Однажды осенью москвичке Дарье Сонкиной неожиданно захотелось купить арбуз. Большой, спелый сладкий арбуз.

Обычно Дарья покупает фрукты на рынке, но тогда она устала и совсем не хотела ехать под дождем за арбузом, а потом тащить его на третий этаж. Так что она заказала его прямо к двери своей квартиры через интернет-магазин Яндекс.Лавка.

«Мне привезли отличный сладкий арбуз. Я была приятно удивлена», — вспоминает Дарья Сонкина.

Яндекс, «русский Google», знаком и финнам. Яндексу удалось стать главной российской поисковой системой.

Позже из простой поисковой системы Яндекс превратился в интернет-гиганта, присутствующего в разных сферах жизни россиян. Курьеры с желтыми рюкзаками, такси и каршеринг от Яндекса прочно укоренились в образе Москвы.

Компания лидирует на российском рынке такси, доставки еды и каршеринга. К тому же у Яндекса есть большой интернет-магазин, система поиска видеороликов, популярное приложение с картами и виртуальный помощник Алиса.

На бизнес по доставке еды пандемия повлияла положительно. Объемы заказов возросли во много раз, служба появилась в десятках других городов. Пандемия в целом сделала интернет-магазины более популярными.

О масштабах Яндекса говорят и приложения, установленные на телефоне Дарьи Сонкиной. Она регулярно заказывает продукты домой, часто — в Яндекс.Лавке. Ресторанную еду Дарья заказывает в приложении Яндекс.Еда.

Системой каршеринга Яндекс.Драйв она пользуется настолько часто, что даже вместе с мужем подумывает, не продать ли машину.

«Но у нас двое детей. Нам нужны детские кресла, носовые платочки и игрушки, все это тяжело постоянно носить с собой», — делится Дарья.

Яндекс хочет быть не только русским Google, но и русским Uber, Amazon, Netflix и Wolt.

К этому же стремится и Сбербанк, крупнейший в России банк, попавший под западные санкции, большая часть акций которого принадлежит государству. Сбербанк хочет стать «технологической компанией». Этой осенью Сбербанк отказался от слова «банк» в своем названии.

Российские интернет-компании хотят создать собственные онлайн-экосистемы, в которых под одним брендом были бы сосредоточены разные услуги. Эксперты называют это «китайской моделью». На Западе гиганты чаще появляются в отдельных сферах.

Рынок онлайн-магазинов растет в России быстро, за долю на рынке и любовь потребителей идет серьезная борьба.

В экосистеме Яндекса пока нет банка, что позволило бы ему расширить свои финансовые технологии. Летом Яндекс едва не купил российскую гордость, интернет-банк Тинькофф. Однако «сделка года», как ее прозвали в Москве, все же сорвалась.

Яндекс.Лавка, которой часто пользуется Сонкина — отличный пример того, как Яндекс расширяет спектр своих услуг.

Яндекс открыл по всей Москве точки, из которых курьеры могут забрать заказ. Сейчас их уже больше 175. Так же Яндекс вышел на рынок каршеринга — привез в четыре российских города 16 тысяч автомобилей.

«Если уж делаешь что-нибудь, то почему бы не делать это по-крупному, ведь усилия те же», — говорит генеральный директор Яндекс.Такси Даниил Шулейко, который также занимается логистикой, руководит Яндекс.Лавкой, Яндекс.Едой и Яндекс.Драйвом.

Важна эффективность. Шулейко считает, что онлайн-услуги обретают реальный смысл, когда начинают работать быстрее схожих оффлайн-услуг. Заказ на дом должен быть быстрее похода в магазин.

«Доставка до дома занимает 15-20 минут. Сейчас сезон, так что времени на доставку уходит немного больше — в среднем 22 минуты. Многие москвичи предпочли обычным магазинам заказы в Яндекс.Лавке — по крайней мере, частично».

