Cайт WikiLeaks, который в своем программном заявлении нацеливается на создание «более справедливого и основанного на правде общества», виновен в создании путаницы и дезинформации не меньше, чем те, кого он разоблачал. Сторонники WikiLeaks обязаны слепо и преданно следовать его установкам.

Недавно я проезжала через Лос-Анджелес, направляясь на кинофестиваль Sundance. Я не очень хорошо знаю это место, но мне всегда кажется, что Лос-Анджелес живет в отрыве от действительности, так и не превратившись в настоящий город: он похож на муниципальную детскую площадку, населенную взрослыми детьми. Люди здесь обедают в семь, а в девять еще спят. Они ездят по городу в автомобилях, пьют свою содовую, зависнув в выдуманном мире, и кажется, что их спокойствие – оно какое-то ненастоящее, как отрезок времени от падения карапуза до его вопля.

Такая неустойчивость, подвешенное состояние как-то связаны с тем, что Лос-Анджелес - это временный дом для несоразмерно большого числа знаменитых людей. Есть теория славы, которая гласит: как только она приходит, развитие прекращается. Майкл Джексон застрял в детстве, радуясь вечеринкам с остающимися на ночь гостями и ярмаркам с аттракционами. Вайнона Райдер так и осталась заблудшим подростком, балуясь магазинными кражами и экспериментируя с таблетками. Джордж Клуни, всю жизнь боящийся брать на себя любые обязательства, видимо, никогда не остепенится.

Читайте также: Шведская полиция проводит обыск в хостинговой компании сайтов WikiLeaks и Pirate Bay

Любой план в Лос-Анджелесе несет на себе аббревиатуру ЕНБПП (если не будет предложений получше). Слава делает людей инфантильными и дает им относительную безнаказанность. Те, кто стремятся к ней, испытывая чрезмерную потребность во внимании и восхищении, зачастую меньше всего подготовлены к критике.

На фестивале Sundance, ставшем выставкой работ независимых кинематографистов со всего света, я оказалась из-за Джулиана Ассанжа. Я поехала туда, чтобы посетить премьеру документального фильма режиссера Алекса Гибни (Alex Gibney) о WikiLeaks «We Steal Secrets» (Мы крадем секреты) – ведь я была исполнительным продюсером этого фильма, а Ассанж осудил его, даже не посмотрев. Он был против названия. WikiLeaks сообщил в «Твиттере», что «в контексте предстоящих судебных процессов название кажется неэтичным и предвзятым. Таково утверждение обвинения, и оно ложно».

Но как я раньше указывала Ассанжу, название было взято из комментария, с которым в картине выступает бывший директор ЦРУ Майкл Хэйден (Michael Hayden). Он сказал Гибни, что американское правительство регулярно занимается «кражей секретов» у других стран. Эту фразу мы использовали специально, чтобы подчеркнуть парадоксальность ситуации с рядовым армии США Брэдли Мэннингом (Bradley Manning), которого обвиняют в передаче Ассанжу телеграмм американской разведки. Мэннинга могут приговорить к смертной казни за то, что его собственное государство делает постоянно, и в чем открыто признается Хэйден.

Фильм в конкурсную программу не вошел, так как Гибни - хорошо известный всем режиссер, а у картины уже был кинопрокатчик. Но это не помешало WikiLeaks сообщить следующее: ««Мы крадем секреты» не украл на фестивале никаких призов, поскольку его отвергли во всех 30 категориях».

Также по теме: Ассанж борется не против Америки

Проблема сторонников Ассанжа в том, что, говоря словами Джорджа Буша, они смотрят на мир так: если вы не с нами, то против нас. Сказав Ассанжу, что буду участвовать в съемках «Мы крадем секреты», я предложила ему посмотреть этот фильм, не думая о том, за него эта картина или против. Я попросила его посмотреть на фильм так, будто это честная и правдивая работа. В него включены утверждения критиков Ассанжа. Их надо было включить, чтобы фильм был сбалансированным и чтобы его посмотрели не только люди из паствы WikiLeaks. Ассанж на это ответил: Если это честный фильм, он будет за Джулиана Ассанжа». Опасайтесь знаменитостей, говорящих о себе в третьем лице.

Мне стало ясно, что Ассанж согласится разговаривать только с секретарем, пишущим под диктовку, но не с независимым режиссером, таким, как Гибни, среди тонких работ которого «Энрон: Самые смышленые парни в комнате», «Клиент № 9: Взлет и падение Элиота Спитцера» и оскароносный фильм «Такси на темную сторону». Во многом сюжетная линия этой картины напоминает мое собственное впечатление от Ассанжа, которое трансформировалось от восхищения до полного разочарования.

