81-я годовщина подписания пакта Молотова — Риббентропа склоняет еще раз перечитать недавнюю статью Владимира Путина «Настоящие уроки 75-й годовщины Второй мировой войны». Польша упоминается в этом тексте чаще, чем Франция и Великобритания, больше внимания уделяется в нем только СССР и Германии.

Некоторые путинские суждения на тему Польши изменились (например, бои сентября 1939 года он называет героическими), однако, мы не найдем в его публикации тех тезисов, которые так хотелось бы увидеть полякам, и каких-либо высказываний, касающихся ответственности за развязывание войны и формирование послевоенного мира, в котором подвергшиеся нападению народы не получили освобождения.

Путин: европейскую систему безопасности расшатала в первую очередь Польша

Один из важнейших тезисов Путина заключается в том, что Россия не имела отношения к развязыванию войны. Вину он возлагает на всех участников международных отношений, кроме СССР, утверждая, что Москва стремилась создать европейскую систему безопасности. Препятствовали ей в этом страны Запада и в первую очередь Польша, которая торпедировала любые инициативы по взаимодействию с Россией, например, в ходе Мюнхенской конференции сентября 1938 года (Путин называет подписанное на ней соглашение «мюнхенским сговором»).

Значение пакта Молотова — Риббентропа российский президент принижает. «Нечестно утверждать, что двухдневный визит в Москву нацистского министра иностранных дел — главная причина, породившая Вторую мировую войну», — указывает он. СССР подписал договор о ненападении с Германией одним из последних, подчеркивает Путин и мимоходом бросает замечание (в свете исследований историков оно выглядит абсурдным), что мы не знаем содержания других международных договоров, которые тоже могли включать в себя секретные протоколы. Признавая факт наличия такого протокола в советском договоре, он добавляет, что постановление Верховного Совета от 24 декабря 1989 года поставило в этой теме точку.

Путин сообщает, что 23 августа 1939 года появились договоренности о том, как будет выглядеть новая немецко-советская граница, но считает этот шаг лишь разграничением сфер влияния. Он забывает добавить, что таким образом два государства произвели раздел Восточно-Центральной Европы, возвращая себе то, чем они владели до Первой мировой войны. Путин цинично отмечает, что присоединение к СССР восточных регионов Польши, а позднее Литвы, Латвии и Эстонии производилось с согласия местного населения и соответствовало нормам международного права, но не говорит ни слова о депортациях и многочисленных жертвах операции по устрашению жителей этих территорий.

Путин: Красная армия спасла миллионы людей от нацистов

Абсурдно звучат также ссылки на международное право, поскольку действия Советского Союза противоречили зарегистрированному в секретариате Лиги Наций протоколу главы советской дипломатии Максима Литвинова (документ подписали все пять стран, которые подверглись нападению СССР), IV Гаагской конвенции, а тем более двусторонним договорам о ненападении. Особое значение имеет протокол Литвинова, который не только запрещал обращаться к военным действиям как к методу преодоления конфликтов, но и включал в себя запрет на выдвижение территориальных претензий, закрепляя таким образом границы, появившиеся в результате заключения в 1921 году Рижского мирного договора. Сложно обнаружить такой международный правовой акт, вразрез которому бы не шли советские аннексии 1939 и 1940 годов.

Рассказывая о 17 сентября 1939 года и вступлении сил Красной Армии в восточные регионы Польши, Путин повторяет слова советской пропаганды о спасении миллионов людей от «нацистов и их местных приспешников». Он подчеркивает, что на вторжении в Польшу настаивали немцы, а Сталин лишь спасал страну от нападения и, совершив первый шаг, остановился на линии Керзона, которую многие западные политики считали справедливой границей.

Путин забывает об обращенных к красноармейцам призывах убивать польских офицеров, военных поселенцев и помещиков, о совещаниях между НКВД и гестапо, договоренностях Берии с Гиммлером, совместном параде победы в Бресте.

Российский президент искажает историю Второй мировой войны, ставя прошлое на службу своей имперской политике.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.