Секреты Луиса Барсенаса Гутьерреса (Luis Bárcenas Gutiérrez) на 14 листах школьной тетради, которую он вел в течение 18 лет, будучи казначеем и управляющим делами Народной партии, отражают некоторые эпизоды бухгалтерской деятельности правящей Народной партии. Эти откровения поставили партию в сложнейшее положение в один из решающих моментов для будущего Испании. В настоящее время Народная партия занимает доминирующие позиции в большинстве автономных областей и муниципалитетов страны.

В результате публикации записок Барсенаса под удар попали председатель Народной партии Мариано Рахой (С 21 декабря 2011 — премьер-министр Испании, прим. ред.) и все руководители партии, начиная с 1990 года, когда Хосе Мария Аснар сменил Мануэля Фрагу. Руководителей Народной партии теперь подозревают в самых разных грехах: незаконных выплатах, получении пожертвований сверх нормы, установленной для политических партий, связях с коррумпированными предпринимателями.

В частных беседах руководство партии, пытаясь опровергнуть записи казначея, заявляет: «Барсенас – самозванец, который все это время присваивал партийные деньги». Выступая на публике, оно предпочитает ставить под сомнение двойную бухгалтерию бывшего казначея, критиковать El País за публикацию сведений и открыто не обличать Барсенаса, который все еще представляет собой опасность. По сути дела, Рахой не сказал в субботу про него ни одного плохого слова.

Читайте также: Италия и Испания - сходство судеб?

Председатель партии уже давно подозревал о том, что Барсенас представляет собой мину замедленного действия. Именно Рахой предложил его на должность главного казначея во время партийного съезда 2008 года. К тому времени он уже 18 лет был управляющим делами и прекрасно знал все схемы финансирования партии, имена предпринимателей, оказывавших ей материальную помощь и тех, которым нужно было помочь, личности руководителей, чьи проблемы решала партия, а также бреши, которые нужно было закрыть без особого шума.

Когда Барсенасу были предъявлены обвинения в коррупции, Рахой уже знал, что казначей представляет опасность для партии. В случае взрыва этой мины замедленного действия, возглавляемый Рахоем проект могут понести непоправимый ущерб, поскольку Барсенас знал очень опасные секреты.

Следственные органы вели наблюдение за Барсенасом в течение почти четырех лет. Его жизнь похожа на ночной кошмар, от которого он не может отделаться. Несмотря на то, что в Народной партии он получал очень высокую зарплату – более 200.000 евро в год - которая, по логике, должна была отбить желание влезать в коррупционные схемы, Барсенас был слишком беспокойным бизнесменом, что в итоге и осложнило его отношения со следствием, которое всерьез стало заниматься его личными счетами.

Следователи обнаружили странную операцию с  одним из банков, к которому он обратился с просьбой выдать ему 330 000 евро купюрами по 500 евро. Указанную сумму он через две недели положил обратно на свой счет через этот же банк. На вопрос о цели данной операции Барсенас ответил, что деньги ему понадобились для приобретения двух картин с целью их немедленной перепродажи и получения таким образом быстрой прибыли.

Сторонники «Народной партии» полсе выборов в Каталонии


Также по теме: Британцу, боровшемуся против коррупции вместе с Магнитским, грозит обвинение в клевете

Но мир искусства дал ему и другие поводы, чтобы понервничать. В ходе расследования полиция обнаружила еще одну подозрительную банковскую операцию. В 2006 году супруга Барсенаса положила  в одно из отделений банка Caja Madrid 500 000 евро купюрами по 500 евро. Налоговая служба возбудила в связи с этим уголовное дело за уклонение от уплаты налогов. А бывший казначей объяснил эту странную коммерческую сделку следующим образом: в 1987 году его супруга приобрела несколько картин, которые продала в 2006 году, заработав на этом полмиллиона евро. Разумеется, никто ему не поверил. Во время своего последнего допроса летом прошлого года, который вел следователь Пабло Рус (Pablo Ruz), отвечая на вопрос о данной операции, Барсенас в отчаянии закричал: «Но Ваша честь! Какое это имеет отношение к коррупции!».

