«Воскресенье, 17 апреля. Во второй половине дня я вошел в комнату в доме Святой Марты. Поставив багаж, я попробовал открыть ставни, потому что в комнате было темно, но мне это не удалось. Мой собрат, чтобы решить ту же проблему, обратился к монахиням, хозяйкам дома. Он думал, что это техническая проблема, но монахини объяснили ему, что ставни открыть нельзя. Затворничество конклава... Это новый опыт почти для всех нас: из 115 кардиналов только двое уже участвовали в выборах Папы...».

Так начинается дневник одного авторитетного кардинала, который изложил в нем не только свои впечатления, но и результаты четырех туров голосования, которые завершились избранием Бенедикта XVI. Разумеется, мы не можем назвать имя автора этого документального свидетельства. Оно попало к нам в руки благодаря доверительным отношениям, которые за многие годы сложились у нас с его автором.

До сих пор мало что известно о том, как проходил конклав, который 19 апреля избрал преемника Иоанна Павла II. Почти нет сведений (а те, что есть, противоречивы) об истинной роли кардинала Карло Марии Мартини. Дневник, оказавшийся в нашем распоряжении, и последующие конфиденциальные беседы с другими кардиналами позволяют сделать первую  попытку реконструкции 24 часов затворничества, после которых был избран 265-ый понтифик католической церкви. Вырисовывается неожиданная картина, сопровождавшая избрание кардинала Йозефа Ратцингера. В ходе третьего тура голосования меньшинство, не желавшее голосовать за бывшего префекта Конгрегации доктрины веры, отдало голоса за аргентинского кардинала Хорхе Мария Бергольо, набравшего необходимые 40 голосов, что слишком мало, чтобы стать первым Папой-латиноамериканцем, но достаточно, чтобы воспрепятствовать достижению минимума в 77 голосов, необходимых для избрания Папы (115-40=75). «Конклав после третьего тура голосования во вторник утром, 19 апреля, кажется, не привел к избранию Папы».

Читайте также: Второй Ватиканский собор глазами Бенедикта XVI


Но прежде, чем мы проникнем за кулисы конклава, скажем несколько слов о надежности нашей информации, на которой основывается реконструкция событий. Насколько точен отчет о результатах голосования, основанный на памяти одного из его участников? Необходимо учесть, что каждому из 115 кардиналов, избиравших Папу, были розданы не только избирательные бюллетени, но и список всех участников. Те, кто хотели, имели возможность сделать заметки о предпочитаемых кандидатах. В конце каждого голосования  бюллетень и листок сдавались и попадали в старую чугунную печь Сикстинской капеллы. Однако, многие кардиналы (среди которых был и автор дневника), чтобы сохранить точное воспоминание о происходящем на конклаве, как только входили в дом Святой Марты, записывали  результаты голосования. Кроме того, на некоторых  кардиналов была возложена обязанность подсчета голосов и обязанности ревизоров. Они должны были контролировать результаты голосования и подписывать официальные документы. Окончательный доклад пишется камерленго. Все эти операции позволи хорошо запомнить и проверить результаты голосований.

Обязательство хранить секрет? Наши источники понимали, что они нарушают - по крайней мере, частично - принятые на себя обязательства (хотя нигде не написано, что кардиналам  грозит отлучение за нарушение этого обязательства). Если они пошли на это, пусть и в анонимной форме, то не из-за скандальных намерений, а ради исторической правды. Папы предписывали держать в секрете ход избрания ради свободы решений, принимаемых конклавом. Утечка информации до начала и во время работы конклава в Сикстинской капелле могла бы повлиять на последующее голосование. Мы думаем, что последствия нарушения секрета после голосования менее значимы. Нет никакой возможности повлиять на уже свершившийся факт, который может войти в историю в объективном освещении.

Также по теме: Судя по тому, что даже Папа может уйти в отставку...

