Друзья, собратья, американцы! Не славить пришел я Колумба, а хоронить.

В знаменитой речи у Шекспира Марк Антоний говорит о «тяжком грехе» властолюбия Юлия Цезаря и благородстве его друга и убийцы Брута. Но затем сам же Антоний опровергает обвинения в адрес Цезаря, ловко и ядовито напоминая собравшейся толпе о его заслугах и расположении к римскому народу — и об их ответной любви.

Я сомневаюсь, что буду столь же убедителен насчет Колумба, который творил великие дела и удостоился национального праздника, но не могу не высказать то, что считаю правдой. Его невероятные исследовательские подвиги — заслуга личных качеств, которые американцы прежде единогласно находили достойными восхищения. Подгонять исторических личностей под современные стандарты морали — антиисторический метод политического контроля. Он напоминает ту псевдоисторию, что преподавали в Советском Союзе во времена моей юности.

Мои самые ранние воспоминания об отце связаны не с шахматами, а с тем, как он подарил мне глобус и как мы вместе читали биографии великих исследователей, — их написали авторы вроде Стефана Цвейга, а не коммунистическая пропаганда. Поэтому я был готов мыслить критически, когда в советских учебниках по истории эти люди выставлялись начинающими империалистами, которые эксплуатировали туземцев точно так же, как их потомки капиталисты — пролетариат. Поэтому я и теперь готов, когда те же избитые клише твердят уже западные левые.

Можно сказать, что годами лавировать меж интриг испанского двора было подвигом ничуть не меньшим, чем пересечь Атлантику — тем более, что едва ли плавание пошло по плану. Колумб был целеустремленным, но дипломатичным, — эти качества пригодились ему в сношениях с коренными жителями Америки, когда они с командой совершали зверства во имя священного завоевания.

Как я уже сказал, я здесь не собираюсь восхвалять этого человека, но хочу почтить его заслуги. Колумб самоучкой изучил латынь, чтобы читать древние и средневековые рукописи. В них он искал подсказки к грядущих путешествиям — например, об окружности земного шара. Правда, в своих расчетах он ошибся: размер Азии переоценил, а земной шар — наоборот, недооценил. Но при этом он знал, как облегчить себе задачу и действовал, как современный стартап в поисках рискового капитала. Колумб пытался воплотить в жизнь пророчество из «Медеи» у Сенеки:

«Промчатся года, и чрез много веков

Океан разрешит оковы вещей,

И огромная явится взорам земля

новый Тифис откроет моря».

Этого он и добился четырьмя выдающимися путешествиями, которые уточнили карту Земли и изменили мир.

Ревизионизм играет в истории ключевую роль, ведь, получая информацию, мы применяем новые идеи к прошлым событиям. Обеление и ура-патриотизм на службе у псевдопатриотической повестки дня — или любой другой — недопустимы. Мы должны рассказывать как о добре, так и о зле, что творили наши лидеры, основатели, герои и святые.

Иначе с легкостью укореняются мифы вроде «Гиблого дела» Конфедерации (романтизированное представление о Гражданской войне на Юге США, встречаются также варианты «Обреченное» и «Пропащее» — Прим. ИноСМИ), которое гноится до сих пор, как открытая рана. Его зараза перекинулась и на XXI век. Нельзя славить тех, кто воевал с Союзом за сохранение порочного института рабства, который, что показательно, даже часть его тогдашних защитников считала злом.

Сравнение памятников Колумба со статуями Роберта Ли (Robert Lee, генерал Конфедерации, чьи памятники с некоторых пор сносятся по всей Америке на волне борьбы с расизмом, — Прим. ИноСМИ) не выдерживает критики. Призыв к объективности относится и к тем, кто берется судить европейца XV века, который шел на вопиющие риски, совершил невероятные исследовательские подвиги и продвинул вперед современную цивилизацию. До гуманизма и Просвещения оставалось еще два столетия. В 1492 году, в год эпохального путешествия Колумба, Испания изгнала многих евреев, а на других обрушила ужасы инквизиции.

Вереница честолюбивых исследователей ведет от Колумба к таким, как Илон Маск. Их достижения не должны закрывать нам глаза на их недостатки, но и их недостатки не должны закрывать нам глаза на их достижения. Уважение к великим свершениям и сорвиголовам, что бросают вызов общепринятым представлениям, вдохновляет других пойти по их стопам, будь то в неизведанные воды или космическое пространство, — и сегодня нам отчаянно не хватает этой дерзости.