Люди у посольства Эквадора в Лондоне


Я поддерживала Ассанжа задолго до знакомства с ним. Я узнала о его работе, когда он был арестован в конце 2010 года по обвинению в посягательствах сексуального характера и посажен в одиночную камеру. Я решила внести за него залог, так как считала, что он через WikiLeaks говорит правду власти, и что у него много врагов. У меня были некоторые опасения по поводу беспечного отношения к обработке попавших к нему документов, о чем ходили упорные слухи; и были сомнения относительно публикации некоторых телеграмм, например, списка объектов инфраструктуры, имеющих важное значение для национальной безопасности США. Но сильнее всего было мое страстное ощущение, что демократии нужны сильные и свободные средства массовой информации.

Читайте также: У WikiLeaks почти не осталось денег

Я абсолютно уверена в том, что подотчетность и демократический выбор могут быть гарантированы только тщательным и неумолимым общественным контролем. Как писал Мэннинг, «без информации общество не может принимать правильные решения».

Будучи главным редактором WikiLeaks, Ассанж создал механизм прозрачности, чтобы призывать к ответу государства и корпорации. Мне ненавистна ложь, а сайт WikiLeaks разоблачал самую опасную ложь из всех – которую сообщала нам наша избранная власть. WikiLeaks разоблачал коррупцию, военные преступления, пытки и факты укрывательства. Он показывал, что нам лгали о войнах в Ираке и Афганистане, что американские военные целенаправленно скрывали информацию о систематических пытках и потерях среди гражданского населения, которые очень сильно занижались. Сайт рассказал о том, что Буш и Обама санкционировали массовую передачу иракских военнопленных от американских войск властям Ирака, зная, что их будут пытать.

Он изобличил союзника Америки Пакистан, показав, что эта страна ведет двойную игру, получая американскую помощь и одновременно  сотрудничая с талибами. Он рассказал о существовании секретного американского подразделения заказных убийств, занимавшегося убийствами женщин и детей в Афганистане. Он разоблачил тайную американскую войну в Йемене. Он вскрыл преступную деятельность и злоупотребления тиранов в Египте, Тунисе и Ливии, что усилило народный гнев против репрессий и дало толчок арабской весне.

А между тем, Брэдли Мэннинга, который был обвинен в организации утечки информации из телеграмм, арестовали и бросили в одиночную камеру в американской тюрьме. За ним постоянно следят, чтобы он не совершил самоубийство – вопреки протестам тюремных врачей. У него отнимают одежду и одеяла, а свет в камере никогда не выключается. Он замерзал, его лишали сна, он был вынужден стоять голым во время переклички.

Также по теме: Ассанж обращается к миру

Американские политики и эксперты призывали наказать (и даже казнить) Ассанжа – человека, разоблачавшего военные преступления США, но не тех, кто эти преступления санкционировал и совершал. Министерство юстиции провело целое расследование, выясняя, можно ли применить против Ассанжа закон о борьбе со шпионской деятельностью, чтобы посадить его за решетку. Собрали большое следственное жюри, дабы рассмотреть вопрос о том, следует ли предъявлять Ассанжу и другим сотрудникам WikiLeaks обвинение в совершении преступления. Пошли слухи, что против него выдвинут секретный обвинительный акт.

Испытывая политическое давление, Visa и MasterCard прекратили переводить в фонд WikiLeaks пожертвования, хотя, как отмечает в фильме бывший сотрудник WikiLeaks Джеймс Болл (James Ball) (он сейчас работает журналистом в Guardian), они бы с радостью переводили деньги даже на счет ку-клукс-клана. Пока никаких обвинений не предъявлено, но я по-прежнему уверена, что если Ассанжа осудят за шпионаж, будущее журналистских расследований будет поставлено под угрозу во всем мире.

Как говорит в нашем фильме Билл Леонард (Bill Leonard) из администрации Буша, «закон о борьбе со шпионской деятельностью в основном предназначен для применения в таких ситуациях, когда люди передают противнику информацию о национальной обороне, при помощи которой противник может нанести нам ущерб. Было бы неслыханно, если бы этот закон применили против человека, который сделал то, что New York Times и Washington Post делают ежедневно».

