Немцы оккупировали Чехословакию в марте 1939 года. Однако еще раньше французы и англичане поняли, что нужен оборонный пакт для того, чтобы ограничить территориальные притязания Германии после захвата ей Австрии и Судетской области в Чехословакии (очевидно, автор имеет в виду заключенный в 1938-м году так называемый Мюнхенский пакт, получивший в советской прессе название Мюнхенского сговора из-за сдачи им Чехословакии на милость Гитлера — прим. ред.). И французы, и англичане прекрасно понимали, что в конфликте с Берлином позиция Советского Союза играла ключевую роль.

Англичане и французы пытались использовать глубокую идеологическую враждебность, которая существовала между СССР и нацистской Германией. Ведь Гитлер лично подписал «Антикоминтерновский пакт» (соглашение между нацистской Германией и режимами фашистской Италии и Японии, ставшее основой фашистской "оси" во время Второй мировой войны — прим.ред.). Кроме того, Лондон и Париж надеялись на экономическое соглашение Франции и СССР от 1935 года, благодаря которому, как они надеялись, будут развеяны подозрения Советского Союза в отношении капиталистических стран. Они хотели заключить соглашение с Иосифом Сталиным для того, чтобы гарантировать независимость Польши. (Весьма спорное утверждение, польское руководство в 1938 году отказалось пропустить через свою территорию советские войска, которые руководство СССР хотело перебросить на помощь Чехословакии. Вряд ли Лондон и Париж были настолько наивны, чтобы склонять СССР к помощи Польше, зная о взаимном недоверии Польши и СССР в тот период. Это недоверие является хорошо документированным фактом — прим. ред.).

Однако англичане и французы недооценили особенности Берлина и Москвы. И СССР, и Германия не придерживались традиционных правил дипломатии и готовы были пойти на любые компромиссы ради политической выгоды.

Сближение СССР и Германии

Трудно сказать, кто сделал первый шаг, однако, выступая перед активом КПСС за несколько дней до оккупации Германией Чехословакии Иосиф Сталин заявил: «Серьезные идеологические и внутриполитические противоречия не должны быть препятствием для практического сотрудничества между двумя государствами». На основании этих слов утверждаем, что Советский Союз рассматривал возможность улучшения отношений с Германией.

Германия медлила с ответом, однако в результате согласилась. В апреле 1939 года Адольф Гитлер выступил с речью в рейхстаге, в которой осуждал пакт о ненападении с Польшей от 1934 года. Он отмечал, что соглашение не соответствует гарантиям, которые англичане предоставляли Варшаве в случае нападения.

В том своем выступлении Адольф Гитлер не только не нападал на СССР, как обычно, но даже не упомянул Советский Союз. Никто не знал, что дипломатические делегации среднего звена обеих стран проводили неофициальные встречи, на которых обсуждали, как можно улучшить политические отношения.

Следующий ход сделала Москва. На посту наркома иностранных дел интернационалиста еврейского происхождения Максима Литвинова сменил националист и провинциал Вячеслав Молотов, который доказал свою верность Иосифу Сталину. Смена главы внешнеполитического ведомства (тогда — Наркомата иностранных дел — прим. ред.) означала, что больше не было препятствий для развития отношений с Германией.

СССР и Германия начали активно сотрудничать в тайне от французов и англичан

Франция и Англия боялись, что может измениться курс внешней политики советского государства, из-за чего переговоры оказались бы в тупике. Они решили ускорить процесс, несмотря на то, что Вячеслав Молотов мешал им, находя тысячи оправданий. В результате в июле стороны достигли принципиальной договоренности.

Однако втайне от французов и англичан СССР расширял контакты с Германией. Вячеслав Молотов встречался с послом Германии пять раз. Как отметил на одной из встреч посол, если Советский Союз воздержится от вмешательства во внутренние дела страны (очевидно, речь шла о подпольном коммунистическом сопротивлении в Германии), то все вопросы между СССР и Германией могут быть предметом переговоров. Выражение "подлежит обсуждению" у дипломатов означает предложение мира.

Сам Риббентроп дал понять, что был готов поехать в Москву на переговоры для обсуждения всех спорных тем. Вячеслав Молотов позитивно воспринял эту новость. Несмотря на то, что советская сторона не назначила дату встречи, единственное условие заключалось в том, чтобы на переговорах представитель Германии имел все полномочия для достижения соглашения.

В разгар переговоров

В августе 1939 года Адольф Гитлер направил телеграмму Иосифу Сталину с просьбой принять немецкого министра. Кроме того, фюрер заявил о намерении напасть на Польшу и желании заключить соглашение с СССР, которое позволило бы определять внешнюю политику Германии. То есть Адольф Гитлер предложил разделить Восточную Европу на сферы влияния. (Содержание этой телеграммы, если она и существовала, никогда не публиковалось ни в России, ни в Германии. Оставим это описание содержания телеграммы на совести испанского автора — прим. ред.)

Для Иосифа Сталина такое предложение было очень заманчивым. Фюрер был уверен, что нападение на Польшу не приведет к масштабной войне, а вождь народов считал, что соглашение с Германией поможет сдержать любую реакцию Франции и Англии.

На следующий день Иосиф Сталин направил Адольфу Гитлеру телеграмму, в которой согласился принять Риббентропа. С этого момента события развивались стремительно, потому что немцы хотели заключить соглашение до начала кампании, первоначально запланированной на 26 августа. Так министр иностранных дел Германии, не успев подготовиться к встрече, направился в Москву ночью 22 августа. Риббентроп писал свою речь прямо в самолете.