Мы ведь тоже сложны. Мы можем рассуждать и делать выводы, в отличие от «диких зверей», которым противопоставляет нас Марк Антоний. История — это не игра с одним-единственным победителем. Мы можем уважать коренные народы и всё, что они представляют — как и всё, что они потеряли, — не стирая величайших достижений эпохи Великих открытий. Лично я собираюсь отмечать День Колумба и надеюсь, что вы составите мне компанию.

Гарри Каспаров — председатель «Инициативы возрождения демократии» и Фонда прав человека

Комментарии читателей:

don owen

Историю вообще пишут победители. С тех самых пор, как «мы» извели неандертальцев и денисовцев или, по крайней мере, приложили руку к их вымиранию. Оставшись на планете одни, «мы» продолжили то же самое — уже промеж себя. Христофор не боялся рисков и выигрывал. Своего дня он явно заслуживает.

MacMoore

Увы, мы прививаем детям близорукое отношение к прошлому. Очень часто то, что для нас теперешних — преступление против человечности, раньше было делом вполне приемлемым. Ни один из поступков Колумба предосудительным не считался. Покуда кто-нибудь не докажет, что его современники тоже возмущались его выходками, никаких обвинений в бесчеловечности я не воспринимаю.

Alan Johnson

Надо учитывать еще один момент: коренные американцы не столько гибли в войнах, сколько вымирали от болезней, что завезли европейцы. Природа вообще жестокая штука.

К тому же от злопыхателей напрочь ускользнула смелость и честолюбие Колумба. Многие из них вообще лишаются дара речи, если их назовут «не тем» местоимением. От встречи с туземцами они вообще будут в шоке, — не говоря уже о путешествии, которое для этого потребуется. Только представьте себе.

Kenneth Gimbel

В День коренных американцев надо курить трубку и затягиваться табачным дымом. Воздадим им по заслугам!

John Burnett

Извините, но Илон Маск, сколь угодно блестящий, и в подметки не годится отважному Христофору Колумбу. Этот удивительный человек был не безупречен, но и туземцы, с которыми он столкнулся, тоже, — особенно карибские людоеды.

Suzanne Somosi

Да, почему-то все молчат о «мирных» туземцах до появления европейцев.

Человеческие жертвоприношения всяких ацтеков, сплошные войны и рабство.

Иными словами, они тоже были люди — не лучше и не хуже европейцев, которые их поработили.

А вот для левых нет оттенков — ты либо черный, либо белый, либо жертва, либо угнетатель.

David Meek

Добрый, но не больно сведущий в истории США мистер Каспаров решил, что ему обязательно надо прочитать нам лекцию о Гражданской войне. Сам-то он поддерживал русских, когда те превращали Грозный в руины во время чеченской войны? Подозреваю, что нет. Против этого был весь мир. Но когда Шерман вытворял то же самое с Джорджией, он, видать, считает это благородством. Так что у южан есть повод обижаться. Считаю, Каспарову нечего лезть в историю, в которой он не разбирается.

Bruce Miller

Иди-ка ты к чёрту, Каспаров! Ты все хныкал о смене администрации — вот получай. Доволен, что теперь всем заправляют те, кто сносит статуи?

John Schroeder

Леваки предпочитают чествовать заслуги нелегалов, хотя от них требуется самая малость. Переплыл пограничную реку — и ты уже в Америке. Колумб же переплыл весь океан. Не умаляйте его заслуг.

Michael Welch

Вообще-то у индейцев тоже было рабство. Давайте и их теперь хаять!

Richard Bassett

Отличная статья от человека c перспективой, которой сегодняшней Америке так не хватает.

Напомнило старую поговорку об СССР: «История постоянно переписывается, но будущее неизменно».

George Eastes

Каспаров ломится в открытую дверь. Раз леваки решили Колумба «отменить», сомневаться, а тем паче спорить, бесполезно.

Dan Dolsberry

Ну и как скоро переименуют Вашингтон, округ Колумбия, и штат Вашингтон?

Andrew Kipnes

Кстати, Ли не был рабовладельцем. А рабов с плантации жены освободил.

P Waters

День Колумба придумали демократы, чтобы завлечь побольше итальянцев. Теперь их голоса больше не требуются. Так что пора его за борт!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.