После горячего уже подали торт и кофе, и тут гостей отеля «Сеурахуоне» почтил, наконец, своим появлением генерал Карл Маннергейм (Carl Mannerheim). Он сразу приметил знакомые лица — например, своего адъютанта Аксели Галлен-Каллела (Akseli Gallen-Kallela, также — известный финский художник, прим. пер.).

Неподалеку от отеля виднелось все еще не достроенное здание железнодорожного вокзала. Его архитектором был Элиель Сааринен (Eliel Saarinen). Полтора года назад Маннергейм присутствовал на торжественной церемонии начала строительства этого вокзала. Городской оркестр под управлением Роберта Каянуса (Robert Kajanus) исполнял тогда симфонию Жана Сибелиуса (Jean Sibelius) «Финляндия».

Теперь Маннергейм, Сааринен, Каянус, Сибелиус и десятки других представителей финской элиты собрались в центре Хельсинки — ради встречи с русским художником.

Илья Репин (1844-1930) был известен как художник-реалист и автор великолепных портретов. В начале XX века русский художник поселился в Куоккале (сейчас — Репино). После того, как Финляндия обрела независимость, он решил не покидать любимые «Пенаты».

В конце XIX века Илья Репин познакомился с Альбертом Эдельфельтом (Albert Edelfelt) и его картинами. Работы финских художников восхищали его. Весной 1920 года Репин подарил музею «Атенеум» коллекцию русской живописи, в которой были и его собственные работы. В сентябре того же года деятели культуры решили поблагодарить Репина и устроили в его честь торжественный ужин.

Представлявшие Общество художников Финляндии Вииви Вальгрен (Viivi Vallgren), Эльза Зиллиакус (Elsa Zilliacus) и Ханна Рённберг (Hanna Rönnberg) раздали присутствовавшим гвоздики, многие вставили цветок в петлицу. Почтенному гостю вручили букет роз.

Эйно Лейно (Eino Leino) прочел стихотворение, написанное в честь Репина. Поэт сравнил создателя «Бурлаков на Волге» с известной рекой: «Репин, мы любим тебя, Как Россия — Волгу!»

Различия во взглядах не портили веселый вечер. В свое время Илья Репин отнесся к творчеству Аксели Галлен-Каллела негативно. Будучи приверженцем реализма, он назвал манеру Галлен-Каллела, финского кумира, испытавшего влияние символизма «Мира искусства», «чудовищной». Такой вывод Репин сделал на основании одной работы Галлен-Каллела, увиденной в Москве. Позже он изменил свое отношение к финскому художнику и раскаивался в своих обидных словах.

Во время визита в Хельсинки Репин быстро набросал портрет Галлен-Каллела. В нем Илья Репин увидел тот же жизнерадостный типаж, что и у удалых казаков на его картинах. Этот портрет тоже был подарен «Атенеуму».

«Вот так мы пировали в Гельсингфорсе», — писал Илья Репин в письме, в котором он назвал вечер в отеле «Сеурахуоне» живой картиной. То торжество и правда стоило запечатлеть — получился бы групповой портрет представителей финской культуры, которая тогда была в самом расцвете.

На обратном пути на Карельский перешеек Репин начал размышлять о работе, и решил, что она заслуживает лучших материалов. Он заказал холст в Стокгольме, а краски — в Дюссельдорфе.

*

Полагают, что у противоположного края стола стоит скульптор Хильда Флодин (Hilda Flodin).

Хотя это может быть и Эльза Зиллиакус, тоже скульптор, делится с нами своими предположениями хранитель фондов музея «Атенеум» Тимо Хууско (Timo Huusko).

Репин тщательно прорисовал черты лица не всем героям картины. С помощью фотографий из номеров Hufvudstadsbladet и других старых газет Хууско удалось установить личности менее известных людей на картине. Человек, которого он поначалу принял за художника Ээро Ярнефельта (Eero Järnefelt), оказался его коллегой Альбертом Гебхардом (Albert Gebhard).

«А тот человек — возможно, Антти Фавен (Antti Favén)», — говорит Хууско и указывает на мужчину, курящего на заднем плане. Однако информации о том, что художник Фавен приходил на ужин в «Сеурахуоне», нигде нет. Слева стоит отец Туве Янссон (Tove Jansson), скульптор Виктор Янссон (Viktor Jansson).

*

Мы с куратором Тимо Хууско находимся на выставке работ Ильи Репина. Это крупнейшая выставка произведений Репина за пределами России. Больше 100 картин и десятки рисунков ждут снятия коронавирусных ограничений.

В конце августа произведения частично будут перевезены из Хельсинки в Париж.

