Раньше всё было лучше. Раньше всё решал Зепп Блаттер. Раньше Германия была запасным кандидатом номер один. И пандемия была ни при чем. Например, в мае (2007 года). В ФИФА всё было как всегда, Блаттер стоял во главе, все очень переживали о следующем Чемпионате мира, который пару лет спустя (2010) состоялся в Южной Африке.

Все ждали тогда сообщения, текст которого уже давно был готов и мог повторяться вновь, вновь и вновь, о чем бы ни шла речь — об истинных или воображаемых опасениях по поводу чемпионатов мира по футболу, гандболу или по росписи морских камушков — или же просто было безумно приятно слышать имя своей страны в новостях. Германия — запасной кандидат номер один, Германия готова, Германия может подставить плечо.

Не в последнюю очередь этому способствовал довольно успешный Чемпионат мира по футболу 2006 года. Но даже он на фазе подготовки вызывал нешуточные проблемы. При этом не из-за безвкусной саморекламы, а из-за серьезных опасений в отношении пожарной безопасности. Интересный вопрос: была ли Германия тогда запасным кандидатом для себя самой?

Сегодня все по-другому. Блаттер уже давно не президент Международной федерации футбола. Мишель Платини, страстно мечтавший стать преемником Блаттера в ФИФА, больше чем на президента УЕФА не потянул. Но потом и он погорел на гонорарах, которые получал якобы за консультации. А в наследство от Платини остался кошмар, едва переживший следующий Хэллоуин: до невозможности раздутый Чемпионат Европы, для которого в его нынешнем виде не нашлось ни одной подходящей принимающей страны. Поэтому УЕФА пришлось проводить турнир в одиннадцати государствах и двенадцати городах.

Затем в игру включился коронавирус. Турнир был отложен на год. Но вирус и потом никуда не делся, и вот в понедельник в газете Le Parisien появилось первое сообщение на тему «кто же готов стать запасным кандидатом».

Может, функционеры УЕФА просто не знали, с кем поговорить на эту тему в Немецкой федерации футбола. Или есть какое-то правило, предписывающее футбольным федерациям просто-напросто рассматривать в качестве запасного варианта страну, принимавшую Чемпионата мир в прошлый раз. Но, как бы то ни было, французские коллеги пишут, что Россия готова.

Идея неплохая, особенно если учесть, что коронавирус и там выходит из-под контроля, из-за чего на днях шеф Кремля к ужасу всех немецких умников, уповающих на спасителя Путина, ввел обязательный масочный режим от Выборга до Владивостока. Кроме того, Чемпионат Европы с 24 командами-участницами и аудиторией в несколько миллиардов — не такое уже важное спортивное событие, и поэтому его можно исключить из запрета на проведение международных спортивных соревнований в России, введенного из-за ее государственной системы допинга. На этой неделе российское антидопинговое агентство опротестовало запрет в Международном спортивном арбитраже в Лозанне. Если из иска ничего не выйдет, собственная страна станет для сборной России сценой для прощального выступления, прежде чем она превратится в команду нейтральных атлетов на чемпионатах мира.

Правда, УЕФА тут же опровергла сообщение о России. Но и это тоже часть игры. Кстати, о Чемпионате мира и о наследии Платини: в современном футболе, учитывая честность и последовательность функционеров УЕФА, в качестве запасного кандидата — все равно для какого мероприятия — может рассматриваться только Катар.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.