«Понедельник, 18 апреля, 16 часов 33 минуты. Длинная процессия кардиналов из зала благословений начинает продвигаться к Сикстинской капелле и пересекает Царский зал под звуки литании всем Святым. Еще несколько минут - и все возле фрески «Страшный суд» Микеланджело. 115 кардиналов (самый многочисленный конклав в современной истории!) размещаются за шестью большими столами по сторонам капеллы. Мы поем католический гимн «Приди, Дух животворящий», наше волнение достигает высшей точки». Декан Коллегии кардиналов Йозеф Ратцингер от имени всех произносит торжественную клятву: «Мы все и отдельные кардиналы-выборщики, присутствующие при избрании верховного понтифика, обещаем, берем на себя обязательство и клянемся верно и точно соблюдать все предписания, содержащиеся в Апостольской Конституции верховного понтифика Иоанна Павла II Universi Dominici Gregis (Вселенская паства Господня), изданной 22 февраля 1996 года. Равным образом  обещаем и клянемся, что тот из нас, кто по Божественному промыслу будет избран римским понтификом, берет на себя обязательство добросовестно исполнять духовные и светские задачи и защищать свободу Святого Престола. В особенности обещаем и клянемся перед клириками и мирянами хранить в тайне результаты голосования  и все обстоятельства  избрания римского понтифика; не нарушать этот секрет ни во время, ни после избрания нового понтифика, если только на это не будет дано ясное разрешение самого Папы; ни в коем случае не способствовать никакому вмешательству или противодействию светских властей любого уровня или любой другой группы людей или отдельных людей, желающих повлиять на избрание римского понтифика».

Папа Римский Бенедикт XVI и президент Израиля Шимон Перес


После торжественной клятвы, произнесенной деканом Ратцингером, каждый кардинал в соответствии с установленным чином (сначала кардиналы-епископы, потом кардиналы-пресвитеры, наконец, кардиналы-дьяконы повторяют короткую клятву, положив руку на Евангелие: «Обещаю и клянусь. Да поможет мне Бог и эти святые Евангелия, которых я касаюсь рукой». Первым произнес клятву вице-декан  Коллегии кардиналов итальянец Анджело Содано, а последним — итальянский кардинал Аттилио Никора. В 17 часов 24 минуты папский обер-церемониймейстер монсиньор Пьеро Марини вполголоса возвещает extra omnes (букв. «все вон»). Телекамеры ватиканского телевизионного центра выключаются. Помимо кардиналов-выборщиков в Сикстинской капелле остаются только монсиньор Марини и восьмидесятилетний кардинал Томаш Шпидлик, на которого возложена обязанность провести последнюю молитву. По ее окончании они тоже покидают Сикстинскую капеллу.

Читайте также: Кто станет следующим папой?

Наружу примерно в течение двух часов не поступает никакая информация. Многочисленные аккредитованные журналисты не знают, голосуют ли кардиналы в первый раз или они решили перенести голосование  на следующее утро. Существуют обе возможности, как заявил об этом в субботу, 16 апреля, на брифинге директор пресс-центра Ватикана Хоакин Наварро Вальс. Многие считают, что длительная церемония не оставит времени на голосование. «В действительности еще не слишком поздно, - пишет в своем дневнике  наш кардинал. - Ни один из кардиналов не желает слишком затягивать  время проведения конклава. Как предписывается регламентом, именно папабиль номер один - декан кардиналов Йозеф Ратцингер - должен поставить  вопрос перед коллегией выборщиков. Большинство присутствующих готово немедленно приступить к голосованию. Время - около 18 часов вечера».

Раздаются бюллетени. Они имеют прямоугольную форму, чтобы их можно было легко согнуть пополам. На верхней половине есть надпись «Выбираю в Верховные Первосвященники», на нижней половине есть место, чтобы написать имя избранника. Далее бросается жребий, чтобы определить трех кардиналов, образующих счетную комиссию, трех кардиналов-ревизоров и трех кардиналов для сбора бюллетеней у больных кардиналов-выборщиков. «Но последние три кардинала остаются фактически без работы. Все 115 кардиналов-выборщиков смогли прийти в Сикстинскую капеллу, даже наиболее немощный кардинал Баум. В противном случае три кардинала должны были бы пойти в дом Святой Марты, чтобы больные собратья могли опустить свои бюллетени в урну».

Все готово к началу первого голосования. «В соответствии все с тем же порядком очередности кардиналы один за одним поднимаются со своих мест и, держа в поднятой руке бюллетень, идут к алтарю. Прежде чем опустить бюллетень в урну, каждый кардинал еще раз громким голосом произносит новую клятву: «Свидетель Христос Господь, Который будет меня судить, что я выбираю того, кто, считаю перед Богом, должен быть выбран». После этого каждый кардинал кладет бюллетень на блюдо, покрывающее урну, и с помощью того же блюда опускает бюллетень. Урны из серебра и позолоченной бронзы были изготовлены для этого конклава. Их - три. В первую помещаются бюллетени в момент голосования, вторая предназначена для сбора бюллетеней возможных больных кардиналов, в третью кладутся уже подсчитанные бюллетени.