Соглашение подписали 23 августа. Договор о ненападении сроком на десять лет с возможностью продления подписали два министра под бдительным присмотром Сталина. Согласно секретному протоколу к договору, граница интересов должна была проходить по рекам Нарев, Висла и Сан. Литва входила в сферу интересов Германии, а Эстония, Латвия, Финляндия и Бессарабия — СССР. Без ведома Польши страну поделили еще до того, как завоевали.

24 августа Риббентроп отправился в Берлин. Перед этим немецкий министр заявил без обиняков, что Антикоминтерновский пакт направлен не против СССР, а против западных плутократий. На такой реверанс, произнося последним тост на банкете, вождь народов ответил: «Я знаю, как сильно немецкий народ любит своего фюрера, и потому хотел бы выпить за его здоровье».

Когда о соглашении стало известно, все были шокированы. Германия и Советский Союз пытались представить дело так, что соглашение — проявление политического реализма, способствующее делу мира. Однако Франция и Англия поняли, что их обманули, и прекратили переговоры, а Польша, оказавшись между двух огней, приготовилась к самозащите.

С этого момента немецкая пресса перестала критиковать СССР, в ответ Коминтерн призвал подвластные ему коммунистические партии прекратить критику национал-социалистов и их соратников.

Несмотря на соглашение с Германией Париж и Лондон не объявили войну Москве

Через девять дней после подписания договора в Москве Германия напала на Польшу. Эта кампания переросла в мировую войну и противостояние с Францией и Англией. Несмотря на соглашение СССР с Германией, Париж и Лондон тогда не объявили войну Москве. Вскоре вермахт и Красная Армия встретились в Брест-Литовске. Пакт Молотова-Риббентропа сработал отлично.

Обе стороны соблюдали соглашение. Когда кампания подходила к концу, министры обеих стран вновь встретились в Москве, чтобы составить секретный протокол. Адольф Гитлер прикрыл себе тыл на востоке и мог открыто противостоять западным державам.

У Иосифа Сталина был тоже свой план под названием «Финляндия». После провала переговоров о компромиссе по советско-финской границе, в ноябре 1939 года советские войска напали на Финляндию. В соответствии с протоколом, подписанным в Москве, Германия не только поддерживала нейтралитет, но и тайно оказывала помощь советским войскам. (Насчет поддержки Германией советских войск в Финляндии — это ни на чем не основанное утверждение. Германия в те годы была союзником Финляндии, через короткое время, в 1941-м году Германия и Финляндия вместе напали на СССР — прим. ред.).

За несколько месяцев немецко-советские отношения никак не поменялись. В то время как Германия захватила Данию, Норвегию, Бельгию, Голландию и Францию, СССР оккупировал Эстонию, Латвию и Литву. Ситуация начала меняться в июне 1940 года. Советский Союз потребовал от Румынии уступить не только Бессарабию, но и Буковину. Такое требование не было согласовано с Германией.

Адольф Гитлер оказал давление на Бухарест, и за два дня Москва присоединила эти территории, однако фюрер остался недоволен. Такой поступок Иосифа Сталина он посчитал предательством. Адольф Гитлер был обеспокоен тем, что советские военно-воздушные силы теперь находились всего в 30 минутах от румынских нефтяных скважин в Плоешти, откуда немцам поставляли большую часть нужного им для войны топлива.

Отношения Германии и СССР начали портиться и со стороны Москвы. Проблемы появились после подписания Тройственного пакта Германии, Италии и Японии в сентябре, а также после того, как Адольф Гитлер предоставил гарантии Румынии, точнее тому, что от нее осталось.

Отношения настолько ухудшились, что Риббентроп предложил Иосифу Сталину направить Вячеслава Молотова в Берлин, чтобы развеять все сомнения. На самом деле тогда Адольф Гитлер уже заявил Генеральному штабу, что собирается напасть на Советский Союз.

Ни Молотов, ни Сталин не думали, что на СССР может напасть союзник

Встреча состоялась в ноябре. Казалось, что она прошла в дружественной атмосфере. На самом деле встреча была напряженной и холодной. Риббентроп предложил СССР выход к Персидскому заливу и Индийскому океану, так как Англия была «повержена». Предложение было соблазнительным, однако оно однозначно подразумевало то, что СССР выбывал из раздела Европы.

Во время переговоров сирены объявили о бомбардировке англичан, поэтому дипломаты обеих стран были вынуждены быстро уйти в укрытие. Вячеслав Молотов саркастически и грубо спросил коллегу: «Разве Вы не говорили, что англичане повержены?» Риббентроп не знал, что ответить.

Как и ожидалось, во время переговоров не удалось прийти к соглашению, однако Вячеслав Молотов даже подумать не мог, что на СССР может напасть союзник. (Так в тексте, на самом деле ни в одном официальном документе СССР и нацистская Германия не называли себя союзниками — прим. ред.) Не верил в нападение Германии и Иосиф Сталин, несмотря на предупреждения британской спецслужбы и информацию своих разведчиков.

В декабре Адольф Гитлер подписал директиву, ставшую первым вариантом операции «Барбаросса». Так называлась самая крупная военная операция Второй мировой войны, положившая начало нападению Германии на Советский Союз. Операция «Барбаросса» стала самой страшной и жестокой кампанией за всю историю Второй мировой войны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.