Это было предпоследним эпизодом его мытарств. Когда наступило Рождество 2012 года, Барсенас понял, что обречен. Верховный Суд страны получил важные сведения о счетах бывшего казначея в одном из швейцарских банков. Ставшие известными цифры раскалили градус скандала добела. На этом счете Барсенаса скопилось 22 миллиона евро. Часовой механизм мины замедленного действия, запущенный в тот момент, когда Верховный Суд Мадрида предъявил обвинение Барсенасу, тикал теперь совсем рядом со штаб-квартирой Народной партии, располагавшейся на улице Génova 13. Именно оттуда однажды июльским днем 2009 года бывший казначей вынес девять коробок со взрывоопасной документацией.

Все началось именно там. Рахою, всегда поддерживавшему с Барсенасом хорошие отношения, удалось создать впечатление, что подобные дела ему вообще чужды, что ему это неинтересно и вообще он занят другим. Однако, все, кто его знают, разделяют мнение, что за прошедшие четыре года председатель партии пристально следил за ходом дела, неоднократно беседовал с бывшим казначеем, пытаясь всеми возможными средствами не допустить, чтобы мина взорвалась.

Читайте также: Комменты жгут - мнение испанцев о коммунистах нацистского толка

Он даже никогда не предлагал ему добровольно уйти в отставку, хотя и не препятствовал тому, чтобы его окружение пыталось это сделать. «Ты меня назначил, ты меня можешь и снять, но я не хочу, чтобы кто-либо мне делал намеки от твоего имени», - в вызывающем тоне сказал Барсенас Рахою в июле 2009 года во время беседы в его кабинете. Рахой тогда сказал, что и не думал предлагать ему уйти в отставку, поскольку это личное дело каждого.

Благодаря этой позиции бывший казначей пользовался особым расположением в Народной партии. Ему оплачивали услуги адвоката (пока об этом не написала El País), оставили служебную машину, разрешили пользоваться кабинетом, а его секретарша по-прежнему делала от его имени телефонные звонки из штаб-квартиры Народной партии на улице Génova… И все это только ради того, чтобы не взорвалась мина с часовым механизмом, в которой, как опасались, содержалась весьма щекотливая информация о деятельности партии за последние 20 лет. Кроме того, он сохранял очень хорошие связи в руководстве партии.

Многие в партии знали, что Барсенас может вернуться и натворить дел. Поэтому у многих руководителей пошли мурашки по коже, когда они узнали о том, что на банковском счете в Швейцарии у Барсенася лежат 22 миллиона евро. Тогда они вспомнили, как летом 2011 года Барсенас (тогда он все еще проходил по делу о коррупции) рвал и метал, как загнанный в ловушку лев. В то время бывший казначей значительно отмежевался от Народной партии, хотя и сохранял за собой кабинет на улице Génova, использовал секретаршу и пытался избежать судебного преследования. В течение того периода Барсенас весьма сетовал на то, что юрист партии Федерико Трильо (Federico Trillo) избрал ошибочную тактику защиты членов Народной партии, проходивших по делу о коррупции.

Также по теме: Бюрократия и коррупция в России мешают инвестициям

Бывший казначей возмущался тем, что с разными обвиняемыми в партии обращались по-разному, намекая на то, что отказывать в помощи человеку, хранящему все партийные тайны, - это большое безрассудство. Он заявлял, что главное руководство партии в течение ряда лет получало на представительские расходы суммы, превышающие те, что установлены законом. Как утверждал Барсенас, он об этом знал, потому что производил соответствующие расчеты и имел на руках отчетные документы.

Акция "Стоп коррупция" в Москве


За эти месяцы Луис Барсенас выплеснул наружу всю свою злобу. Верхушка партии, внимательно отслеживавшая все его шаги, и особенно Рахой, для которого это был настоящий кошмар, знали об обвинениях, которые бывший казначей распространял по Мадриду. И начали разрабатывать план действий на тот случай, если он даст ход своим запискам. «Эта тетрадка, которой Барсенас постоянно угрожает всему Мадриду, - фальшивка, он сам ее написал в целях самозащиты. Он может писать, что ему вздумается, это ложь, никаких огромных зарплат не было», - заявляли тогда и повторяют сейчас некоторые руководители.

