообществам, которые лучше позиционированы для распределения этих ресурсов в соответствии со своими нуждами. И хотя национальная климатическая политика не может определяться отдельно в каждом населённом пункте, она может, по крайней мере, отражать некий консенсус, идущий снизу вверх.

Рост авторитаризма во всём мире объясняется массовой тоской по харизматичным политическим лидерам, с которыми обычные граждане могли бы себя идентифицировать. Подобные демагоги используют народную поддержку, чтобы избавиться от конституционных сдержек и противовесов, что ставит их страны на путь саморазрушения. Для дальнейшего расширения полномочий государства и при этом ограничении рисков авторитаризма нужны независимые, сильные органы, которые тоже пользуются народной поддержкой. Путь вперёд могла бы открыть конституционная децентрализация и передача больших полномочий региональным и местным властям.

Рагхурам Г. Раджан, бывший управляющий Резервного банка Индии, является профессором финансов в школе бизнеса Бута Чикагского университета и автором недавно вышедшей книги «Третий столп: как рынки и государство оставляют сообщество позади».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.