Также по теме: Брат Папы - Он сделал все, что мог

Около 19 часов последний кардинал итальянец Никора возвращается на свое место после голосования. Потом начинается подсчет бюллетеней, чтобы удостовериться, что их число соответствует числу выборщиков. Первый кардинал из выборной комиссии встряхивает несколько раз урну. Потом извлекает по одному бюллетеню и показывает его всем присутствующим прежде чем положить в третью урну. Все совпадает: 115 голосующих, 115 бюллетеней. Наступает долгожданный момент, раскрытие бюллетеней. При этой процедуре тоже тщательно соблюдаются все правила проведения конклава, выработанные Войтылой. Первый кардинал из счетной комиссии берет бюллетень, открывает его и видит имя избранника, передает его второму кардиналу из счетной комиссии, который также видит имя. Потом бюллетень  передается третьему кардиналу из счетной комиссии, который громко и четко называет имя избранника, чтобы все присутствующие могли записать результат на специально данном для этого листе бумаги. В тот момент, когда называется имя избранника,  кардинал протыкает иглой бюллетень в том месте, где стоит слово «Выбираю», и нанизывает его вместе с другими на нить. В конце подсчета два конца нити завязываются узлом.

Эта архаическая процедура обеспечивает  надежное хранение бюллетеней и препятствует фальсификациям. «Эта процедура может показаться избыточной, так как речь идет о богобоязненных выборщиках, достойных доверия. Церковь по своей природе не является парламентским институтом, но когда она решает следовать демократической выборной практике, она делает это с большой тщательностью, следуя культу законности, который не допускает привилегий и исключений».

Но вот наступил момент истины. Первый тур голосования закончен. В своем дневнике наш источник записал только голоса, отданные тем, у кого был наибольший шанс быть избранными.

Папа Римский Бенедикт XVI в Ватикане


Читайте также: Ценная недвижимость Ватикана в Лондоне

Первое голосование, понедельник, 18 апреля, 18 часов:

Йозеф Ратцингер, декан Коллегии кардиналов 47

Хорхе Мария Бергольо, архиепископ Буэнос-Айреса, Аргентина 10

Карло Мария Мартини, архиепископ Милана 9

Камилло Руини, Генеральный викарий Рима 6

Анджело Содано, кардинал-государственный секретарь Святого Престола и Ватикана 4

Оскар Родригес Марадьяга, архиепископ Тегучигальпы, Гондурас 3

Диониджи Теттаманци, архиепископ Милана 2

Кажется, первое голосование подтверждает наиболее веские прогнозы. Конклав начал работу, имея единственную «организованную» кандидатуру, кардинал Ратцингер может рассчитывать на определенный блок голосов. Прогнозы наиболее информированных ватиканистов колеблются от 30 до 50 голосов в пользу бывшего префекта Конгрегации доктрины веры. Действительно, он получил 47 голосов. Это прекрасное начало, но Ратцингеру не хватает до двух третей, необходимых для избрания, еще 30 голосов.

Также по теме: Али Агча - Хомейни послал меня убить Папу


Кардинал Мартини набрал гораздо меньше голосов, чем предсказывалось. Различные информационные  органы предполагали, что два кандидата наберут примерно одинаковое число голосов, а кое-кто в последующие дни утверждал, что Мартини при первом голосовании обогнал Ратцингера. «Однако, разрыв был очень большой. Стоит напомнить, что, если кандидатура баварского кардинала была реальной, то имя итальянского кардинала называлось из «патриотических» соображений - как имя человека, способного объединить вокруг себя «противников» Ратцингера. Однако, кардинал Мартини никогда не чувствовал себя истинным «папабилем» и не только из-за известных проблем со здоровьем».

