Гнусная история, говорит пара, раскрывшая российскую государственную программу допинга, на фоне предстоящего рассмотрения российской апелляции об исключении.

Супруги Юлия и Виталий Степановы из России прославились на весь мир шесть лет назад, когда разоблачили тайную государственную систему допинга в своей стране.

В документальном фильме на немецком телевидении пара рассказала, что спортивные власти в России помогали российским элитным спортсменам принимать допинг и всячески покрывали их положительные тесты.

С тех пор жизнь Степановых круто изменилась. И мир спорта тоже.

Опасаясь репрессий, чета разоблачителей бежала из России с годовалым сыном Робертом на руках. Они успели бежать за несколько дней до того, как дело о государственном допинге стало достоянием общественности.

Сперва они оказались в Германии, а затем — в Америке, где уже четвертый год живут на шатком положении соискателей убежища с временным видом на жительство. Их точное местонахождение держится в тайне ради их безопасности.

Но их разоблачение привело к невиданному допинговому кризису в мировом спорте, который продолжается до сих пор.

В начале следующего месяца Международный спортивный суд (CAS), рассмотрит российскую апелляцию по поводу исключения из всех международных видов спорта сроком на четыре года в наказание за обман и махинации с допинговыми данными. Юлия и Виталий Степановы немало поспособствовали этому своими разоблачениями.

Ни о чем не жалеют

Хотя за это пришлось заплатить высокую цену — как им самим, так и их стране — российская пара ни о чем не жалеет.

«Мы все правильно сделали. Было жутко слышать, что отравили российского критика системы Алексея Навального. Страшно, что они вытворяют с людьми, которые пытаются изменить жизнь в России. Их попросту травят, — говорит Юлия Степанова в интервью Датскому радио. — Не думаю, что мы когда-нибудь вернемся. Политическая ситуация в России все хуже. Более того, сейчас нам хорошо в Америке. В России я общаюсь только с семьей, и то раз в месяц. Мы научились справляться сами. Мы были сами по себе еще до отъезда. Так что обойтись без семьи не так уж и сложно».

Поначалу будущие разоблачители казались странной парой. С 2010 по 2013 год Юлия была в сборной России по легкой атлетике, а потом ее дисквалифицировали за допинг. Идеалист Виталий работал консультантом в российском национальном антидопинговом агентстве РУСАДА с 2008 по 2011 год.

Когда они только познакомились, Виталий не поверил собственным ушам. Сначала ему показалось, что Юлия лжет: российские элитные спортсмены не могут получать допинг от государства. Она же назвала его «идиотом», когда он не поверил, что его боссы из РУСАДА покрывают положительные пробы.

Тем не менее в 2009 году они поженились. А годом позже, во время зимних Олимпийских игр в Ванкувере, Виталий все же поверил Юлии и попросил ВАДА помочь расследовать ее сообщения о допинге.

«В ВАДА мне посоветовали связаться с РУСАДА. Этого я сделать не мог», — вспоминает Виталий Степанов.

Секретные записи

Однако Юлия была настолько разочарована тем, как после дисквалификации от нее отвернулись тренеры, менеджеры и врачи, что решила помочь Виталию вывести их на чистую воду.

Звезда легкой атлетики воспользовалась своим статусом в национальной сборной и тайно записала разговоры с участниками государственной допинговой программы о запрещенных методах, за которые ее наказали, а им ничего не сделали.

Параллельно супруги связались с немецким телеканалом ARD и разрешили им публиковать аудио- и видеозаписи Юлии, как только они с сыном покинут Россию.

Когда ARD обнародовал историю пары в декабре 2014 года, ВАДА с опозданием в четыре года начало расследование — о котором Виталий тщетно молил еще в 2010 году.

Расследование ВАДА установило, что российская программа государственного допинга охватывала более тысячи спортсменов.

Помимо прочего, разоблачения супругов привели к тому, что российских спортсменов частично отстранили от Олимпийских игр и международных соревнований по легкой атлетике.

Суровые приговоры

А еще от их разоблачений по международному спорту прокатилась целая лавина: целый ряд российских спортсменов, руководителей и врачей были осуждены вплоть до уголовных дел.

