Со временем явления и процессы, которые современникам кажутся слишком длительными, спрессовываются в один-два абзаца в учебнике истории. Изменяются и оценки определенных событий. То, что считали окончанием, на самом деле может оказаться лишь стартовой площадкой. Так может произойти и с пониманием украинской независимости, становление которой нельзя свести к периоду, когда, вскоре после 1991 года, было выстроены все государственные учреждения. Вероятно, будущий историк назовет самым значительным «маркером» завершения этапа становления независимой Украины, создание в ней Единой поместной церкви. Ныне Церковь в Украине подходит к значительному рубежу своего существования и становится перед выбором.
 
УПЦ МП перед политическим выбором


Предыдущий такой рубеж приходилось преодолевать 20 лет назад.

Когда в декабре 1991-го проходил референдум о независимости Украины, гражданам можно было выбирать только из двух вариантов - «за» или «против». Конечно, в Церкви не проводили референдум, но, по факту, оказалось, что, кроме двух вполне понятных позиций, православным верующим было предложена и третья - «и не за, и не против». Это и определило конфигурацию мучительного разделения украинских православных: те, кто сказал «так» независимой Церкви в независимом государстве, объединились в УПЦ Киевского патриархата и УАПЦ. А вот УПЦ Московского патриархата приняла в себя не только тех, кто был против, а и тех людей, которые, условно говоря, «не определились».



Большинство из последних - такие же украинцы, как и те, кто являются прихожанами двух самостоятельных юрисдикций. Разные мотивы удерживают их в лоне УПЦ, подчиненной Московскому патриархату, - от удачно использованной Москвой темы «каноничности» до распространенной политики учета «местных особенностей». Т.е. тех прихожан, которые не фанатеют от идей «Русского мира», никто особо и не заставляет его поддерживать - по крайней мере, в епархиях Западной и Центральной Украины.

Читайте также: Церковь, искушаемая политикой

Так было до недавнего времени. Но времена, похоже, меняются. Вместо украинца из Подолья - митрополита Киевского Владимира (Сабодана) - во главе УПЦ может оказаться россиянин из Липецкой области РФ, митрополит Одесский Агафангел (Саввин). И если Блаженнейший Владимир был скорее «представителем» неуверенных верян-украинцев, то высокопреосвященный Агафангел будет ставленником украинофобского меньшинства в этой церкви.

«Нет того плохого, что бы не обернулось хорошим»

Алексий Саввин запомнился многим как единственный священник в Верховной Раде Украины І созыва. Тогда он был на стороне коммунистического, номенклатурного большинства. Взгляды Агафангела давно известны. Он считает, что украинцы лишь «дисперсно» проживают на территории Украины. Что Галиция у нас является аналогом Чеченской республики. Что те прихожане УПЦ, которые в 2004 году осмелились голосовать за Виктора Ющенко, достойны отлучения от церкви и т.п. Чтобы ни у кого не было сомнений относительно позиции митрополита, две из трех речей владыки, размещенных на официальном сайте Одесской епархии, являются его выступлениями на «Всемирных русских народных соборах». Как об этом сказал святейший патриарх Филарет, «Агафангел (...) - русский и защищает интересы русского, а не украинского народа».

«Под крылом» одесского митрополита собрался ряд «деятелей», которые разработали целое научное направление, которое часто шутливо называют «одесским богословием». Главными темами, на которых сосредоточились эти «богословы», стало обоснование невозможности автокефалии для Украинской церкви и каноничности смехотворной анафемы гетману Ивану Мазепе. Некоторые из них дописались даже до того, что сравнили критику Иосифа Сталина с хулой на Духа Святого.

Агафангелу следует отдать должное: он тверд и последователен в своем мировоззрении. Учитывая его автократическую натуру, нетрудно предвидеть, что в случае избрания на киевскую митрополитскую кафедру это «мировоззрение» станет общеобязательным для всей УПЦ. Едва ли это станет серьезной проблемой для большинства архиереев церкви - учитывая специфику селекции в ней епископата. Преимущественно речь идет о людях без определенных взглядов и твердой позиции, готовых мимикрировать и приспосабливаться под любого предстоятеля. Однако для значительной части низшего духовенства и мирян может настать «момент истины» - им придется сделать тот выбор, которого они избегали уже почти 20 лет. И теперь уже не будет возможности сказать «ни за, ни против».

