Петропавловск-Камчатский — В этом году у меня был необычный летний отпуск. Я отправился на Дальний Восток, на Камчатский полуостров, омываемый Тихим океаном.

Вулканическая природа чарует своей суровой красотой. Однако о столице края, Петропавловске-Камчатском, этого сказать нельзя.

«Наш город — уродливый и мрачный», — начинали со мной беседу таксисты, словно извиняясь.

На Камчатке из десятилетия в десятилетие жизнь продолжается в советской инфраструктуре.

Рядом со старыми домами, повидавшими на своем веку многое, стоят яркие рекламные баннеры. Они иллюстрируют мечту всех жителей города: «Квартиры в Петербурге и Москве — понятная цель». Люди хотят отсюда уехать.

Административный центр Камчатского края — один из наиболее стремительно пустеющих городов. За 25 лет население Петропавловска-Камчатского сократилось на треть, и в последние годы лишь продолжает уменьшаться. Из-за роста цен желание горожан уехать только крепнет.

В то же время Камчатский полуостров — один из самых коррумпированных регионов России. Жители Петропавловска-Камчатского привыкли к чиновникам, присланным Москвой, как и к их пустым обещаниям. Мэры и губернаторы от правящей партии «Единая Россия» покидают свои посты из-за обвинений в коррупции и возвращаются на материк — как здесь принято называть остальную часть России.

Нынешний губернатор края Владимир Солодов знает, что местные не доверяют чиновникам, присланным сюда издалека. Солодов, готовящийся к осенним губернаторским выборам, говорит в своей предвыборной кампании, что понимает: терпение камчадалов заканчивается. Вместо слов он обещает действия, при помощи которых из «Камчатки возможностей» в этот раз действительно удастся сделать «жемчужину Дальнего Востока».

На пост губернатора этого далекого края Владимир Солодов попал необычным путем. Президент Владимир Путин назначил его временно исполняющим обязанности губернатора после того, как предыдущий губернатор ушел после скандала в середине срока.

Сейчас Солодов пытается убедить местных жителей голосовать именно за него. Чтобы доказать свое искреннее отношение к региону, он говорит, что позже на Камчатку также планирует перебраться его семья.

В связи с плохой репутацией президентской партии и снижением ее поддержки Солодов зарегистрировался на выборах как самовыдвиженец. Однако в реальности весь партийный аппарат работает над тем, чтобы выбрали именно его. На Камчатке считают, что поддерживаемый Кремлем Солодов победит на выборах.

Однако в других регионах президентской партии тяжело остаться у власти. Кремлю не всегда удается продвинуть своих кандидатов — несмотря на отстранение соперников от участия в выборах и другие манипуляции.

Например, два года назад так произошло в Хабаровском крае на побережье Тихого океана. Там депутат от партии с националистическими взглядами «ЛДПР» Сергей Фургал неожиданно обошел кандидата, поддерживаемого Москвой: люди, недовольные слабым экономическим и социальным развитием региона, проголосовали за него в качестве протеста.

Этим летом терпение Кремля закончилось: популярность местного губернатора восприняли как возможную угрозу всей централизованной российской системе. В начале июля Фургала демонстративно вызвали в Москву по подозрению в причастности к убийствам, которые были совершены 15 лет назад.

С тех пор жители Хабаровска выходят на митинги. Люди ужасно недовольны обращением с губернатором, которого они выбрали. Они требуют проведения расследования хабаровскими специалистами, а не московскими. Протесты с участием десятков тысяч людей по-прежнему продолжаются. В его поддержку выступили и соседние области. Акции в Хабаровске считаются самыми масштабными и длительными протестами против Путина за срок его президентства, который длится уже больше 20 лет.

В этом десятилетии Путин укрепил централизованную власть в России. Власть и деньги все больше сосредотачиваются в Москве, пока остальные территории страны, простирающейся на 11 часовых поясах, приходят в упадок. Подчинение регионов Кремлю — одна из основ самодержавной власти Путина.

Россияне любят говорить, что Москва — это словно отдельная страна. Для москвичей поездка в какой-нибудь другой город часто ощущается как путешествие в ушедшее столетие. В масштабах России Камчатка — очень отдаленный регион, но брошенными властью ощущают себя многие жители России.

До распада СССР Камчатка была закрытым военным регионом, куда без специального разрешения попасть было нельзя. Интернет-связь, проведенная несколько лет назад, дала камчадалам возможность окончательно понять безрадостное положение их края.

То же чувство стыда и недовольства накапливается почти в любом регионе, подконтрольном Москве. Cдерживаемые чувства могут выплеснуться при первом же подходящем случае — как это произошло летом в Хабаровске.

И все же дом — это всегда дом. Каким бы он ни был.

Этого мнения придерживается и мой 18-летний собеседник Вадим, которого я встречаю в суровом Петропавловске-Камчатском.

Молодому студенту уже надоело слушать, как все хотят оставить полуостров и сбежать в Москву или Петербург.

Правда, Вадим и сам хочет уехать. Но он мечтает улететь в Австралию, которая кажется отсюда такой же далекой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.