Но истинным сюрпризом первого тура стало число голосов, отданных за аргентинского кардинала Бергольо. Он тоже иезуит, как и Мартини, хотя нельзя сказать, что между ними всегда царило согласие. В семидесятые годы во времена правления генерала иезуитов Педро Аррупе и горячих дебатов о теологии освобождения, Бергольо был вынужден уйти с поста провинциала Ордена иезуитов, потому что он не разделял  взглядов верховных иерархов ордена Игнатия Лойолы. «В последние годы архиепископ Буэнос-Айреса  прослыл Божьим человеком, посвящающим жизнь молитве и ведущим скромный образ жизни».Он известен  доктринальным консерватизмом, преданностью делу социальной справедливости, критически относится к жесткости, проявляемой некоторыми помощниками Войтылы в области сексуальной этики. («Хотят весь мир засунуть в презерватив», - говорил он друзьям накануне конклава). Эти характеристики при отсутствии определенного кандидата от «левых», противостоящего линии Ратцингера, делают Бергольо человеком, на которого ориентируется целая группа кардиналов, не желающих голосовать за декана Священной Коллегии. «В ядро  этой группы входят председатель Конференции немецких епископов Карл Леманн, архиепископ Брюсселя Годфрид Даннеелс, а также североамериканские и латиноамериканские кардиналы и некоторые кардиналы из Римской курии».

Во время первого тура несколько голосов были отданы кардиналам Руини (6) и Содано (4). Их не так много, но «политически» они имеют большое значение. Сторонники председателя епископской конференции Италии и государственного секретаря Святого Престола и Ватикана (они были назначены на эти посты Войтылой), не сразу передадут свои голоса Ратцингеру, что скажется на результатах последующих туров, когда каждый голос станет очень важным для достижения необходимого кворума в 77 голосов.

Читайте также: Рождественская месса в Ватикане

Но вернемся к поминутной хронике событий в Сикстинской капелле. «Хотя отрицательный результат голосования уже всем ясен, члены счетной комиссии и ревизоры должны завершить свою работу. Первые должны подсчитать голоса, набранные каждым кандидатом, вторые контролируют как бюллетени, так и эти подсчеты, чтобы удостовериться, что счетная комиссия точно и добросовестно выполнила свою работу». Теперь после проделанной кропотливой работы остается... уничтожить избирательные бюллетени. Они вместе с листками бросаются в печь, где сгорают. В этом деле помогают секретарь Коллегии Монсиньор Никола Монтеризи, бывший нунций в Боснии, и церемониймейстеры, призванные кардиналом-дьяконом. На площади Святого Петра армия журналистов уже целый час тщетно нацеливает свои объективы на трубу на крыше Сикстинской капеллы. Когда внимание от долгого ожидания ослабевает, появляется первый дымок, рассеивающийся в небе над площадью Святого Петра.. Он черный или белый? Неопределенность длится несколько секунд, которые кажутся вечностью информационным агенствам. 18 апреля, 20 часов 4 минуты. Колокола не звонят, что подтверждает то, что избрание Папы не состоялось.

Йозеф Ратцингер (Папа Римский Бенедикт XVI)


В Сикстинской капелле кардиналы задерживаются около печи, чтобы присутствовать при сгорании избирательных бюллетеней. Это событие нельзя пропустить. Большая часть выборщиков (113 из 115!) никогда не принимала участия в конклаве. Это побочное следствие длительного понтификата Иоанна Павла II. Только двое кардиналов уже принимали участие в конклаве. Первый - семидесятидевятилетний архиепископ Вашингтона, великий пенитенциарий американец Уильям Баум. Он уже на пенсии, почти слепой и передвигается в инвалидной коляске. Второй — это немецкий кардинал Йозеф Ратцингер. Ему 78 лет, но он  представляется человеком будущего. Оба они были возведены в сан кардинала Папой Павлом VI. Любопытно, что преемственность доктрины с понтификатом Иоанна Павла II олицетворяет один из немногих здравствующих кардиналов, назначенных Папой Монтини.

Становится действительно поздно, пришло время вернуться в дом Святой Марты. Шесть микроавтобусов, в каждом из которых 15-20 мест, готовы перевезти кардиналов-выборщиков в новую официальную резиденцию конклава. До 1978 года кардиналы размещались в кельях Апостольского дворца, часто с неудобствами, так как туалеты были удалены от комнат. Конклав 2005 года отмечен еще и этой новизной. Новая резиденция находится перед ватиканской заправочной станцией, по соседству с офисами Папского совета по массовым коммуникациям и залом Павла VI (бывший зал Нерви) для аудиенций.

