На этой неделе мы отмечаем 30-ю годовщину судьбоносного решения (мало замеченного в то время), затащившего США в их афганское болото. Если попытаться определить точный момент, когда начался текущий афганский кризис, то это будет последняя неделя 1979 года.

На закате, в Сочельник, повинуясь приказу президента Леонида Брежнева (так в тексте – прим. перев.), части советской армии пересекли понтонные мосты через Амударью в Афганистан. Решение Брежнева стало катастрофической ошибкой, не только глубоко ранившей его страну, но и внесшей свой вклад в исчезновение советского государства. Однако история начинает намекать нам, что решения, принятые в ту неделю в Вашингтоне, были не менее трагическими и близорукими.

США могли бы отреагировать на советское вторжение, поприветствовав глупость Советов, и устроившись поудобнее ждать, пока боевики афганского сопротивления выполнят свой долг перед историей. Это стало бы предусмотрительной, сдержанной стратегией, с ограниченными амбициями и рисками. Эта стратегия удержала бы США вдали от опасного места, где они раньше не запутывались, и которое они плохо знали.

Вместо этого, США выбрали противоположный путь – сверхактивное участие. ЦРУ запустило свою крупнейшую операцию, вливая миллиарды долларов в афганское движение сопротивления, и эти вливания были удвоены Саудовской Аравией. Эта операция внесла решительный вклад в поражение Советов, завершившееся отходом Красной армии обратно за Амударью в 1988 году (так в тексте – прим. перев.).

Решение Америки обострить эту войну также имело и другие эффекты, которые стали ясны лишь позднее. Оно привело в Афганистан и Пакистан десятки тысяч иностранных боевиков, включая Усаму бен Ладена. Эти иноземцы принесли с собой жесткие формы исламского фундаментализма, до того почти неизвестные в Афганистане. Их влияние – ваххабитский фанатизм, проповедовавшийся афганским бойцам сопротивления в войне, за которую платили США и Саудовская Аравия – породило «Талибан». Пакистан повел себя как энергичная повитуха и быстро превратил «Талибан» в своих представителей в Афганистане. Придя к власти, талибы предложили надежную гавань аль-Каиде, которая подготовила оттуда атаки 11 сентября.

Решение Америки влезть 30 лет назад в Афганистан также сделало США союзником реакционного военного диктатора Пакистана Мухаммеде Зии аль-Хака. ЦРУ нужны были базы для его антисоветской армии, и поэтому требовалось сотрудничество Зии. Никому не было дело до того, что он недавно повесил Зульфикара Али Бхутто - выбранного премьер-министра страны, которого он сверг – или что его двумя основными целями для Пакистана были создание «безупречного исламского порядка» и ядерного оружия.

Благодаря чудесам рассекречивания, теперь знаем точно, когда началось Американское вмешательство в Афганистане. Это произошло 26 декабря 1979 года, спустя лишь два дня после советского вторжения. Советник президента Джимми Картера по национальной безопасности Збигнев Бжезинский отправил ему памятную записку под названием «Размышления о советском вторжении в Афганистан». Картер поддержал этот меморандум и вскоре ЦРУ начало переправлять через Пакистан огромные суммы денег для полевых командиров-фундаменталистов. Спустя год, когда Рональд Рейган пришел на смену Картеру, американское соучастие в Афганистане усилилось еще больше.

«Жизненно важно, чтобы афганское сопротивление продолжалось», написал Бжезинский в своей исторической записке:

Это означает больше денег, а также поставки оружия и консультирование по техническим вопросам повстанцев. Чтобы это стало возможным, мы должны одновременно подбодрить Пакистан и поощрить его помочь мятежникам. Это потребует пересмотра нашей политики по отношению к Пакистану, выдачу ему дополнительных гарантий, больше поддержки в области вооружений и, к сожалению, решения о том, что наша стратегия безопасности по отношению к Пакистану не может быть продиктована нашей политикой нераспространения ядерного оружия.

До того момента США внимательно наблюдали за ядерной программой Пакистана и блокировали ее, когда это было возможно. Как только Вашингтон дал генералу Зии понять, что перестанет наблюдать за программой в обмен на его помощь с антисоветской войной, он предпринял глобальные усилия под руководством Абдула Кадира Хана, чтобы собрать ядерную технологию и топливо. Меньше, чем через двадцать лет Пакистан успешно протестировал свою первую ядерную ракету.

Как столь многие американские решение вмешаться в чужих странах, решение в декабре 1979 года броситься в Афганистан, было принято без серьезного рассмотрения долгосрочных последствий. Оно произвело на свет видимый успех, который, с ходом времени, начал выглядеть совсем по-другому.