Публично этот аргумент пока еще не используется. Народная партия решила действовать не против самого Барсенаса, а против его записок, объявив их фальшивыми. Страх разозлить бывшего казначея все еще присутствует. Но в частных беседах партийная верхушка открыто заявляет, что все это выдумка. Многие региональные руководители продолжают выказывать сильное беспокойство, утверждая, что недостаточно объявить эти записи фальшивкой, надо аргументировано все объяснить, учитывая важность этих записей. Даже в частных беседах никто открыто не говорит о том, что Рахой присваивал себе деньги на представительские расходы, но при этом требуют в деталях объяснить содержимое записок.

Читайте также: План спасения Испании расколол Европу

Те, кто тогда видел Барсенаса, уверяют, что, несмотря на все свои проблемы, он был спокоен. Он продолжал путешествовать и размещаться по самому высшему разряду, как всегда. И рассказывать о своих спортивных подвигах в ходе весьма дорогостоящих экспедиций. А также постоянно летал в Аргентину, особенно не распространяясь о целях этих поездок.

Барсенас в то время заявлял в своем близком окружении, что следователь Антонио Педрейра (Antonio Pedreira) находится под его контролем. А по сути дела, бывший казначей, будучи дешевым хвастуном, просто не мог признаться в том, что неспособен сам выйти из создавшегося положения. Он все время твердил своему окружению, что, если он и оставил пост сенатора в 2010 году после скандала, вызванного публикацией всех материалов уголовного дела о коррупции, то сделал это не под давлением Народной партии, как утверждалось. Просто он был крайне заинтересован в том, чтобы дело забрали у Верховного Суда Мадрида, который рассматривал его в силу сенаторского статуса Барсенаса, и возвратили на рассмотрение к следователю Педрейре. «Он снимет с меня обвинение», - бахвалился бывший казначей. Никто ему особенно не верил, поскольку все уже знали о его склонности приукрашивать даже самые неприятные ситуации. И все же дело было прекращено, поскольку Педрейра не обнаружил достаточных признаков состава преступления. Тогда Барсенас усмирил свой гнев, прекратил выпады и какое-то время мог жить спокойно. И про его «тетрадочку», как ее называли в Народной партии, в течение долгого времени ничего больше не было слышно.

Также по теме: Важная веха в борьбе с коррупцией


Народная партия победила на всеобщих выборах, набрав абсолютное большинство голосов, и бывший казначей, привыкший быть рядом с представителями правящей верхушки, обедать и ужинать с ключевыми фигурами деловых и политических кругов, надеялся на то, что с приходом к власти «его людей» дела улучшатся. Но этого не произошло.

Положение Барсенаса осложнилось. Обжалование на решение о прекращении уголовного дела Верховным Судом Мадрида нашло поддержку в Верховном Суде Испании, и над Барсенасом опять нависла угроза судебного расследования в отношении его самых сокровенных личных тайн. Он написал жалобу и даже имел нелицеприятный разговор со следователем в присутствии всех представителей защиты и обвинения. В одном из своих заявлений он обвинил все ветви государственной власти в заговоре с целью его несправедливого осуждения. Органы государственной власти знают, на что способен Барсенас, но судебную машину остановить невозможно.

Счет Барсенаса в швейцарском банке вызвал эффект домино. Бывший казначей, теперь уже действительно загнанный в угол неопровержимыми доказательствами, защищается, как может: рассказывает о других владельцах этого швейцарского счета, который в действительности является инвестиционным фондом, а в партии содрогаются от одной мысли о том, что в деле Барсенаса могут быть замешаны и другие руководители. Последний ссылается на налоговую амнистию, объявленную после самой непопулярной меры Рахоя, и скандал разрастается. Министр Кристобаль Монторо (Cristóbal Montoro) заверяет, что Барсенас не подпадает под какую бы то ни было амнистию, а его адвокаты это опровергают. Социалистическая рабочая партия Испании (PSOE) требует отставки Монторо, в то время как напряженность внутри Народной партии достигает своей наивысшей точки.