Также по теме: КГБ В Ватикане

С 1996 года дом Святой Марты является эксклюзивным отелем в мире, предназначенным только для узкого круга клириков-резидентов или приезжих. Венесуэльский кардинал Росалио Кастильо Лара, бывший председателем Администрации церковного имущества Святого Петра в начале девяностых годов, предложил Папе реконструировать старый приют Святой Марты с тем, чтобы превратить его в гостиницу для проживания участников конклавов. Однако, у него не хватило смелости произнести слово конклав. Это казалось неприличным в присутствии здравствующего и успешно справляющегося со своими обязанностями Папы. Его выручил польский секретарь Папы Дон Станислав, и Войтыла тут же одобрил проект.

Вечером в понедельник ужин начался в 20 часов 30 минут. «Изоляция от внешнего мира абсолютная. Выключены обычные и сотовые телефоны, но разговаривать можно. За столом поддерживается разговор, кардиналы обмениваются мнениями по поводу результатов первого тура голосования, не приведшего к избранию Папы. После ужина разговоры ведутся в приватной обстановке в комнатах. Собираются по два-три человека, нет больших групп. Как и во всех гостиницах, к миллиону запретов добавляется запрет на курение. Заядлый курильщик португальский кардинал Жозе Поликарпу да Круж не выдерживает и выходит наружу, чтобы выкурить сигару».

За эти несколько вечерних часов в конфиденциальной обстановке вырабатывается стратегия различных группировок на завтрашнее утро. Сторонники Ратцингера концентрируются около большого числа колеблющихся. Таких около тридцати человек. Друзья кардинала Руини сообщают, что они намерены отдать свои голоса (6) декану Коллегии кардиналов. На противоположном фронте, среди кардиналов, не желающих избрания Ратцингера, преобладает ориентация на кандидатуру Бергольо. Кардиналы, отдавшие свои голоса Мартини, решили голосовать за архиепископа Буэнос-Айреса. В случае его избрания он стал бы первым в истории латиноамериканским Папой. Наверняка, по крайней мере, часть из 20 кардиналов из Латинской Америки его поддержит. Только часть. Всем участникам конклава известно, что, по крайней мере, два латиноамериканских кардинала являются убежденными сторонниками Ратцингера. Это председатель Папского совета по делам семьи колумбийский кардинал Альфонсо Лопес Трухильо, яростный противник теологии освобождения и префект Конгрегации богослужения и дисциплины таинств чилийский кардинал Хорхе Артуро Медина Эстевес, ответственный за чилийский выпуск журнала Communio. На формирование его теологических воззрений Ратцингер оказал сильное влияние. Из-за выдающихся духовных качеств кроткого Бергольо  ценят на различных континентах, но все понимают, что почти невероятно, чтобы аргентинский иезуит стал преемником Войтылы. Даже нет уверенности в том, что в случае избрания он согласится занять папский престол. «Я смотрю на него, когда он направляется в алтарную часть Сикстинской капеллы к урне со своим бюллетенем. Его взгляд прикован к изображению Христа во время Страшного суда. На лице написано страдание, как будто он молит: «Бог мой, спаси меня от этого».

Читайте также: Когда папа-дипломат «отлучил» нацизм

Реальная цель меньшинства кардиналов, намеренных поддержать Бергольо, заключается в создании тупиковой ситуации, которая привела бы к снятию кандидатуры Ратцингера. В конкретном выражении достижение этой цели означает получение трети голосов плюс один голос в пользу Бергольо, что сделало бы математически невозможным достижение поддержки в 77 голосов наиболее сильным кандидатом. А потом начнутся другие игры.

Во вторник, 19 апреля будильник звенит в 6.30 в комнатах гостиницы. В 7.30 проводится месса в доме Святой Марты. В Сикстинской капелле все должны быть к 9 утра. «Большая часть кардиналов воспользовалась миниавтобусами, чтобы добраться до Сикстинской капеллы. Но некоторые предпочли пройтись пешком, любуясь открывающейся панорамой. Среди последних был и кардинал Вальтер Каспер». Голосование начинается в 9.30 в соответствии с тем же вчерашним регламентом. Вот как распределились голоса согласно нашему источнику. Не учтены кандидатуры, которым было отдано по одному голосу, но их всего девять на этот раз.