Нет никаких свидетельств, говорящих о каком-то ущербе для национальной безопасности США, нанесенном утечками информации. Да и вообще, демократия никогда не страдала от того, что общество больше знает и больше понимает. Если Ассанжа осудят в США за шпионаж, я подозреваю, что даже самые разочарованные его сторонники выйдут на баррикады, выступив в его защиту.

ассанж обвиняет фейсбук в шпионаже


Читайте также: WikiLeaks в объятиях Кремля

Список таких разочарованных и отвернувшихся от Ассанжа союзников длинный. Кто-то говорит, что поссорился с ним из-за редакторской правки; кто-то из-за нарушенных договоренностей, кто-то из-за денег, кто-то из-за собственности и прав на нее. В этом списке самый первый сотрудник Ассанжа в WikiLeaks Даниэль Домшайт-Берг (Daniel Domscheit-Berg) и анонимный технический гений по кличке «Архитектор», создававший платформу WikiLeaks. В нем также фигурируют журналисты, вместе с которым Ассанж работал над переданными телеграммами: Ник Дэвис (David Leigh), Дэвид Ли (David Leigh) и Люк Хардинг (Luke Harding) из Guardian; группа из New York Times; Джеймс Болл, а также активистка из фонда Freedom of Information Хизер Брук (Heather Brooke). Есть в нем бывший адвокат Ассанжа Марк Стивенс (Mark Stephens). Есть Джейми Бинг (Jamie Byng) из издательства Canongate Books, заплативший Ассанжу 500000 фунтов за написанную «литературным негром» «автобиографию» разоблачителя, после чего Ассанж прямо перед публикацией отказался сотрудничать с ним. Есть команда с телеканала Channel 4, снявшая об Ассанже документальный фильм, после чего он пожаловался в Управление по делам радио, телевидения и предприятий связи, заявив, что фильм несправедливый и вторгается в его частную жизнь. Есть в списке бывшие сотрудники WikiLeaks из Исландии.

Проблема в том, что сайт WikiLeaks, который в своем программном заявлении нацеливается на создание «более справедливого … и основанного на правде общества», виновен в создании путаницы и дезинформации не меньше, чем те, кого он разоблачал. А сторонники WikiLeaks обязаны слепо и преданно следовать его установкам.

В августе прошлого года я попросила Джулиана Ассанжа ответить на те доводы, которые корреспондент New Statesman по правовым вопросам Дэвид Аллен Грин (David Allen Green) изложил в блоге с названием «Юридические мифы об экстрадиции Ассанжа». Будучи его страстной сторонницей, я опасалась, что могу непреднамеренно распространить эти мифы. Несмотря на несколько попыток получить от него ответы, я так и не добилась успеха.

Также по теме: У Ассанжа останется немного друзей в Швеции

Мне сказали, что Ассанж «очень занят», хотя меня пригласили в посольство Эквадора, где он незадолго до этого укрылся, чтобы избежать экстрадиции. Мне предложили сняться вместе с ним, от чего я отказалась.

Я хотела спросить его насчет мнения объективного эксперта-юриста, который вопреки утверждениям WikiLeaks настаивает на том, что шансы на экстрадицию Ассанжа из Швеции в США столь же невелики, как и шансы на его высылку из Британии. Сервер WikiLeaks когда-то размещался в Швеции, и его сотрудники пользовались либеральными мерами правовой защиты этой страны для журналистов (в отличие от  Эквадора, который в мировом индексе свободы прессы занимает 119-е место).

Когда две шведки обвинили Ассанжа в том, что он в августе 2010 года изнасиловал их и подверг посягательствам сексуального характера, Марк Стивенс, выступая в качестве  его адвоката, назвал Швецию «одним из этих подхалимских государств, которые предоставляли свои ресурсы и территорию для передачи подозреваемых в терроризме». Но даже сам сайт WikiLeaks сообщал о том, что Швеция в 2006 году прекратила оказывать такие услуги США.

Стивенс не стал указывать, что другим «подхалимским государством», занимавшимся передачей и пытками, была Британия. В любом случае, для экстрадиции Ассанжа из Швеции в США потребуется согласие Британии, как первой имеющей отношение к этому делу страны.

Далее, договор об экстрадиции между Швецией и США запрещает выдачу людей, совершивших политические правонарушения и замешанных в шпионаже, а также препятствует экстрадиции, если существует опасность вынесения смертного приговора.

Читайте также: СМИ о том, как WikiLeaks раскрывает секреты «наемного ЦРУ»


В деле Ассанжа есть тревожные аспекты, и не исключено, что следует задать определенные вопросы о ведении расследования шведской полицией. Так, самые серьезные обвинения в изнасиловании в какой-то момент были с него сняты, и шведские власти отозвали ордер на его арест. Один из главных обвинителей в Стокгольме Ева Финн (Eva Finne), выслушавшая доводы обвинения против Ассанжа, заявила: «Не думаю, что есть основания подозревать его в изнасиловании».

