Чемпионат мира по футболу 2018 года проходит хорошо, поскольку СМИ, по крайней мере, французские, не пишут об агрессии на фоне встреч. В то же время они рассказывали о неподобающем поведении сотрудников немецкой сборной в отношении их шведских коллег 23 июня и провокации швейцарских игроков косовского происхождения Гранита Джаки (Granit Xhaka) и Джердана Шакири (Xherdan Shaqiri), которые изображали руками албанского орла перед сербскими болельщиками, вызвав тем самым на футбольном поле призрак последней войны на Балканах.


В любом случае, о потасовках между зрителями и/или болельщиками новостей нет. Только вот… Стычки на самом деле происходят, хотя никто не заостряет на них внимание. Как было с нападением аргентинских хулиганов на хорватских болельщиков. Тому есть несколько причин.


От стремления к незаметности насилия…


Как сразу предупредило российское правительство, на Чемпионате мира все будет под контролем. В том числе хулиганы. Никаких вспышек насилия в это праздничное время. То есть, насилия не может быть в принципе? Или же оно не может быть связано с футболом и оказаться перед объективами камер?


Дело в том, что первоочередная задача заключается даже не в предотвращении насилия, а в достижении его оторванности от встреч, незаметности. Наблюдение, силы правопорядка, надзор за самыми опасными болельщиками — все это призвано не ликвидировать проблему, а скрыть ее существование в глазах населения и СМИ, которые, по большей части посещают только матчи и тренировочные лагеря.


Имидж страны-организатора значит больше предотвращения рисков агрессии. Проблема возникла отнюдь не вчера. Во время Чемпионата мира 2006 года Германия, страна-организатор, тоже принимала радикальные меры для формирования иллюзии свободного от насилия спортивного праздника. О вспышках агрессии стало известно гораздо позже.


… до отсутствия интереса СМИ


Кроме того, даже если проявления насилия и возникают, СМИ мало о них говорят. Публике становится известно о них только в том случае, если они очень серьезны, вызывают большую тревогу и разворачиваются на стадионах или подступах к ним. Отношения к проявлениям агрессии со стороны болельщиков колеблется между социальной медиатизацией и отсутствием интереса государства. Это означает отсутствие превентивных мер, с одной стороны, и настоящих попыток разобраться в ситуации, с другой.


Но можно ли упрекнуть в этом журналистов? Нет, потому что они приехали освещать спортивное событие мирового масштаба. Да, потому что они не в полной мере играют свою роль, предпочитая приемы и интервью с игроками настоящему сбору информации. Здесь просматривается сближение интересов футбольных организаций и СМИ: первые пытаются, как говорил в 1991 году Ален Эренберг (Alain Ehrenberg), «спасти чистоту спорта», а вторые не хотят настроить против себя первых и лишиться доступа к стадионам, кулуарам и игрокам.


На кону стоит даже не имидж спорта, а спортивный бренд, который не в полной мере отражает реальную картину. Речь идет о спортивном шоу высокого уровня, конечная цель которого — сохранить высокие продажи.


От случайных драк до спланированных акций


Потасовки на самом деле были, и избиение хорватских болельщиков аргентинскими фанатами не стало единичным случаем. Это случилось, несмотря на все принятые меры, и застало врасплох организаторов. Эпизодические драки в дни встреч вспыхивают на улицах всех городов.


Никто этого не осознает, потому что такие случаи относят к городским происшествиям и связывают с алкогольным опьянением некоторых. Никто не говорит об охоте на исторических противников российских болельщиков, то есть поляков и хорватов, врагов сербов, поддерживаемых Россией. Во всем этом пересекается спортивная, националистическая, историческая и даже военная логика. Хотя властями принимаются все меры для предотвращения заметных потасовок, наиболее агрессивно настроенные болельщики обходят их и договариваются о встречах вдали от стадионов.
Здесь читатель может сказать, что футбольное руководство право, когда говорит, что в таком случае спорт отравляется не относящимися к нему людьми, которые стремятся только к потасовкам. Ничего подобного. Хотя некоторые из них проявляют агрессию и считают ее дополнительным способом доказать спортивное превосходство своей страны или поквитаться за поражение, от этого они не перестают быть настоящими болельщиками, которые любят и знают футбол, его историю и результаты сборной.


Агрессия и хулиганство


В этой связи следует провести черту между агрессивным поведением и хулиганством. Толпы спортивных болельщиков, которые состоят по большей части из мужчин (состоящие из семей толпы обычно сами не становятся источниками проблем), являются по своей природе агрессивными. К проявлениям агрессии их подталкивает обезличенность, ощущение всемогущества, потеря здравого смысла и сдержанности. Все это давно объяснялось Гюставом Лебоном (Gustave Lebon) и Сержем Московиси (Serge Moscovici), а также прочими специалистами в других условиях.
Проблема заключается не в интересе к футболу или его отсутствии и не в том, является ли человек настоящим болельщиком. Если взять за основу предложенную Морисом Кюссоном (Maurice Cusson) схему преступника, черта между свойственным зрителю или болельщику агрессивным поведением и хулиганством проходит на уровне приоритетов: человек идет на футбол, не исключая насилия, или же приходит на матч, чтобы утолить жажду агрессии?
Во второй группе, казалось бы, можно увидеть тех исключенных из общества личностей, которые пользуются футболом ради собственного существования. Именно таким аргументом пользуются наши правительства и футбольные организации. Только вот это ставит на один уровень хулиганов и выпавших из общества людей, хотя хулиганы присутствуют во всех его слоях.


В виде заключения


Вопрос не в том, чтобы прогнать хулиганов со стадионов, а в том, чтобы понять, что делает одних людей более агрессивными, чем других. Проблему не решить, если закрывать на нее глаза и просто принимать жесточайшие меры безопасности на стадионах, лишь вытесняя тем самым агрессию в другие места.


Подобные события должны подтолкнуть к разработке и реализации настоящей превентивной политики, которую не стоит путать с принудительной политикой, чья единственная цель — защитить остальную аудиторию.


Разумеется, не исключено, что эта проблема попросту никого не интересует и является лишь чем-то неприятным, но второстепенным, на что можно презрительно закрыть глаза.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.