Голосованиие во вторник, 19 апреля, 9 часов 30 минут:

Ратцингер 65

Бергольо 35

Мартини 0

Руини 0

Содано 4

Теттаманци 2

Папа Римский и Александр Лукашенко


Как и предполагалось, шансы Ратцингера выросли, но ему все еще надо получить 12 голосов, чтобы быть избранным. Число голосов в его поддержку увеличилось на 18: 6 голосов отдали ему сторонники Руини в первом туре, а остальные 12 — колебавшиеся прежде кардиналы. Сторонники Содано пока не отдали ему свои голоса (4). У Бергольо на 30 сторонников меньше, но и он получил к своим первоначальным 10 еще 25 голосов. Как и предполагалось, за него проголосовали сторонники кардинала Мартини в первом туре (9) и еще 16 кардиналов. Аргентинский иезуит почти достиг порога в 39 голосов, который теоретически может позволить организованному меньшинству заблокировать выборы любого кандидата.

Также по теме: Ватикан «отменил» конец света

В 11 часов начинается второе утреннее голосование в соответствии с регламентом. Кажется, надежды меньшинства близки к осуществлению. Ниже мы приведем результаты голосования, которые наш источник записал в своем дневнике. Остаются только два голоса, отданные кардиналам, у которых нет ни малейшего шанса быть избранными.  Источник упоминает имя колумбийского кардинала Дарио Кастрильона Ойоса из Римской курии, потому что он входил в список «папабилей» накануне конклава, и пишет об исчезновении двух голосов, которые в  предыдущих турах были отданы другому «папабилю» кардиналу Милана Диониджи Теттаманци. Но всеобщее внимание приковано к двум основным кандидатам.

Голосование, вторник, 19 апреля, 11 часов:

Ратцингер 72

Бергольо 40

Кастрильон 1

Теттаманци 0

Итак, Ратцингер набрал уже 72 голоса. Не хватает всего пяти голосов, чтобы стать 265-м преемником престола Святого Петра. Но и в поддержку Бергольо отдано уже 40 голосов.  Достигнут порог, который делает математически невозможным избрание Ратцингера. Если сторонники архиепископа из Буэнос-Айреса решат бороться до конца, то немецкий кардинал сможет набрать максимум 75 голосов. Из-за нехватки двух голосов он не сможет стать Папой. Кардиналы-выборщики прекрасно понимают, что настал критический момент в работе конклава. Судьба будет решаться в ближайшие часы в неформальных разговорах перед следующим четвертым туром голосования, назначенным на вторую половину дня. «Уже в Сикстинской капелле еще до перехода в дом Святой Марты для обеда делаются первые комментарии и завязываются контакты. Кардиналы, желающие избрания Ратцингера, очень озабочены. Они ведут переговоры, наиболее активен кардинал Лопес Трухильо...». Многие видели, что Трухильо подходил к латиноамериканским кардиналам, пытаясь убедить их в том, что альтернативы Ратцингеру нет. Он говорит о парадоксальной ситуации, когда латиноамериканского кандидата поддерживают немецкие и американские кардиналы.

Читайте также: Высший совет Ватикана без итальянцев

На другом фронте царит острожный оптимизм по поводу возможности заблокировать баварского кардинала, почти достигшего цели. «Завтра мы услышим потрясающую новость», - шепчет с улыбкой сивиллы на устах кардинал Мартини своему коллеге во время обеда.После того, как у него попросили разъяснений, Мартини говорит, что завтра утром он предвидит изменение состава кандидатов, если два тура голосования, назначенные на вторую половину дня, тоже не приведут к избранию Папы. Миланский архиепископ даже предпринимает некоторый опрос по поводу новых возможных кандидатов. Некоторые свидетели видели его беседующим с португальским кардиналом Жозе Сарайвой Мартиншем, которого некоторые газеты накануне конклава называли человеком, связывающим  Европу и Латинскую Америку. Два кардинала знакомы с семидесятых годов, когда оба были ректорами Папского университета в Риме.

Эти настроения, шутки, беседы передают атмосферу, царившую в обеденный перерыв во вторник, 19 апреля в резиденции конклава в одной и другой группе кардиналов, изолированных от внешнего мира. «Кажется, что возможны любые результаты». План меньшинства может удасться, если не будет пробита брешь в блоке, сформировавшемся вокруг кандидатуры Бергольо. Однако же одна трещина и немалая начинает образовываться. Когда 115 кардиналов-выборщиков в 16 часов возвращаются в Сикстинскую капеллу, исход конклава уже предрешен.

