Получить некоторые лекарства в России — настоящее чудо.

В конце января у 38-летней Наталии Вихаревой диагностировали рассеянный склероз, но необходимый препарат «Окревус» она получила только спустя полгода борьбы.

Рассеянный склероз — заболевание центральной нервной системы, которое проявляется, в том числе, в нарушении двигательных функций. «Окревус» замедляет развитие болезни.

Преподаватель английского Наталия Вихарева обратилась к врачу в начале года из-за постоянной усталости. Она не могла пройти больше двух километров.

Диагноз наконец поставили, однако дальнейшие события потрясли Вихареву. Врачи один за одним отказывались выписывать ей рецепт под самыми разными предлогами.

Раньше Наталия Вихарева редко ходила по врачам и не нуждалась в лекарствах, так что ситуация ее удивила.

«Оказалось, это большая проблема для всех людей с рассеянным склерозом. Лекарство просто так не дают», — рассказывает Вихарева по телефону из Санкт-Петербурга.

Этой осенью в России наблюдаются большие проблемы с доступностью лекарств. Как сообщают российские СМИ, в разных частях страны не хватает антибиотиков, препаратов для лечения онкологических заболеваний и лекарств для борьбы с covid-19.

Проблема с доступностью лекарств есть во всем мире. Например, летом 2019 года в Финляндии писали об отсутствии в аптеках некоторых противозачаточных средств.

Лекарств может не быть по многим причинам. В том числе и в России.

Во время эпидемии коронавируса спрос на лекарства возрос. Многие больницы заполнены пациентами с коронавирусом, и для лечения на дому врачи выписывают антибиотики. Запасы аптечных складов истощаются.

Также россияне начали активно приобретать лекарства. Согласно одному Телеграм-каналу, в ноябре все начали скупать антибиотики как «гречку в марте». По сравнению с осенью 2019 года, спрос на антибиотики вырос в шесть раз.

Поставки лекарств в аптеки застопорились из-за новой государственной системы сертификации. Так государство хочет бороться с подделками медикаментов, однако внедрение системы затягивается.

Недавно петербургская интернет-страница «Фонтанка» написала об одном случае, когда в аптеках города были необходимые лекарства, но без сертификации их нельзя было продать.

Падение курса рубля тоже сказалось на рынке лекарств. Российские производители используют во многих лекарствах иностранное сырье, стоимость которого возросла. Производители не получают за свои лекарства рыночную стоимость, потому что у российского Министерства здравоохранения есть перечень «жизненно необходимых и важнейших лекарств». На них назначается низкая цена, чтобы они были всем по карману.

В конце октября 30 российских благотворительных организаций отправили президенту и премьер-министру открытое письмо, в котором рассказывалось о катастрофической ситуации с онкобольными. Как сообщили организации, проблемы с доступностью препаратов могут привести к гибели тысяч людей и кризису в российской сфере лечения онкологии.

Российское руководство реагирует на нехватку лекарств, повторяя фразу «ситуация недопустима». В последний раз ее озвучил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Главная проблема дефицита лекарств — деньги. Для лечения рассеянного склероза Наталии Вихаревой нужен иностранный препарат, годовая доза которого стоит в России 1,5 миллиона рублей (больше 16 тысяч евро). Вихарева должна была получать лекарство бесплатно от города, но, по ее словам, администрация отказалась его покупать.

«Если бы они купили лекарство всем болеющим в городе, вышла бы приличная сумма», — говорит Наталия Вихарева.

Поскольку самостоятельно получить рецепт было невозможно, Вихарева обратилась в прокуратуру, руководство Северо-Западного федерального округа и организацию по поддержке пациентов.

В итоге ей удалось получить лекарства через прокуратуру. После первого приема препарата усталость ушла, зрение улучшилось. Наталия Вихарева гарантированно получит лекарство повторно в начале 2021 года, у нее уже есть рецепт.

Организациям по поддержке пациентов регулярно приходится бороться за медикаменты. Руководитель Пациентской организации по первичному иммунодефициту Юлия Захарова говорит, что многие ее клиенты сильно нуждаются в иностранных препаратах.

Нехватка иммуноглобулина, необходимого для лечения болезни, наблюдалась еще до эпидемии коронавируса, но осенью ситуация обострилась. За последние годы импорт иностранных продуктов в Россию снизился в целом. Некоторые фирмы ушли с рынка.

«Политика государства в вопросах импорта и ограничения сказывается на доступности лекарств. Отечественные лекарства не могут конкурировать с соответствующими иностранными товарами. Грустно, но факт», — говорит Захарова по телефону.

По мнению Юлии Захаровой, государство мало заботится об интересах пациентов. Она говорит, что сами пациенты иностранные лекарства не требуют — их выписывают врачи, работающие в государственных клиниках.

Захарова считает, что активность пациентских организаций и давление общества принесли результаты. Политику закупки лекарств удалось изменить.

«Пациент в итоге получает выписанные ему лекарства, но на это может уйти время, — говорит Захарова. — Для этого требуется упорство, знания и поддержка».

Наталия Вихарева возмущена тем, что ей пришлось ждать лекарство так долго. Для нее это было унизительно. Словно неприятного неизлечимого заболевания ей было недостаточно.

«Мы платим налоги, выбрали именно это руководство. Почему власти о нас не заботятся?— возмущается Вихарева. — Как может не хватать денег на сокращающееся население своей страны?»

Весной министр финансов Антон Силуанов заявил, что в бюджет будут выделены дополнительные средства на здравоохранение и борьбу с коронавирусом, но он не признал, что сектор здравоохранения финансируется недостаточно.

Собирать деньги на лечение больных родственников в интернете — уже привычная для России история. По мнению Вихаревой, за последние пять лет число таких публикаций в интернете только возросло.

«Никогда бы не поверила, что однажды я окажусь в числе тех людей, которым нужна помощь, но которые не могут получить ее от наших властей».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.