Отстранения россиян из-за допинга потрясли лыжный мир — и напугали Марит Бьёрген (Marit Bjørgen).


«Никакой ведь безопасности», — говорит она.


Кроме того, Мартин Йонсруд Сундбю (Martin Johnsrud Sundby) намекает, что отстраненный пожизненно от Олимпийских игр Александр Легков знал, что проворачиваются какие-то махинации.


Что на самом деле случилось в антидопинговой лаборатории в Москве? И что именно происходило за закрытыми дверями в Сочи?


Прошлым летом Григорий Родченков, в то время российский руководитель антидопинговой лаборатории, публично выступил и все рассказал. Он заявил, что все, о чем говорится в так называемом докладе Макларена — правда, что Россия де-факто занималась манипуляциями с пробами и подменивала колбы с анализами и что все это управлялось и финансировалось российским режимом.


Шестеро отстранены


МОК (Международный олимпийский комитет) наказал шесть российских лыжников.


Александр Легков, Евгений Белов, Алексей Петухов, Евгения Шаповалова, Максим Вылегжанин и Юлия Иванова больше не имеют права участвовать в Олимпийских играх — никогда в жизни.


Их подозревают в том, что они были частью управляемого государством допинга, но ни у кого из них пробы на допинг ни разу не давали положительного результата.


«Если у МОК есть больше доказательств, им следует их предъявить. Сейчас мы можем только читать о том, что с пробами во время Игр в Сочи совершались мошеннические манипуляции, что и должно расцениваться как свидетельство массового допинга, регулируемого государством. Но дайте тогда доказательства, чтобы мы могли положить уже всему этому конец», говорит звезда норвежского лыжного спорта 33-летний Мартин Йонсруд Сундбю.


Он не исключает, что вышеназванные русские были в Сочи чисты.


«Могло быть и так. Но система не принимает никаких вариантов», — говорит Сундбю.


«Не доверял им»


В то же время он намекает, что 34-летний Александр Легков давно знал о том, что проворачиваются какие-то махинации.


«Я соревновался против Александра с тех пор, как ему было 18 лет. Парадокс — в том, что Алекс хотел вырваться из российской системы еще за два года до Олимпийских игр (в Сочи). Он взял швейцарского тренера, немецкого тренера, а затем поселился в Давосе. Он объяснял это тем, что это его важнейшее в жизни соревнование и он не хочет, чтобы кто-то ему все испортил. Так что это было вроде объявления недоверия к российской системе, он дал понять, что не доверяет им», — говорит Сундбю.


«Никакой безопасности»


Величайшая звезда женского лыжного спорта Марит Бьёрген чувствует беспокойство по поводу сложившейся ситуации.


Она не знает, на кого теперь можно положиться.


Если Россия проворачивала мошеннические операции с пробами мочи своих собственных лыжников, она точно так же могла производить манипуляции и с норвежскими, чтобы подставить своих соперников.


«Я видела документальный фильм „Икар", и он меня напугал. Ведь пробирки с пробами должны быть полностью защищены. Теперь, когда выяснилось, что с ними проворачивались махинации, начинаешь беспокоиться за свою собственную безопасность. Ведь они могли точно так же взяться и за наши пробирки», — говорит Бьёрген.


Aftonbladet: Они могли сжульничать с вашими пробами, чтобы подставить вас?


Марит Бьёрген:
Да, конечно. Никакой безопасности.


— Вы можете быть полностью уверены, что в Южной Корее все лыжники будут чисты?


— В моих глазах чисты все, пока не доказано обратное.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.