Министр торговли Китая предупреждает: если США введут штрафные тарифы на китайские товары, то в начавшейся «торговой войне» сами пострадают больше.

Чэнь Дэмин так же сказал, что Китай не станет всерьез отвечать на «одержимость» властей США проблемой курса обмена китайской валюты до тех пор, покуда не будет прекращены попытки блокировать экспорт в Китай высокотехнологичной продукции наподобие суперкомпьютеров и спутников.

«Когда какие-то конгрессмены требуют, чтобы Китай признали виновным в махинациях с курсом валюты и наложили штрафные тарифы на китайские товары, то правительство [Китая] не может оставлять это без внимания, — заявил Чэнь Дэмин, давая интервью Washington Post. — Если США воспользуются проблемой обменного курса как поводом начать очередную “торговую войну”, то Китай пострадает, но американский народ и американские компании пострадают ещё больше».

Озвученные в воскресном интервью комментарии Чэнь Дэмина отражают раздражённое состояние, в котором пребывают китайские власти в связи с попыткой США подтолкнуть Китай к повышению курса юаня по отношению к доллару. К тому же из слов министра с подчёркнутой ясностью следовало, что Китай сам пытается воспользоваться сложившейся конфликтной ситуацией, чтобы навязать Вашингтону отмену или по крайней мере ослабление введённых двадцать лет назад санкций, ограничивающих экспорт американских товаров в Китай.

Президент Обама ранее заявлял, что если Китай позволит юаню вырасти в цене, то вырастет и экспорт из США в Китай. Сенатор от Демократической партии Чарльз Шумер (Charles E. Schumer), штат Нью-Йорк, в настоящее время занят составлением законопроекта о наложении тарифов на китайские товары в случае недопущения Китаем свободных колебаний курса собственной валюты. 15 апреля Министерство финансов должно опубликовать сообщение о положении на мировых валютных рынках. По словам Чэнь Дэмина, правительство Китая не желает, чтобы его обвиняли в «махинациях с валютными курсами».

Обучавшийся в Гарварде китайский министр не понимает, чего США хотят добиться, угрожая Китаю введением тарифов.

«Оскорбляя миллиард и триста миллионов китайцев, вы не заставите их измениться, — считает министр. — Может ли это быть связано с предстоящими выборами? Этого я не знаю. Ведь с экономической точки зрения в этом вообще нет никакого смысла».

По словам министра, если действия США направлены на снижение перекоса в собственном внешнеторговом балансе путём ограничения импорта, то американцам это не поможет. Возможно, импорт китайских товаров действительно снизится, но это не означает, что США снова начнут производить такие вещи, как телефоны и телевизоры, самостоятельно.

«Это производство в Америку не вернётся, это попросту непрактично, — считает Чэнь Дэмин. — Произошла глобализация, всё изменилось».

Чэнь Дэмин считает, что лучший способ повысить свой экспорт в Китай — это снять ограничения на вывоз в Китай высокотехнологичных товаров и товаров двойного применения. Ещё в 1989 году, когда китайское правительство подавило студенческие выступления в районе площади Тяньаньмэнь, США ввели ограничения на экспорт некоторых видов товаров. По озвученным министром оценкам, это сокращало торговый оборот между странами на несколько миллиардов долларов ежегодно. К этому министр добавил, что нечего и заговоривать о либерализации системы обмена валют в Китае при наличии подобных ограничений:

«Хотите обсудить курсы валют — пожалуйста, но сначала нужно ввести систему свободной торговли, такую систему, чтобы я мог купить всё, что захочу, а вы — продать всё, что захотите».

Чэнь Дэмин перечислил несколько ограничений, введённых властями США. Например, в 2008 году, после сильнейшего землетрясения в провинции Сычуань, Китаю потребовалось купить двигатели для вертолётов Black Hawk, проданных Китаю Америкой в 1980-х, когда обе страны находились в союзнических отношениях, объединившись против Советского Союза. По словам министра, Китай пытался купить двигатели для того, чтобы эвакуировать вертолётами пострадавших из-за землетрясения, а США отказали (заметим в скобках, что на официальном уровне США выразили сомнения в правдоподобности сказанного министром, так как вертолёты этой модели имеют ограниченную вместимость).

По словам Чэнь Дэмина, свою проблему Китай решил, взяв в аренду вертолётные двигатели у России, а впоследствии — купив у неё же ещё больше вертолётов. То же, по его словам, можно сказать и о спутниках, которые Китай предпочёл бы приобретать в США, но из-за проблем с экспортными ограничениями пришлось брать европейские.

«Именно поэтому во внешнеторговом балансе у нас с США наличествует перекос, — заявил министр. — США строго регулируют экспорт в Китай».

По его словам, нет смысла надеяться, что Китай смирится и будет жить без товаров, не разрешённых к ввозу.

«Нас миллиард и триста миллионов человек, — сказал он, — у нас каждый год кончают университет по семь миллионов студентов. Мы или сами всё сделаем, или найдём, где купить».

Вспоминая старую китайскую пословицу, которую частенько повторял Мао Цзэдун, министр сказал, что «мясник, может, и помер, а свинину есть мы всё равно будем».

Вступая в должность президента, Обама сказал, что намерен пересмотреть ограничения на экспорт товаров в определённые категории стран.

«Тем не менее, — указывает Чэнь Дэмин, — прошло уже более полутора лет, и ничего не изменилось. Он сказал, что хочет удвоить экспорт за пять лет, но я не понимаю, кому он собрался продавать свои товары».

Чэнь Дэмин заверяет, что Китай не заинтересован в политизировании вопросов внешней торговли. По его словам, спустя несколько дней в США должен приехать его заместитель Чжун Шань, который проведёт переговоры со своими коллегами из министерства торговли и администрации торгового представителя США.

«И нам, и вам нужно сохранять спокойствие, надо сесть и поговорить», — подытожил министр.

Впрочем, по его словам, если США действительно решат ввести тарифы против Китая, то американские компании, работающие в стране (а на них приходится более шестидесяти процентов экспорта китайских товаров в США), пострадают больше всего.

«Это Америке, а не нам, надо приспособиться к ситуации», — сказал Чэнь Дэмин.

Отдельные аналитики предсказывали, что Китай вскоре позволит юаню подняться в цене, но судя по интервью, данному министром, в Китае есть мощные силы, выступающие против ревальвации. Для Китая, по словам министра, ревальвация будет опасной в том числе и потому, что чистая прибыль у китайских экспортёров ничтожно мала — от 1,7 до 2 процентных пунктов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.