Бывший шеф ЦРУ Джеймс Вулси и Ребекка Хейнрикс тревожатся по поводу того, что администрация Барака Обамы может по неосмотрительности выдать России технические секреты в своем стремлении к сотрудничеству с этой страной в вопросах ПРО. «Если Соединенные Штаты начнут предоставлять России важную информацию о своей противоракетной обороне, какое-нибудь российское ведомство – официальное или нет – вполне может передать данные сведения Тегерану, что позволит иранцам использовать слабости и недостатки американской системы», — пишут они.

Если так, то это просто очередная проблема, которую следует добавить к длинному перечню озабоченностей по поводу страдающей многочисленными недостатками концепции противоракетной обороны. Но не это должно лишать сна по ночам Вулси и Хейнрикс.

Им надо тревожиться о том, что система эта никогда не сможет защитить Соединенные Штаты и НАТО – причем неважно, сколько миллиардов долларов налогоплательщиков на нее будет потрачено, а также о том, что она может привести к распространению ядерного оружия по планете, но не к его сокращению.

Противоракетную оборону в ее нынешнем виде легко сможет преодолеть любая страна, имеющая на вооружении баллистические ракеты. Для этого не нужны никакие утечки секретнейшей информации из недр Пентагона. В 2000 году ведущие специалисты по стратегическим ядерным программам из ЦРУ свидетельствовали: «Многие страны, такие как Северная Корея [и] Иран … будут первоначально полагаться на доступные технологии … при разработке средств проникновения и мер радиоэлектронного подавления. К моменту проведения летных испытаний своих ракет эти страны смогут разработать такие меры на базе имеющихся технологий».

За прошедшее десятилетие ничего не изменилось, и данные соображения по-прежнему верны. Самое простое средство для создания помех работе радиолокационных средств это дешевые надувные радиолокационные ловушки в виде воздушных шаров, подобных тем, что мы развешиваем в доме в день рождения своих детей. Поскольку ракеты-перехватчики пытаются уничтожить межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) в безвоздушном космическом пространстве, эти шары и боеголовки можно запускать вместе, в связи с чем ловушку от реальной цели отличить будет невозможно. Враг, помешанный на своем желании нанести ядерный удар по Соединенным Штатам, сможет надуть и запустить вместе с боезарядом огромное количество таких шаров, прорвав систему противоракетной обороны при помощи ложных сигналов. Для прорыва такой системы не нужны никакие технические секреты, и ведущие ученые страны с 1960-х годов постоянно указывают на эти очевидные недостатки.

А поскольку предлагаемая Пентагоном система ПРО будет, в основном, базироваться на море, у Северной Кореи (а возможно, и у Ирана в будущем) есть еще более простой способ для ее прорыва. Им надо только дождаться, когда на море поднимется шторм. Систему ПРО в серьезных штормовых условиях еще не испытывали, но уже сейчас хорошо известно, что она ненадежна, когда шторм на море достигает определенного уровня.

Мы, конечно, можем молиться, уповая на то, что Северная Корея или Иран дождутся штиля, чтобы нанести свой удар. Но построенная на вере и молитвах ПРО это, наверное, не то, о чем думали налогоплательщики, когда их попросили заплатить за нее – причем такую сумму, которая уже на сегодняшний день составляет сотни миллиардов долларов.

Но если систему ПРО могут с такой легкостью обмануть северные корейцы и иранцы, то почему против нее так сильно восстают русские? Ответ прост: их военным стратегам платят за то, чтобы они демонстрировали свою паранойю – как и стратегам из Пентагона. И они должны исходить из самого негативного сценария, в котором им необходимо относиться к этой системе как к высокоэффективной — пусть она таковой и не является.

Русских стратегов может также беспокоить возможность серьезного количественного увеличения ракет-перехватчиков, непредсказуемые технические изменения в системе ПРО (например, ракеты-перехватчики с ядерными зарядами), а также разнообразие и масштабы применения сенсорных систем, обеспечивающих противоракетную оборону.

Эти тревоги начинают доставлять русским головную боль по поводу их обязательств о сокращениях вооружений. Российское соглашение о ратификации нового договора о сокращении стратегических вооружений позволяет Москве выйти из него, если «Соединенные Штаты Америки, другое государство или группа государств развернут систему противоракетной обороны, способную существенно снизить эффективность стратегических ядерных сил Российской Федерации».