У «Атенеума» и Репина — долгая общая история. Выставки Репина проводятся в музее с 1920-х годов. Выставку 1980 года, длившуюся пять недель, посетили более 70 тысяч человек.

Летом 1995 года выставка работ Репина проводилась в музее «Ретретти», несмотря на предварительные договоренности с «Атенеумом». В музее еще долго переживали из-за произошедшего, вспоминает Тимо Хууско. Из информации о выставке можно заключить, что «Атенеум» жаждал получить работы Репина 25 лет. Похоже, в 90-е «Атенеуму» так и не удалось провести собственную выставку.

Работа «Знаменитости Финляндии» впервые выставлялась в Хельсинки в ноябре 1922 года в галерее «Хёрхаммер». Редакция Suomen Kuvalehti сфотографировала картину: тогда ее композиция сильно отличалась от версии, оказавшейся на стене «Атенеума» в 1927 году.

Картина "Финские знаменитости"

В работе 1922 года Карл Маннергейм находится на заднем плане, на переднем плане — художник Пекка Халонен (Pekka Halonen). В старой версии мы смотрим на торжество глазами художника. Он в центре внимания, но на картине его нет. В измененной версии произведения Репин изобразил себя склонившимся к Маннергейму. Может быть, генерал переводит ему стихотворение, которое декламирует Эйно Лейно?

Илья Репин изобразил на стене зала портрет президента Каарло Стольберга (Kaarlo Ståhlberg, первый президент страны), чтобы напомнить о руководстве Финляндии того времени. На самом деле в отеле такого портрета не было.

Репин дорабатывал картину около семи лет, что сказалось на репутации «Знаменитостей Финляндии». Художник отнесся к этому с самоиронией: мол, хранители коллекций «Атенеума» отказывались брать незаконченное произведение.

Репин был перфекционистом, но в этот раз ему пришлось поступиться принципами. Привыкший к запечатлению моделей с натуры художник приглашал известных финских деятелей к себе в Куоккалу, но многие просто прислали свои фотографии.

*

Илья Репин любил искусство сильнее, чем людей и хорошие дела. Время, проведенное за рисованием, и размышления о новых сюжетах для картин были лучшим временем в его жизни. Работа с красками заставляла Репина забывать обо всем на свете.

Илья Репин — сын военных поселенцев. Он родился в украинском Чугуеве. Когда двоюродный брат подарил ему акварельные краски, он стал все свое время проводить за рисованием.

В десять лет Репин поступил в школу топографов, потому что у чертежников были лучшие краски и бумага. В подростковом возрасте он стал учеником иконописца. Вскоре призвание привело его в Санкт-Петербург — сначала в вечернюю рисовальную школу, а затем и в Академию художеств.

В 1860-е годы студенты Академии выступили с протестом против своих профессоров и ректора. Молодежь хотела отойти от античных идеалов и мечтала развивать реалистическую живопись.

«Да, вот она, жизнь, это не чета старым выдумкам убогих старцев», — сказал молодой художник Федор Васильев в 1868 году, увидев акварельный набросок Репина. Бурлаки тянули за собой тяжело нагруженное судно. На эскизе были также изображены господа в летних праздничных нарядах.

Откровенный Васильев заявил, что на картине должны были быть только бурлаки: «чем проще будет картина, тем художественнее».

«Бурлаки на Волге»

Приятели отправились на лето к верховьям Волги, чтобы рисовать бурлаков и наблюдать за их работой. Делать эскизы было нелегко: некоторые из бурлаков боялись, что продадут душу антихристу, если будут изображены на бумаге или холсте.

В изображении тяжелого примитивного труда было назидание обществу. Однако крепкие бурлаки и сами были очень интересными и сильными людьми.

«Должен сознаться откровенно, что меня нисколько не занимал вопрос быта и социальных договоров бурлаков с хозяевами», — вспоминал Репин в своей автобиографии «Далекое близкое».

В 1958 году финский карикатурист Кари Суомалайнен (Kari Suomalainen) принял участие в международном конкурсе с работой, в которой на месте бурлаков были страны народной демократии Восточной Европы, тянущие советское судно. Президенту Финляндии Урхо Кекконену (Urho Kekkonen) и министру иностранных дел Финляндии Йоханнесу Виролайнену (Johannes Virolainen) эта идея забавной вовсе не показалась — особенно после того, как карикатура получила признание в США. На Западе тоже были знакомы с «Бурлаками на Волге».

Представленная на нынешней выставке работа в последний раз была в Финляндии в 1976 году. Тогда она тоже выставлялась в «Атенеуме». Сейчас с классикой реализма соседствует самая сказочная работа Ильи Репина «Садко».

*

Самый известный в Финляндии представитель русского искусства хотел, чтобы его похоронили в Финляндии, во дворе его усадьбы «Пенаты». Пенаты — покровители домашнего очага в древнеримской мифологии.