Еще по теме: Церковь больна болезнью римской системы


Таким образом, может произойти, как в той поговорке, - «нет того плохого, чтобы хорошим не обернулось». Пусть это прозвучит жестоко и цинично, но для украинского дела удобен именно митрополит Агафангел как глава УПЦ МП. Ведь если преемником митрополита Владимира станет кто-то из более гибких и умеренных предстоятелей, то это просто законсервирует ситуацию, отсрочит момент вышеупомянутого выбора.

Следует также учесть  еще одну выразительную черту одесского митрополита: он являентся одним из немногих де-факто «партийных» предстоятелей: в Одесском областном совете входит во фракцию Партии регионов. А в узком кругу Агафангел щеголяет возможностью «прямого доступа» (по крайней мере в телефонном режиме) к Президенту Януковичу. Итак, став первоиерархом, он «намертво» будет ассоциироваться с нынешней властью.

Добавим к этому то, что владыка едва ли изменит своей любимой практике объединять «грешное с праведным» - произносить с церковного амвона политические речи. Суммарно это может создать кумулятивный эффект. В конце концов, в храмы УПЦ МП ходят такие же избиратели, как и в другие. И едва ли среди обычных мирян этой церкви намного больше фанатов Партии регионов и Виктора Януковича, чем это фиксируют социологические опросы среди украинцев вообще. По крайней мере, у некоторых из них появится дополнительный повод подумать,  хочет ли он принадлежать к церкви, которую используют как «клуб поддержки» непопулярных политических сил и лидеров.

Еще по теме: РПЦ игнорирует католическую церковь в России


Риски одесского митрополита

Даже без этого, гипотетическое предстоятельство одесского митрополита может заложить «мину замедленного действия» под фундамент УПЦ. Ведь митрополита Киевского и всей Украины избирают пожизненно, а Президента - лишь на пять лет. Митрополит Владимир благодаря своей гибкой позиции сумел приспособиться к четырем лидерам государства. Прямолинейный Агафангел - совсем не факт, что сможет найти общий язык с преемником Януковича. Особенно если страну возглавит политик, чьи взгляды существенно будут отличаться от взглядов Виктора Федоровича. И вот здесь уже может возникнуть угроза «фронды» со стороны других епископов, которые тоньше будут ощущать политическую конъюнктуру.

Впрочем злые языки говорят, что рискованная ситуация может возникнуть еще при президентстве Януковича: владыка Агафангел не только больше любит Россию, чем Украину, а в последнее время все чаще «расписывается» в своих симпатиях к российскому «нацлидеру» Путину. А, как известно, отношения между украинским действующим и российским будущим президентами совсем не радужные. Риторический вопрос, на чьей стороне будет митрополит в случае обострения украинско-российских взаимоотношений...

Конечно, не следует недооценивать и других рисков, связанных с приходом к рулю УПЦ такого специфического владыки, как Агафангел. Крупнейший из них - что ему удастся «протащить» изменения в устав церкви, которые ликвидируют ее автономный статус. Однако это может произойти не после, а еще до возможного избрания. А во-вторых, чего стоит такая «автономия», если ее главой будет патентованный украинофоб?
 
Вместо вывода

Как мы знаем из Святого Писания (Откровение Св. Иоанна Богослова 3:15-16), Господь не принимает тех, кто только «теплый» в своей вере. А именно в этом состоянии задержались многие украинцы-веряне УПЦ МП да и вся эта церковь вообще. Так или иначе, но приход предстоятеля с настолько четкими пророссийскими, как у Агафангела, взглядами должен заставить определяться - «холодные» они или «горячие», любят ли они прежде всего свою страну, или готовы стать безмолвным «кирпичиком» в цивилизационной стене «Русского мира».

Перевод: Антон Ефремов