Новый «поэтапный адаптивный» план развития системы ПРО администрации Обамы предусматривает к концу текущего десятилетия развертывание примерно 440 ракет-перехватчиков на 43 кораблях и на двух наземных площадках в Европе. Осуществлять этот план будут в четыре этапа, причем на последних двух, начиная с 2018 года, будет наращиваться количество более эффективных версий ракет SM-3 «Блок 2».

Москва обеспокоена тем, что эти более мощные ракеты-перехватчики смогут нейтрализовать часть ядерных сил России, нарушив, таким образом, тонкое равновесие в области вооружений, согласованное в Договоре СНВ-3. На самом деле, в преамбуле договора открыто признается взаимосвязь между стратегическими наступательными и оборонительными системами вооружений. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров особо предостерег о недопустимости таких действий. «Реализация третьего и четвертого этапов «адаптивного подхода» США приведет к созданию такого стратегического уровня, который будет угрожать эффективности российских сил ядерного сдерживания», — заявил Лавров, согласно сообщениям российских средств массовой информации.

НАТО в ответ заявила, что система ПРО не направлена против России. Нет, говорят представители Североатлантического альянса, она направлена против возможных будущих угроз со стороны Ирана. Но русских совершенно определенно больше беспокоят возможности, чем намерения. Учитывая тот факт, что какая-нибудь администрация (скажем, во главе с президентом Пэйлин) может радикально поменять свои взгляды на Россию, Кремль трудно винить в его скептицизме.

Российский президент Дмитрий Медведев уже открыто пригрозил разорвать новый СНВ, поскольку в нем якобы нарушается «паритет» — то есть, точное равновесие в вооружениях, согласованное в рамках договора. «Если будет развиваться ПРО, и это будет означать взламывание стратегического паритета, договор может быть приостановлен и даже прекращен», — заявил Медведев.

Хотя система противоракетной обороны не обеспечивает защиту в реальном бою, российские военачальники все равно считают ее эффективным средством нейтрализации части своих боезарядов. Они на вполне законных основаниях могут представить это как посягательство на количественный паритет, лежащий в основе нового СНВ. Развертывание перехватчиков «Блок 2» на подвижных корабельных платформах обязательно станет нарушением духа, а возможно, и буквы СНВ-3.

На Западе суть проблемы сейчас представляют следующим образом: Россию в этой системе больше всего беспокоят два наземных района развертывания в Польше и Румынии, а также то, что НАТО будет наступать ей на ноги, создавая базы на территориях, которые Москва считает своей сферой влияния. Безусловно, такая озабоченность у России существует, но это лишь часть истории. Теодор Постол (Theodore Postol) из Массачусетского технологического института и я провели детальный анализ запланированной к созданию системы. В результате выяснилось, что систему ПРО легко можно перенастроить, чтобы она обладала теоретической способностью действовать против российских МБР, особенно после 2018 года, когда на вооружение поступят более мощные ракеты-перехватчики. Но даже теоретическая возможность такого воздействия (которую русские могут нейтрализовать за счет радиолокационных ловушек и других мер противодействия) заставит российских военных руководителей задуматься.

Решение НАТО о разработке и принятии на вооружение перехватчиков «Блок 2» приведет к откровенному парадоксу: появится ПРО, обладающая низкой или нулевой эффективностью, но имеющая технические и количественные неопределенности, которые заставят осторожных и подозрительных российских военных стратегов относиться к ней так, будто в будущем она сможет стать весьма эффективной.

Россия, а также Китай могут отреагировать на это наращиванием собственных арсеналов, а возможно и блокированием будущих переговоров с США о сокращении ядерных вооружений.

Сейчас необходима независимая, надпартийная оценка затрат, причем не только колоссальных денежных затрат, но и издержек в сфере безопасности, в сопоставлении с преимуществами предлагаемой системы (если таковые имеются). А возможное раскрытие военных секретов США, которое так беспокоит Вулси и Хейнрикс, это лишь один из многих рисков неэффективной системы ПРО – от создания ложного чувства защищенности, способного привести к серьезнейшим политическим просчетам, до накопления запасов оружейного плутония в мире и возобновления ядерной гонки вооружений с Россией.

Надо ли, на самом деле, жертвовать российским ферзем в попытке (которая окажется неудачной) защититься от иранской пешки?

Юсаф Батт – ядерный физик, в настоящее время работает научным консультантом в Федерации американских ученых по проблемам ПРО и другим вопросам национальной безопасности. Ранее он работал научным сотрудников в Комитете по международной безопасности и контролю вооружений Национальной академии наук США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.