Папа Римский на стадионе в Милане


Вот результат последнего и решающего тура голосования. Остаются два голоса, поданные за других кандидатов в третьем туре, которые наш источник не счел нужным отметить. Но он отметил показавшиеся ему «любопытными» голоса, отданные кардиналу-пенсионеру архиепископу Бостона Бернарду Лоу, вынужденному уйти из-за скандала, связанного с педофилией, и архиепископу Болоньи Джакомо Биффи. Интересно также, что один голос был подан за кардинала Вены Кристофа Шенборна, связанного с Ратцингером узами давней дружбы и интеллектуального сходства. Вот окончательные результаты избрания Ратцингера.

Также по теме: Был ли второй Ватиканский собор революцией?

Четвертый тур голосования, вторник, 19 апреля, 16 часов 30 минут:

Ратцингер 84

Бергольо 26

Шенборн 1

Биффи 1

Лоу 1

Итак, Ратцингер получает еще 12 дополнительных голосов к 72, полученным во время третьего тура. Бергольо теряет 14 голосов, и математический подсчет свидетельствует о том, что они перешли к немецкому кардиналу. Мы не знаем имена кардиналов и причины, заставившие их отдать свои голоса в четвертом туре не аргентинскому кардиналу, а декану Священной коллегии. Может быть, они просто сочли, что бессмысленно затягивать тупиковую ситуацию, рискуя создать раскол, в отсутствии реальной и убедительной альтернативы Ратцингеру. «Этот конклав демонстрирует нам, что церковь пока не готова к тому, чтобы выбрать папой латиноамериканца», - таков был лаконичный комментарий бельгийского кардинала Даннеелса. Вот последние воспоминания, записанные в дневнике: «Кардинал Ратцингер по мере раскрытия бюллетеней аккуратно записывает результаты на листке. Когда в 17 часов 30 минут число голосов превысило кворум (77), в Сикстинской капелле на мгновение установилась тишина, а потом раздались сердечные аплодисменты».

Читайте также: Папа, Консистория. Почему?

Данные нашего источника, подтвержденные другими участниками конклава, свидетельствуют о том, что выборы не были единогласными. За Ратцингера проголосовало 84 человека, кворум был превышен всего на 7 голосов. За его предшественников Войтылу и Лучани, согласно реконструкции сенатора Джулио Андреотти (A ogni morte di papa, p. 176 ), проголосовало 99 и 98 кардиналов конклава соответственно. Тогда число участников  конклавов составляло 111 человек. Но в любом случае конклав, избравший Папой Ратцингера, был одним из самых быстрых в современной истории. В двадцатом веке рекорд поставил Пий XII, избранный в 1939 году после трех туров. Бенедикт XVI и Иоанн Павел I   были избраны в четвертом туре. Пять туров пришлось провести при избрании Павла VI  в 1963 году, восемь туров — при избрании  Иоанна Павла II в 1978 году, одиннадцать — при избрании Иоанна XXIII в 1958 году.

Что касается причин, побудивших большинство кардиналов отдать свой голос за Ратцингера, то о них рассказали многочисленные участники (30 Giorni, n. 5/2005). Несомненный моральный и интеллектуальный авторитет, связь с понтификатом Войтылы при наличии более жесткой приверженности доктрине, гарантия менее длительного, чем предыдущий,  понтификата, вследствие преклонного возраста, умелое руководство в роли декана Священной коллегии кардиналов похорон Войтылы, а затем подготовкой к конклаву доказали его способности. Эти его заслуги были признаны широким большинством кардиналов-выборщиков, хотя в дневнике нашего источника выражено недоумение некоторых кардиналов по поводу потенциального конфликта интересов при совмещении роли декана и «папабиля». «Чтобы избежать такого конфликта некоторые кардиналы предложили в будущем назначать деканом кардинала, достигшего восьмидесяти лет, который из-за возраста не сможет принимать участие в конклаве».

Статья из Limes «Cindia, la sfida del secolo» n. 4/2005, pp. 291-300, еще раз опубликованная в серии Классика  Limes № 1 «Когда папа думает о мире».