Когда Патрик и Энитан Горедема бронировали билеты из Торонто в Тбилиси, куда они должны были прилететь 19 марта, чтобы присутствовать при рождении своего суррогатного ребенка, они и представить себе не могли, что их ожидало. За день до их приезда рейсом через Рим Грузия закрыла свои аэропорты в качестве карантинной меры по борьбе с новым коронавирусом.

«Сначала мы думали, что подождем две-три недели пока все успокоилось, но это превратилось в кошмар, — сказал Патрик, который при содействии агентства, предоставившего им услуги суррогатного материнства, связался с посольством Грузии в Канаде для получения специального разрешения на въезд в страну.

Когда 3 апреля родился их сын, пара впала в отчаяние. «Для нас это был просто ужас, — поделился Патрик. — Первая неделя была довольно тяжелой, потому что моя жена плакала каждый день, ее мучили кошмары, и она постоянно спрашивала, кто будет кормить нашего ребенка. […] Нам нужно было во что бы то ни стало попасть в Грузию».

Грузия становится все более популярным направлением для будущих родителей, нуждающихся в услугах суррогатной матери, готовой выносить их биологического ребенка. Пакеты услуг суррогатного материнства здесь стоят от 25 тысяч долларов, что значительно дешевле, чем в США — единственной развитой стране, где коммерческое суррогатное материнство является легальным, но стоит свыше 100 тысяч долларов. Также в пользу Грузии работает облегченный визовый режим, позволяющий гражданам 98 стран легко въезжать и проживать в стране до 12 месяцев, а также закон, позволяющий записывать имена родителей, которым предназначается ребенок, непосредственно в свидетельстве о его рождении.

Суррогатное материнство в Грузии узаконили в 1997 году для гетеросексуальных пар с нарушениями фертильности, но эта сфера не регулируется и в стране нет официальной системы регистрации таких рождений, сообщают СМИ со слов заместителя Народного защитника Грузии Екатерины Схиладзе.

Для четы Горедема, которые являются канадскими гражданами зимбабвийского и нигерийского происхождения, стремление стать родителями превратилось в сагу длиной в десятилетия, включающей несколько неудачных циклов внутриматочной инсеминации и экстракорпорального оплодотворения. Затем они решили попробовать суррогатное материнство — процесс, при котором их сперма и яйцеклетка оплодотворяются в лаборатории, а полученный в результате эмбрион имплантируют в суррогатную матку. Пара сначала рассматривала Мексику, но в итоге сделала выбор в пользу Грузии, так как посчитала, что медицинские учреждения и юридические условия здесь лучше.

Хотя им удалось получить разрешение от Министерства иностранных дел Грузии на въезд в страну, на то, чтобы договориться с больницами в Канаде о тесте на covid-19, чтобы быть допущенными на рейс, ушло больше месяца. Затем им пришлось искать становившиеся все более редкими стыковочные рейсы, на которых «Грузинские авиалинии» доставляли грузинских граждан домой. В конечном итоге они въехали в Тбилиси через Минск 4 мая — через день после того, как их сыну исполнился месяц.

Суррогатная мать их ребенка, пожелавшая, чтобы ее называли просто Ана, рассказала, что очень волновалась по поводу родов во время карантина в связи с пандемией.

«Я была готова сделать все для ребенка, хотя в нашем контракте говорится, что я не должна вступать с ним в какой-либо контакт после рождения», — сказала Ана. — На этот раз я много думала о том, как же ребенок будет в больнице без родителей».

Ана, мать-одиночка с двумя детьми в подростковом возрасте, выступает в качестве суррогатной матери уже во второй раз. В качестве платы за услугу она получает 15 тысяч 600 долларов, что почти в три раза больше среднегодовой зарплаты в Грузии. По ее словам, она пошла на это по финансовым соображениям, а также потому, что получает удовлетворение, помогая бездетным парам.

Застрявшие в роддомах младенцы

Связавшись с четырьмя из 10 агентств суррогатного материнства, местные телефонные номера которых удалось найти в интернете, удалось выяснить, что в Грузии разлученными с родителями оказались по меньшей мере 40 детей, 30 из них — в клинике «Чачава», одном из старейших родильных домов в Грузии, начавшем предоставлять услуги суррогатного материнства в 2014 году. В остальных агентствах либо не поднимали трубку, либо отказывались от комментариев, что указывает на то, что в действительности эти цифры могут быть выше.

Американка Илана Бар Диддоне, основавшая в Тбилиси агентство Royal Surrogacy, сказала, что они делают все возможное, чтобы позаботиться о шести младенцах, родившихся у родителей из США и Израиля через их агентство, включая предоставление личных нянь, проведших 14 дней в самоизоляции.

Несколько других детей застряли в больницах, где они родились. О них заботился персонал больниц, т.к. не было необходимых документов для передачи их попечителям. Среди них дети родителей из Китая, Индии и Португалии.

Ранее в этом месяце газета «Нью-Йорк таймс» сообщила, что сотни детей, рожденных от суррогатных матерей, оказались в бедственном положении в Украине.

Но популярному грузинскому суррогатному агентству New Life, которое обычно организовывает около 20 родов в месяц, удалось избежать подобной ситуации, рассказала Софи Уклеба, работающая там старшим менеджером.

«Как только мы узнали в начале марта о возможных ограничениях на поездки, мы связались со всеми родителями, ожидавшими детей в течение следующих трех месяцев, и велели им ближайшим рейсом лететь [в Грузию]. Большинство из них прибыли вовремя», — сказала она. В агентстве был только один ребенок, — младенец четы Горедема, — появившийся на свет до приезда родителей, а также в начале июня ожидается еще два ребенка, родители которых все еще не могут попасть в страну.

По словам Софи Уклебы, Министерство иностранных дел Грузии очень помогло, предоставив родителям специальные разрешения приехать в страну, несмотря на строгий запрет на въезд иностранных граждан с 18 марта. «Эта страна больше помогла родителям, чем их собственные страны», — сказала она.

Для четы Горедема, которая наконец воссоединилась со своим сыном после обязательного 14-дневного карантина, пережитые тяготы почти забылись. Патрик говорит, что очень благодарен людям, заботившимся об их сыне в их отсутствие.

«Я черный мужчина, а моя жена черная женщина, и мы пошли на суррогатное материнство, так что нашего ребенка выносила грузинка, белая женщина. И для нас это подарок, который никто больше не может нам подарить, и мы всегда будем благодарны матери, выносившей нашего ребенка».

Перли Джейкоб — независимый журналист и кинорежиссер, работающая в Тбилиси.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.