Берлин — Поспешная отмена Канцлером Германии Ангелой Меркель поспешно объявленного пасхального карантина была удивительной, даже шокирующей, учитывая ее всегда спокойное поведение. Еще более необычным прозвучало ее извинение, которое она принесла парламенту: «Это моя и только моя ошибка. Потому что, в конце концов, я как канцлер несу ответственность. Я глубоко сожалею об этом и прошу прощения у наших граждан».

Меркель была права, изменив курс. Предлагаемый локдаун, согласованный на продолжительной ночной конференции руководителей регионального правительства Германии, закрыл бы жизненно важные цепочки поставок и создал бы хаос в продовольственных магазинах перед внезапным закрытием. Эти действия могли бы стоить не только денег, но и жизней.

Немногие правительства были так откровенны как Меркель, в отношении своих ограничений. Во всем мире пандемия обнажила проблемы, с которыми сталкиваются демократии, когда они реагируют на сложные и быстро меняющиеся ситуации. Когда правительства вынуждены принимать такое множество решений, некоторые из них неизбежно будут казаться несправедливыми, ошибочными или и то, и другое.

Решения об ограничениях на поездки, правилах изоляции или приоритетности вакцин обречены на некоторую степень произвола. Все согласны с тем, что работники важных профессий должны быть освобождены от локдауна, но не все согласны с тем, как именно следует определять «важные профессии». Учителя являются важной профессией? Какие еще медицинские работники должны быть включены в этот список, помимо больничного персонала? Пластические хирурги могут выполнять косметические процедуры, но они также могут понадобиться после тяжелого несчастного случая. Все различия обязательно вызывают зависть и недоверие.

Политика в сфере поездок тоже может порождать абсурд, особенно когда делаются исключения для влиятельных людей и людей с хорошими связями. Например, Соединенное Королевство недавно ввело полный запрет на поездки, но исключило «важные» деловые поездки. Соответственно, некоторые в срочном порядке сочли необходимым присмотреть за недвижимостью за границей. Так родилась «лазейка Стэнли Джонсона», названная так в честь отца премьер-министра Бориса Джонсона, который этим оправдывал свою поездку в Грецию.

Еще большей проблемой являются прививки. Существуют веские основания для вакцинации жителей домов престарелых и лиц, ухаживающих за ними, поскольку пожилые люди особенно уязвимы, а вирус легко распространяется в жилых помещениях общего пользования. Но существуют также веские доводы в пользу вакцинации молодых и мобильных людей, которые с большей вероятностью будут масштабно перемещаться и потенциально могут стать супер-распространителями.

Главный вопрос заключается в том, каким образом следует делать такой выбор. Должны ли граждане за него голосовать или проводиться опросы общественного мнения? Такой подход просто мобилизовал бы одни демографические группы против других, поскольку каждый будет голосовать за свои собственные интересы. Еще больше усложняет ситуацию проблема сопутствующих заболеваний, которые часто являются решающим фактором того, окажется ли вирус смертельным. Наиболее распространенные из них — ожирение, высокое кровяное давление, астма и диабет — имеют разную степень тяжести и оказывают непропорциональное влияние на некоторые демографические группы. В некоторых штатах США нынешние и бывшие курильщики (практически не относящиеся к группе повышенного риска) могут оказаться в начале списка.

Столь же тяжело провести быструю оценку сложных научных данных, особенно когда оказывается такое большое давление на то, чтобы как можно быстрее увеличилось производство и внедрение безопасных и эффективных вакцин. Сомневаться в их безопасности — означает вызывать скептицизм и сопротивление вакцинации. Еще одна недавняя ошибка Германии заключалась в приостановке вакцинации AstraZeneca-Oxford как раз тогда, когда начиналась третья волна пандемии.

Демократические правительства также несут дополнительное бремя борьбы с прошлыми ошибками. Попытка Нью-Йорка освободить места в больницах, отправив инфицированных стариков в дома престарелых, оказалась основной причиной первоначального всплеска смертности (органы здравоохранения Великобритании пошли по тому же пути). Когда виновные, а именно губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо, похоже, покрывают свою ошибку, они тем самым дискредитируют правительство в целом. Неудивительно, что пандемия углубила разногласия и посеяла еще большее недоверие к основополагающим принципам демократии.

Простых ответов не существует. Но кризис covid-19 может дать два обобщающих урока. Во-первых, чем больше система основана на правилах, тем надежнее она справляется с критикой. Локдауны, основанные на четких заранее установленных критериях, являются простым способом сдержать не только вирус, но последующие обвинения и цинизм.

Во-вторых, проблема нехватки вакцин и несправедливое распределение наиболее очевидным образом может быть решена путем увеличения производства количества доз. С изобилием приходит терпение — и меньше недовольства по отношению к тем, кто получает доступ раньше.

Конечно, государства не могут производить изобилие в одиночку. Чудо быстрой разработки вакцины зависело от участия значительного числа компаний в конкурентном процессе с четким набором стимулов. Другие компании сосредоточились на производстве противовирусных препаратов, и никто не знал, кто добьется успеха, а кто зайдет в тупик. Ни один государственный планировщик, руководствуясь простой интуицией, не мог бы сделать правильный выбор, обладая доступными на тот момент знаниями.

Правильный курс, воплощенный в операции Warp Speed в Соединенных Штатах, заключался в предоставлении федеральным правительством финансирования и предзакупочных соглашений для широкого диапазона экспериментальных работ, проводимых частным бизнесом.

Эти два подхода — основанная на правилах структура и стимулы для конкуренции — выглядят как классические ответы на старый вопрос о том, каким образом государства должны участвовать в сложных экономических и социальных процессах. Оба подчеркивают необходимость универсальности, а не дискреционных решений, которые неизбежно приводят к произвольным результатам. Чем больше приверженность принципам, тем меньше необходимость в безумных ночных политических дебатах или извинениях.

Гарольд Джеймс — профессор истории и международных отношений Принстонского университета и старший научный сотрудник Центра инноваций в области международного управления. Специалист по немецкой экономической истории и глобализации, является соавтором книги «Евро и битва идей», а также автором книг «Создание и разрушение ценности: цикл глобализации», «Крупп: история легендарной немецкой фирмы», «Создание Европейского валютного союза» и «Грядущая война слов».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.