Столкновения полицейских и участников всеобщей забастовки в Мадриде, Испания


Читайте также: Правосудие, коррупция и пример Бразилии

Газета El Mundo утверждает, не приводя при этом никаких документов, что завышенные зарплаты, о которых Барсенас говорил в 2011 году, действительно существовали и выплачивались систематически, хотя ни Рахой, ни Коспедаль (Cospedal) их не получали. И тут в Народной партии начинается паника. El País, тоже не подтверждая это документально, пишет, что эта практика вручения дополнительных денежных сумм началась, когда главой правительства был Хосе Мария Аснар. Тогда Рахой созывает совещание Исполнительного комитета и пытается успокоить страсти, заявляя о начале внутреннего расследования, которым руководит нынешний казначей Кармен Наварро (Carmen Navarro).

Даже в эти дни многие в Народной партии надеялись на то, что записи Барсенаса, о которых слышало почти все руководство, никогда не станут достоянием гласности. Ввиду их вероятной публикации напряженность достигла своего предела, однако Рахой все еще рассчитывает на то, что этого не случится. И вот в итоге El País, побеседовав со всеми основными руководителями и произведя все необходимые проверки на подлинность, опубликовала эти записки, в которых фигурируют все ключевые фигуры Народной партии за последние 20 лет, и конечно же, ее нынешний председатель в различном написании: Мариано Рахой, М.Рахой, Мариано Рах и М.Р.

Он является председателем партии и правительства, и моральный облик Народной партии сразу же блекнет, когда видишь его в записках человека, который пользовался наивысшим доверием партии и в течение 20 лет был хранителем ее кассы.

Тогда партия переходит к обороне. Она отрицает все и выдвигает теорию заговора. Они взялись за нас именно сейчас, когда мы стали укрепляться, говорит Долорес де Коспедаль (Dolores de Cospedal). Но это мало что даст. Пессимизм охватил правительство, Народную партию, местное руководство, управленцев среднего звена, рядовых членов, избирателей. А значительную часть населения при этом охватывает нарастающее негодование.

Также по теме: Китай - гражданское общество и борьба с коррупцией

Непрестанные коррупционные скандалы в стране, охваченной безработицей и обнищанием населения в целом, являются убийственными для правительства. «Если сейчас провести опрос общественного мнения, то мы потеряем половину голосов», - говорит один из партийных руководителей.

Заместитель председателя правительства Сорайя Саенс де Сантамария (Soraya Sáenz de Santamaría) исключает вероятность нестабильности в работе исполнительной власти и обещает принять меры по очищению рядов, большей открытости и укреплению государственных учреждений.

Однако ничто не в состоянии развеять атмосферу кризиса, проявляющуюся в ряде коррупционных скандалов, о которых подробно информируют социальные сети.

Рахой принимает решение держать удар, заявляет, что все это ложь от начала и до конца, обещает большую открытость, предоставляет данные о своих доходах и надеется, что время успокоит страсти. И так всегда и бывало, это ему подсказывает его же собственный опыт. Тот, кто умеет держать удар, побеждает. Бывает и так, что коррупционный скандал не оказывает какого-то ощутимого влияния на выборы. Наглядное доказательство тому – победа с абсолютным большинством голосов, которую одержал Франсиско Кампс (Francisco Camps) в самый разгар коррупционного скандала.

Некоторые члены Народной партии говорят, что «на этот раз все по-другому». Рахой в частных беседах заявляет, что победит и в этой схватке, как побеждал в предыдущих. Он считает, что если сможет пережить этот второй тяжелейший год, когда экономическое положение мало-помалу улучшается, то в 2014 году, согласно его прогнозам, все постепенно начнет забываться. Окончательный ответ даст время, его исторический союзник.