Новости о московских протестах тревожат Марью Маннинен (Marja Manninen).

«Это протестное движение началось еще когда я работала в Москве корреспондентом. Происходящее сейчас — продолжение того периода», — говорит Маннинен.

Марья Маннинен проработала корреспондентом Yle в Москве пять лет начиная с 2010 года. Она начала следить за событиями в России и бывшем СССР еще несколько десятилетий назад, когда работала в городе Лаппеенранта недалеко от границы с Россией.

Сейчас, будучи пенсионером и неофициальным лицом, Маннинен переживает не только за российских демонстрантов, но и за работающих в России представителей СМИ.

«Протестующие россияне берут на себя огромный риск, ведь в протестах может произойти что угодно. Людей задерживают произвольно, в худшем случае можно погибнуть или пострадать», — говорит Маннинен.

Задержанные или арестованные протестующие могут лишиться права голоса, семьи или работы. Можно даже потерять желанное место учебы.

Срок ареста или тюремного заключения может быть очень большим.

«Так уже происходило во время подавления протестных движений 2011-2012 годов. В митингах участвует много молодых людей, так что речь идет об их будущем», — рассказывает Марья Маннинен.

Большой риск

Протесты по всей России освещают многие российские и иностранные журналисты и фотографы. Происходящее опасно и для них.

С наибольшим риском сталкиваются русские журналисты и фотографы, работающие в иностранных информационных агентствах.

«Например, фотографу нынешнего корреспондента Yle в Москве Эркки Микконена (Erkka Mikkonen) пришлось прочувствовать на себе удары дубинок и задержание. В этой ситуации аккредитация российского МИДа ни на что не повлияла», — рассказывает Марья Маннинен.

Маннинен напоминает, что иностранные корреспонденты работают в стране всего несколько лет, а местные журналисты остаются в России.

«Для них работа в иностранном агентстве — серьезный риск».

Работая корреспондентом Yle в Москве, Марья Маннинен запомнила на плакатах тех небольших митингов число 31. Это отсылка к статье 31 Конституции, которая гарантирует россиянам право «собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование».

«У людей в принципе должны быть возможность и право высказывать свое мнение, но после волны протестов, начавшихся в 2011 году, все предписания были ужесточены, и провести акцию без специального разрешения нельзя».

Документальный фильм о дворце

Марья Маннинен рассказывает, что следила за действиями Алексея Навального еще в годы своей работы в Москве. Многие россияне запомнили участие Навального в националистических мероприятиях.

«Аудитория Навального увеличилась и пополнилась молодежью, когда он начал проводить исследования, посвященные коррупции, и стал доказывать, что Владимир Путин — вор».

Маннинен считает, что Кремль услышал голос Навального еще тогда, но не обратил на него внимания.

«Путин был уверен, что Навальный и другие протестующие ему не помеха».

Когда три недели назад восстановившийся после отравления оппозиционер Алексей Навальный вернулся из немецкой больницы в Москву, его сразу же задержали. В тот же момент команда Навального опубликовала в YouTube видео с обвинениями президента Владимира Путина в коррупции и участии в мутных сделках, связанных с работой Санкт-Петербургского морского порта.

В видео также рассказывается, что Путин владеет внушительным дворцом на берегу Черного моря площадью больше 17 тысяч квадратных метров.

Путин опроверг обвинения.

По мнению Марьи Маннинен, публикация видео именно в тот момент свидетельствует о том, как Навальный и его команда способны умело использовать соцсети.

«Опубликовать видео именно во время возвращения Навального в Москву было очень ловким ходом. Великолепный план, но посмотрим, что будет дальше».

Давние причины

Чтобы понять нынешнюю Россию, нужно вернуться к распаду Советского Союза и появлению России, что есть к концу 1991 года — началу 1992 года.

«Те, кто пытался тогда создать новую систему вместо СССР, потерпели неудачу. Результатом стала неразбериха и хаос», — рассказывает Маннинен.

Возвращаться в то время совсем не хочется. Россияне, которые помнят 1990-е годы, хотят сильного президента — то есть Путина.

«Они думают, что тогда Путин спас Россию от хаоса».

Маннинен считает столкнувшихся с хаосом 1990-х годов ядром группы, выступающей против Навального.

«По мнению противников идей Навального, демонстрации могут привести к хаосу как в 1990-е. Россияне хотят спокойствия и безопасности».

Владимир Путин пришел к власти уже больше 20 лет назад, в 2000 году. Это настолько большой срок, что за время его президентства уже успело вырасти новое поколение молодежи, у которого нет представления о жизни в 1990-е годы.

«Новое поколение видело на посту президента только Путина и недовольно его властью. Те из них, кто выходит на демонстрации, явно уверены, что им нечего терять. Они считают, что хуже быть не может. Поэтому они готовы идти на риск».

По мнению Марьи Маннинен, Путин остается у власти в том числе благодаря поддержке влиятельных лиц — олигархов.

«У Путина есть группа поддержки из олигархов. Кроме этого, он руководит всем силовым аппаратом — армией, полицией, силами безопасности и национальной гвардией. Пока этот союз существует, Путин будет оставаться у власти. Путин занимает очень сильную позицию».

Что предстоит в будущем?

Если протесты усилятся, президенту России Владимиру Путину стоит побеспокоиться, считает Маннинен.

Путин не может знать точно, насколько увеличилась поддержка Навального. Также Путин не знает, что произойдет, когда приговор Навального вступит в силу.

Марье Маннинен эта ситуация напоминает события в Белоруссии.

«Путин до сих пор даже не произнес имя Навального публично — так он пытается показать, что абсолютно безразличен к происходящему. Положение Путина начинает напоминать положение президента Белоруссии Александра Лукашенко. Он тоже знает, что теперь его поддерживает далеко не вся страна», — говорит бывшая корреспондент в Москве Марья Маннинен.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.