Резкое падение доллара за последние несколько недель вызвало существенные опасения по поводу статуса Соединенных Штатов Америки как ведущей силы в мировой экономике. С такими опасениями тесно связаны постоянные страхи в отношении подъема Китая и как никогда сложных взаимоотношений между Пекином и Вашингтоном.

 

Большинство людей сегодня понимает, что Китай является  крупнейшим кредитором погрязшего в долгах американского государства. Эта страна владеет американскими казначейскими сертификатами на сумму, близкую к триллиону долларов. Она также вложила сотни миллиардов долларов в частные предприятия США. Хотя все эти факты признаются однозначно и повсеместно, политики и эксперты по-прежнему недооценивают последствия такого рода взаимоотношений.

 

Задумайтесь над тем, что произошло в 1946 году, когда испытывавшая денежный голод Великобритания обратилась к США, чтобы получить заём. На протяжении 30 с лишним лет до этого Британия беспокоилась по поводу  угрозы со стороны усиливавшейся Германии. Прошли две войны, были потеряны миллионы человеческих жизней, и британская казна в итоге опустела. Британия выжила, но издержки оказались весьма существенны.

 

Несмотря на свою империю глобального масштаба, мощную армию, а также завидное положение мирового центра торговли, в начале 1946 года британское правительство столкнулось с серьезной опасностью банкротства и невозможности выполнять свои финансовые обязательства. Поэтому она сделала то, что делала неоднократно на протяжении предыдущего десятилетия: обратилась за помощью к своему ближайшему союзнику. Британия попросила у США заем на сумму 5 миллиардов долларов под нулевой процент с погашением в течение 50 лет. Сегодня такие условия могут показаться весьма щедрыми, но в те времена подобные схемы финансирования были обычным делом. К удивлению и изумлению британцев Вашингтон ответил отказом.

 

Не в силах принять такой ответ, Британия пояснила, что если она не получит эти средства, правительство окажется банкротом. Американцы выдвинули ряд условий. Они дадут в долг Британии 3,7 миллиарда долларов под 2 процента, а британское правительство будет твердо придерживаться условий Бреттон-Вудского соглашения. Согласно этому соглашению, ключевой валютой при расчете обменных курсов стал доллар, а не фунт стерлинга. Кроме того, Британия должна была сделать фунт свободно конвертируемым. Что еще важнее, Британия должна была покончить со своей системой имперских льгот и привилегий, а это означало конец налогам и пошлинам на товары, ввозимые и вывозимые из колоний, таких как Индия. Это были не просто финансовые санкции карательного характера. Вкупе они означали закат Британской империи.

 

В течение двух лет Британия ушла из Индии и начала процесс деколонизации по всей Азии и Африке. Будучи не в силах конкурировать с Соединенными Штатами в области экономики и лишившись возможности пожинать плоды колониальной торговли, Британия была вынуждена сократить свои вооруженные силы и объемы коммерции. Она быстро утратила господствующее положение в мире и вступила в многолетнюю полосу экономических неурядиц. В 80-е годы Британия, наконец, оправилась и стала преуспевающей страной, но она все равно напоминала лишь бледную тень того, чем являлась в пору своего расцвета.

 

Британию на посту опекуна и защитника Запада сменили Соединенные Штаты. Как отметил в конце 40-х годов один из представителей британской власти по имени Эвелин Шакберг (Evelyn Shuckburgh), "было невозможно не ощутить, что мы играем вторую скрипку". Именно этого добивались Соединенные Штаты. США, поддерживавшие британцев на протяжении десятилетий, ставшие во время двух войн банкиром и производственной базой для Великобритании, в конце Второй мировой войны решили полностью вытеснить Британскую империю и занять ее место. Просьба о предоставлении займа стала предлогом, но к тому времени соотношение сил уже изменилось, и Британия ничего не могла поделать, чтобы переломить возникшую тенденцию.

 

К 2030 году, а может быть и раньше, Китай обгонит США по объему своей экономики, хотя в расчете на душу населения он еще долгие годы после этого будет гораздо беднее Америки. Траектории развития могут измениться, но недавний кризис американской финансовой системы лишь ускорил подъем Китая.

 

Если принять во внимание уроки гибели Британской империи, то откровенной глупостью выглядит попытка строить сегодняшнюю политику на предположении о том, что Китай натолкнется на фатальное препятствие и не сможет вытеснить США. Да, Соединенные Штаты в состоянии справиться с размерами накопленной на сегодня задолженности. На самом деле, задолженность очень тесно привязывает китайцев к американской экономике - таким образом, что это выгодно для обеих стран (хотя данный аргумент требует доказательств). Однако тот факт, что сегодня экономики двух стран тесно взаимосвязаны, отнюдь не означает, что их интересы всегда будут совпадать.

 

И здесь сравнение с Британией вызывает отрезвление. Отношения Британии и США были взаимовыгодными на протяжении многих десятилетий, хотя американцам не нравилось, что к ним относятся как к младшим партнерам. Когда напряженность начала усиливаться, Британцы были полностью поглощены более непосредственной угрозой со стороны Германии. Но в итоге нокаутирующий удар нанесла все же Америка.

 

У американцев после Британии более полувека не было настоящего экономического конкурента и соперника. Америка сегодня непривычна к глобальному экономическому соперничеству - точно так же, как и Британия на пике своей мощи и славы. США часто напоминают неуклюжего гиганта, плохо приспособленного к требованиям экономической конкуренции.

 

Единственный способ избежать участи Британии и ответить на вызов Китая заключается в оздоровлении экономики и возрождении экономической жизни. Эти усилия должны быть рассчитаны на много лет, и реализовать их удастся в основном за счет инноваций, а не за счет законодательства. Америке следует осуществить переналадку своей экономики и наращивать усилия на базе глобального успеха многих американских компаний. Она должна сосредоточиться на изобретении новой продукции и выработке новых идей, а не на защите своей ржавой индустрии вчерашнего дня. А драки из-за реформы здравоохранения и изменений климата похожи на безделье в момент пожара.

 

Китай переживает пору расцвета, потому что  это голодная, динамичная и боящаяся провала страна. Она также уверена в том, что должна стать лидирующей силой в мире. По тем же самым причинам столетие назад расцветала Америка. Сегодня в американской жизни такой голод и динамизм заметны гораздо меньше, чем брюзжание по поводу того, что остальной мир не хочет сотрудничать с США.

 

Америке грозит опасность, вызванная ее верой в то, что поскольку она является господствующей державой на мировой арене, такая ситуация сохранится и впредь. Это прямой путь для превращения в послевоенную Британию.

 

Захари Карабелл автор книги "Superfusion: How China and America Became One Economy and Why the World's Prosperity Depends on It"