К настоящему моменту вы все уже успели восхититься провалом, лицемерием и роскошной бородой (в смысле растительностью на лице, а не тем, что слово «борода» значит на сленге геев) депутата Европарламента от Венгрии Йожефа Сайера (József Szájer), которого полиция задержала вместе с еще 20 его приятелями, когда они отрывались со спущенными штатами на гей-вечеринке в центре Брюсселя — вечеринке, которая нарушала введенный властями комендантский час.

Поздравляю всех тех, кто, услышав новости об аресте депутата Европарламента, который полз по крыше здания, испачканный в крови и, как сообщает бельгийская прокуратура, с таблеткой наркотиков в рюкзаке, подумал: «Ручаюсь, что это убежденный консерватор, который за свою политическую карьеру не раз посягал на права ЛГБТК-сообщества».

Прошу заметить, что вам также следует восхититься мужеством всех тех, кто решил поучаствовать в секс-вечеринке, устроенной в непосредственной близости от крупного полицейского участка. «Полицейские ворвались, требуя предъявить документы, а на нас даже нижнего белья не было», — рассказал мужчина, организовавший вечеринку, в интервью местной прессе.

Но на этой неделе Сайер оказался далеко не единственным человеком, нарушившим закон ради слишком тесного контакта с другими. Французская полиция нагрянула с рейдом в один из клубов в Сен-Мор-де-Фоссе под Парижем, потому что на посетителях этого клуба не было масок (вероятно, одежды на них тоже было немного). Владелец клуба рассказал местным СМИ, что его заведение проработало всего несколько часов после того, как впервые с конца марта его вновь открыли, — весной оно не попало в список заведений «первой необходимости».

Очевидно, локдауны пробуждают в людях сексуальную озабоченность. В этом году кандидат в мэры Парижа Бенжамен Гриво (Benjamin Griveaux) продемонстрировал свою «Эйфелеву башню» в видео, которое позже попало в сеть в рамках скандала, названного «мастургейтом». Что интересно, человеком, выложившим это видео в сеть, оказался российский художник и провокатор Петр Павленский, который однажды прибил свои гениталии гвоздем к брусчатке на Красной площади.

Потом был журналист Джеффри Тубин (Jeffrey Toobin), которого уволили из журнала The New Yorker за то, что он мастурбировал во время рабочего видео-звонка.

А последний раз, когда в Брюсселе вводили комендантский час — не в связи с коронавирусом, а после терактов в Париже в конце 2015 года, — поступили сообщения, что солдаты и полицейские устроили оргию, пока их коллеги ловили подозреваемых в терроризме.

Тогда местная пресса сообщила, что восемь солдат и две сотрудницы полиции совершали развратные действия в полицейском участке в Гансхорене, который был переделан под импровизированную казарму для солдат, патрулировавших улицы бельгийской столицы после введения правительством режима чрезвычайного положения.

В начале января 2016 года представитель полиции сообщил бельгийским СМИ, что никакой оргии не было, а офицеры просто пили алкоголь, провожая увольняющегося коллегу. Последний раз, когда я увольнялся с работы, я получил ваучеры Amazon — а не восемь солдат, стоявших по стойке смирно.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.