Одна из точек Яндекс.Лавки находится в обычном многоэтажном доме недалеко от Московского зоопарка. В подвале расположен небольшой магазин площадью 110 квадратных метров — однако в него не пускают покупателей. В профессиональной среде такие точки продаж называются дарксторами.

«Самые популярные продукты — пятилитровые бутылки с водой и бананы», — говорит директор одного даркстора Шерзод Мукарамов.

Он тоже часто делает заказы через Яндекс.Лавку.

«Когда не хочу идти за хлебом, устал. Или когда сижу вечером, смотрю телевизор и вдруг захотелось перекусить. Через 15 минут заказ уже доставят».

Яндекс — исключительное предприятие для России: без сильной государственной поддержки ему удалось найти миллионы клиентов.

Шулейко говорит, что Яндексу удалось развить услуги, которые экономят время клиентов. Можно сказать, что Яндекс борется с неэффективностью. Например, Яндекс обновил московскую систему такси, которая раньше была настолько негибкой, что многие пользовались нелегальными такси.

Развитию компании помогают размеры Москвы. В столице живут около 13 миллионов человек, и они привыкли пользоваться цифровыми услугами.

«Для Лавки особенно важна высокая плотность населения. Важна не численность населения, а сколько человек проживает в 10 минутах от магазина. А Москва для таких требований подходит идеально», — считает Шулейко.

Разработанные в Москве услуги выходят и на зарубежный рынок. Например, в Хельсинки уже два года работает служба такси Янго.

Финская пресса писала об опасности разглашения персональных данных, получаемых Янго. Сбор персональных данных — предмет беспокойства и в России, где власти стремятся усилить контроль над использованием интернета.

В 2019 году Яндекс внес изменения в свою систему корпоративного управления. По сути, Яндекс предоставил Кремлю право вето на крупные транзакции и два места в совете директоров. Так компания будет соблюдать требования по ограничению доли иностранных владельцев компании.

Кремль обосновал произошедшее заботой о защите персональных данных россиян. Значительное количество акционеров Яндекса — иностранцы. Кремль заявил, что не хочет, чтобы данные и сама компания ушли за рубеж.

Эта новость взволновала многих россиян. Яндекс попытался успокоить своих клиентов, заверив, что Кремль и органы безопасности не будут оказывать влияние на его работу.

Разрастаясь, Яндекс подвергался и другой критике.

Таксисты жаловались на то, что компания конкурирует с другими службами по заказу такси за их счет и вдобавок берет с них большую комиссию. Некоторые рестораны тоже критикуют службу доставки Яндекса за большую комиссию. В 2019 году разгорелся большой скандал из-за условий работы курьеров: возможной причиной смерти одного молодого курьера назвали переработку.

«Я тоже отношусь к Яндексу неоднозначно. Как клиент я довольна, как предприниматель — нет», — рассуждает Сонкина уже как владелец кафе недалеко от центра Москвы.

По ее словам, кафе платит за заказы через Яндекс.Еду комиссию 35%. Это много. Правда, с другой стороны, это легче, чем организовывать собственную курьерскую службу, и заодно работает как реклама.

«Яндекс стал монополией. Он везде. Его все знают. Даже курьеры — ходячая реклама».

Ресторанам уже сложно существовать вне Яндекса.

Даниил Шулейко не покупается на разговоры о монополии. До пандемии на заказы через Яндекс приходилось около 5% от выручки ресторанов, говорит он.

«Мы лишь занимаемся услугами, которые требуются людям. А они потом решают, что они хотят».

По словам Даниила Шулейко, сейчас таксисты отдают компании меньше 10%, рестораны платят от 0 до 30%. Комиссия для курьеров остается на таком уровне, что курьеров у Яндекса достаточно.

Вечером Дарья Сонкина собирается после работы домой. Она вновь становится клиентом и достает телефон. Самое время найти машину через Яндекс.Драйв.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.