«Первые четыре года, когда мы работали над нашим делом, я не видел никакой надежды на чистый спорт. Но за последние шесть лет антидопинговая система постепенно улучшилась. И мы были очень рады, когда другие разоблачители тоже рассказали все, что им известно», — говорит Виталий Степанов.

Не далее как в прошлом месяце во французском судебном иске было зафиксировано, что 23 российских спортсмена, употребляющих допинг, заплатили от 100 000 до 600 000 евро шести высшим руководителям Российской легкоатлетической федерации и Международной федерации легкой атлетики за то, чтобы сохранить положительные результаты допинг-тестов в тайне. Всех шестерых спортивных руководителей приговорили к длительным тюремным срокам.

Тюремные сроки во Франции и санкции ВАДА против России превзошли все ожидания пары. «Когда мы рассказали, что знаем, у нас такого и в мыслях не было. Мы не знали, возьмется ли ВАДА или другие органы вообще это расследовать. Так что последующие события превзошли все наши ожидания», — подчеркивает Виталий Степанов.

Наплевать на спортсменов

По той же причине пара не ждет многого от предстоящих слушаний в CAS по российской апелляции.

«Хорошо, если справедливость восторжествует, и все виновные в российской допинговой системе будут наказаны. В российском спорте немало людей, которые поступали намного хуже меня», — говорит Юлия Степанова.

Для ее мужа нет сомнений в том, что CAS подтвердит четырехлетнее исключение России от ВАДА.

«Российским политикам и спортивным чиновникам совершенно наплевать на спортсменов. Их волнует лишь собственное благосостояние и чтобы страна выглядела сверхдержавой, — говорит Виталий Степанов. — Олимпийские ценности и борьба за чистый спорт их и близко не касаются. Они уничтожают олимпийское движение, и их надо исключать из спорта пожизненно уже после первого проступка».

Обращаются как со скаковой лошадью

Юлия Степанова была юной талантливой бегуньей на 800 метров, когда ее уговорили принять допинг в надежде достичь цели — попасть на Олимпиаду.

Тренеры убедили ее, что допинг — это нормально. Послушать их, так ни один спортсмен элитного уровня не обходится без допинга.

Но когда ее отстранили, она поняла, что тренеры обращались с ней как со скаковой лошадью, которую можно без зазрения совести пичкать таблетками, а если афера вскроется — заменить на другую.

Юлия Степанова не оставила бег, но ее олимпийская мечта дала трещину.

«Мне уже 34 года, и я получаю травмы чаще, чем раньше. Кроме того, после рождения Роберта стало меньше времени на тренировки. Так что мне теперь сложно выйти на тот уровень, который позволяет рассчитывать на Олимпиаду. Скорее всего, она так и останется мечтой».

Гнусная история

Спустя шесть лет после бегства из России и разоблачения государственного допинга у себя на родине чета разоблачителей с сыном до сих пор не имеют ни вида на жительство, ни стабильных средств к существованию.

«Мы читаем лекции и участвуем в антидопинговых конференциях в США. Но платят за них редко. Поэтому я ищу постоянную работу. Желательно в спорте и антидопинге», — говорит Виталий Степанов. — В нашей нынешней ситуации нам как соискателям убежища это сложно. Надеюсь, будет полегче, когда мы — надеюсь — все же получим постоянный вид на жительство в США. А пока нужно просто набраться терпения и принимать любую помощь от многочисленных новых американских друзей».

Разоблачители рассказали историю своей жизни журналисту The Sunday Times Дэвиду Уолшу (David Walsh). Недавно вышла его книга «Русский роман», в которой особое внимание уделяется этой паре и их необычной истории любви.

«Я осилила только первые сто страниц. Больше не смогла. Слишком тяжело», — говорит Юлия.

«Да, история гнусная, но про нас», — добавляет Виталий.

— Что вы можете посоветовать другим разоблачителям в спорте?

«Об этом же недавно спрашивали в ВАДА. Я ответил, что разоблачители не понадобятся, если ответственные спортивные руководители реформируют систему. Информатор — всегда признак того, что система не работает», — отвечает Виталий.

А Юлия подчеркивает, что важны такие качества, как смелость и командная работа: «Надо быть смелым и найти того, на кого можно положиться, кто будет на твоей стороне. Большинству разоблачителей нужна поддержка».

— Вы бы повторили все еще раз?

«Да. Потому что у меня есть Виталий».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.