Однако спустя десять дней следствие по делу об изнасиловании возобновили по указанию главного прокурора Марианны Най (Marianne Ny).

wikileaks и Литва


Есть также вопрос о том, почему государственный обвинитель так долго не назначал дату допроса Ассанжа (хотя прокуратура неоднократно просила об этом, да и связаться с Ассанжем было непросто). Следует также спросить, почему обвинитель не согласился на предложение Ассанжа ответить на вопросы следствия в режиме видеоконференции, хотя такие прецеденты в шведской правовой практике имеются. (Правда, здесь следует отметить слова шведского прокурора о том, что Ассанж нужен не просто для допроса, но и для «уголовного судопроизводства», чтобы его можно было арестовать и предъявить обвинение.)

Момент  для заявлений об изнасиловании и выдачи Интерполом ордера на арест Ассанжа в ноябре 2010 года вначале многим показался подозрительным, в том числе, и мне тоже. Все произошло буквально спустя два дня после появления первой партии разоблачающих телеграмм Госдепартамента. Марк Стивенс поддержал конспирологические теории, приписав обвинения «темным силам». Он сказал: «Медовая ловушка дала побеги». В интервью ABC News Ассанж заявил, будто бы шведская прокуратура утаивает улики, свидетельствующие о том, что его «подставили». Его адвокаты утверждали, что «красные уведомления», выданные Интерполом по делу Ассанжа, обычно приберегают для «террористов и диктаторов». На самом деле, такие уведомления выдаются в случае вождения в пьяном виде и изготовления видео с подглядыванием за студентками. Двух женщин, оказавшихся в центре обвинений в изнасиловании, позже назвали по именам в интернете и опозорили. Им грозили изнасилованием и изображали с броскими надписями на лицах.

Также по теме: Ассанж вправе бояться преследования США


Вполне может оказаться, что серьезные обвинения в посягательствах сексуального характера и изнасиловании не найдут достаточных обоснований в суде и не подтвердятся. Но я пришла к выводу, что всем этим должны заниматься шведские судебные органы, и что Ассанж вредит и себе, и своим заявлениям о прозрачности – а также оказывает услугу американскому Министерству юстиции, превращая свой отказ отвечать на вопросы в Швеции в правозащитный вопрос. В британских судах состоялось три судебных заседания, и все три раза они поддержали европейский ордер на его арест. У пострадавших женщин тоже есть права, и они требуют решения. Благородное дело, которым занимается Ассанж, и его желание избежать судебного процесса в США не могут быть превыше их права быть выслушанными в шведском суде.

Я не сожалею о том, что внесла в качестве  залога деньги за Ассанжа. Но я сделала это для того, чтобы он ожидал суда на свободе, а не для того, чтобы он бегал от допросов и обвинений.

Что касается Ассанжа, то экспертов и обозревателей с левого и правого флангов больше интересует трайбализм, нежели правда. Нападки на него со стороны многочисленных критиков в прессе носят очень злобный и очень личный характер. Обе стороны виновны в том, что создали политические карикатуры и уничтожили всякую возможность двойственного отношения. Заявления типа «с другой стороны» не очень-то хорошо тиражируются, однако в данном конкретном случае позиции в дебатах оказались слишком поляризованными. Человек, который всю жизнь занимается такой работой, сидя как прикованный за компьютером, действуя тайком, постоянно перемещаясь, и не имея при этом ни защиты, ни стабильности, ни дохода, обязательно будет немного другим. Я видела вспышки очарования, блестящего ума и проницательности Ассанжа. Но я также увидела, как бешеная популярность, приходящая мгновенно, может заставить даже самого здравомыслящего идеалиста поверить, что он стоит над законом и критике подвергаться не может.

Нам всем нужен герой. Когда на сайте WikiLeaks в 2010 году появилось печально известное видео, где показано, как американские военные расстреливают в Ираке десяток гражданских лиц,  я в шутку спросила: может, Ассанж это новый Джейсон Борн – вечно в бегах, гонимый государством. Это будет трагедией, если человек, сделавший так много хорошего, в итоге станет относиться терпимо только к своим приверженцам и к непоколебимой преданности себе самому - совсем как основатель саентологии австралиец Рон Хаббард (Ron Hubbard).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.