В последний раз Илья Репин был в России в 1917 году. Перемены происходили быстрее, чем художник успевал заканчивать свои новые проекты. Однажды он начал писать портрет председателя Временного правительства Александра Керенского в Зимнем дворце. Когда портрет был закончен, Керенский уже не занимал этот пост.

В 1917 году Репин написал новую версию «Бурлаков на Волге» с идеологическим названием «Быдло империализма». Художник был сторонником демократии и симпатизировал революционным идеям, но симпатии развеялись, когда к власти пришли большевики.

Илья Репин так и не согласился уехать из Финляндии, хотя представители СССР предлагали ему почетное звание народного художника и проводили в начале 1920-х годов в Москве и Петербурге большие выставки его работ. Когда Репина спрашивали, скучает ли он по России, он отвечал, что России больше нет.

Вместе со своей гражданской женой Натальей Нордман художник построил в Куоккале свое собственное маленькое государство. В начале 1900-х годов супруги жили в своей усадьбе яркой и в то же время упорядоченной жизнью — со строгим вегетарианским рационом и танцами под граммофон.

Проектированием "одомашненных" пристроек занимался сам Репин

По средам в «Пенатах» был день открытых дверей, Илья Репин и Наталья Нордман принимали гостей. В остальные дни Репин занимался живописью, а Нордман — писательством. Пара организовала собственный летний театр «Прометей» — для постановки пьес Нордман.

Идейным вдохновителем пары был писатель-философ Лев Толстой, друг Ильи Репина, портреты которого он неоднократно писал. Однако аскетичного крестьянского образа жизни Толстого Репин не понимал.

В 1891 году Илья Репин наблюдал в Ясной Поляне, как интеллектуал-дворянин много часов подряд пашет поле. Его усердие не произвело должного впечатления на проходивших мимо крестьян. «И странное дело: я никогда в жизни не видел яснее выраженной иронии на крестьянском простом лице, как у этих проходящих», — вспоминал художник.

Наталья Нордман скончалась от туберкулеза в 1914 году. Позже дочь Репина Вера и сын Юрий переехали в Куоккалу, чтобы заботиться о пожилом отце.

Завещание было составлено в Куоккале 20 августа в 1927 году. Илья Репин разделил собственность поровну между четырьмя своими детьми.

Художник завещал «Знаменитостей Финляндии» правительству Финляндии на том условии, что художника похоронят на холме в его усадьбе. Произведение стало государственной собственностью. Сейчас изучается вопрос передачи картины в постоянную экспозицию «Атенеума».

Вера и Юрий Репины жили в усадьбе вплоть до самой войны. Куоккала стала российской территорией и была переименована в Репино — в честь своего знаменитого жителя.

Юрий Репин тоже был художником, его работы выставлялись в Финляндии вместе с работами отца. В последние годы жизни обеспечить себя своими и унаследованными работами ему было непросто. В 1954 году Юрий выбросился из окна четвертого этажа дома Армии спасения в Хельсинки.

*

В 2013 году российское министерство культуры получило открытое письмо религиозной организации.

Активисты требовали, чтобы из московской Третьяковской галереи убрали картину Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года», потому что она оскорбляет русских и является искажением истории. Директор Третьяковской галереи Ирина Лебедева выдержала давление и не согласилась убрать произведение.

Илья Ефимович Репин «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года» (1885)

В мае 2018 года посетитель музея Игорь Подпорин в состоянии алкогольного опьянения ударил по картине металлическим столбиком ограждения: он не верил, что Иван Грозный мог убить своего собственного сына. Осколки защитного стекла повредили полотно в трех местах.

Эта работа, написанная после убийства Александра II, вызвала агрессивную реакцию в Петербурге еще в 1880-е годы. Картину запретили на государственном уровне, а все художественные выставки с тех пор было предписано проверять перед открытием.

В 1913 году картину разрешили выставить в Москве. Молодой иконописец Абрам Балашов бросился на картину и исполосовал лица Ивана Грозного и его сына ножом. Репин приехал восстанавливать картину.

Записи Репина того периода были найдены в архивах Третьяковской галереи во время подготовки к новой реставрации в 2018 году.

«Царь был жертвой своего же насилия, это вызывает ужас и в то же время жалость», — написал профессор Дэвид Джексон (David Jackson) в книге отзывов музея «Атенеум». Нынешние почитатели Ивана Грозного вряд ли разделяют такие взгляды.

Работа «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года» была бы выставлена в Финляндии наряду с другими картинами, если бы восстановление пострадавшего от вандала полотна не было таким медленным и кропотливым процессом.

Это не безнадежное дело, но очень трудное, говорит Тимо Хууско.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.