Для чего нужно ядерное оружие? Во времена холодной войны с Советским Союзом ответ был очевиден: для сдерживания. Мы угрожали Москве уничтожением, чтобы русские не уничтожили нас. В 1984 году предвыборный агитационный ролик Рональда Рейгана советовал американцам быть начеку, потому что советская угроза всегда где-то рядом, «как медведь в лесу». Однако сейчас Советского Союза больше нет, и концепцию сдерживания необходимо пересмотреть.

А как же медведь? На прошлой неделе Дмитрий Медведев, облачившись в джинсы, посетил Пало-Альто. Российский президент читал свою речь в Стэнфордском университете с экрана iPad и зарегистрировался в Twitter, а целью его было найти поддержку для строительства в подмосковном городе российского аналога Силиконовой долины. Если у него это получится, окажется ли этот город в списке целей американских межконтинентальных баллистических ракет? Будем надеяться, что нет.

По сути обе страны до сих пор держат тысячи баллистических ракет готовыми к запуску, руководствуясь устаревшей концепцией сдерживания. На прошлой неделе группа американских и российских специалистов обсуждала проблемы контроля над ядерными вооружениями в будущем, и многие из них говорили о том, что идею сдерживания необходимо переосмыслить. Дискуссия была организована «ПИР-центром» - московским аналитическим центром, специализирующимся на проблемах безопасности и нераспространения ядерного оружия, - и Ploughshares Fund – фондом, поддерживающим усилия по сокращению угрозы со стороны ядерного оружия.

В течение ближайших месяцев новый договор о стратегических ядерных вооружениях между Соединенными Штатами и Россией, вероятно, будет ратифицирован. Что же будет дальше? На следующих переговорах по контролю над вооружениями сторонам придется обсуждать длинный ряд трудных вопросов - о противоракетной обороне, о тактических ядерных вооружениях, о ядерных бомбах, содержащихся в резерве, об обычных вооружениях – и о многом другом. Однако главным вопросом остается: кто сегодня этот самый медведь в лесу, и сдерживает ли его ядерное оружие?

Строуб Тэлботт (Strobe Talbott), президент Брукингского института, бывший помощник госсекретаря, журналист и писатель, писавший о гонке вооружений времен холодной войны, поставил перед экспертами важные вопросы: «Что такое «сдерживание»? И что такое «стратегическая стабильность»?» Вячеслав Трубников, возглавлявший в конце девяностых годов российскую службу внешней разведки, а позднее бывший первым заместителем министра иностранных дел и послом в Индии, призвал отказаться от старого словаря и найти термины «с новым смыслом».

Например, возьмем тактические (то есть ближнего радиуса действия) ядерные вооружения, оставшиеся со времен холодной войны. В свое время, когда их размещали на европейских рубежах, в них был очевидный смысл, теперь же их военная полезность крайне мала. Тем не менее, Запад сохранил несколько сотен таких бомб, в том числе в Европе, а Россия – еще больше. Кого они сдерживают? Точно так же, Соединенные Штаты держат в резерве огромный арсенал ядерных боеголовок как средство от будущих угроз. Но что это за угрозы?
 
В недавно опубликованном Докладе о состоянии ядерного потенциала США говорится, что обе страны «до сих пор сохраняют больше ядерного оружия, чем нужно для сдерживания». К чему это приводит в эпоху терроризма и распространения ядерных материалов и ракет? Осознав новые угрозы, с которыми мы сталкиваемся, стороны могли бы найти способы намного сильнее сократить свои ядерные арсеналы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.