Человека, несущего ответственность за одну из самых значительных утечек информации в политической истории США, зовут Эдвард Сноуден (Edward Snowden). Это 29-летний бывший технический работник ЦРУ, а ныне сотрудник фирмы Booz Allen Hamilton, работающей на оборонную промышленность США. Сноуден проработал в Агентстве национальной безопасности четыре года как сотрудник различных сторонних подрядчиков, включая компании Booz Allen Hamilton и Dell.

Guardian, взявшая у Сноудена несколько интервью, назвала имя этого человека по его просьбе. С того самого момента, как он решил обнародовать многочисленные и совершенно секретные документы, Сноуден полон решимости не скрываться за завесой анонимности. «Я не намерен скрывать свою личность, потому что знаю, что не сделал ничего плохого», - заявил он.

Сноуден войдет в историю как один из самых важных разоблачителей в Америке наряду с Дэниелом Эллсбергом (Daniel Ellsberg) и Брэдли Мэннингом (Bradley Manning). Он несет ответственность за передачу материалов одной из самых таинственных и секретных в мире организаций – Агентства национальной безопасности.

В сопроводительной записке к первому комплекту раскрытых им документов Сноуден написал: «Я понимаю, что пострадаю за свои действия, но я получу удовлетворение, если хотя бы на миг приоткроется завеса над альянсом секретных законов, неравноправных привилегий и непреоборимых полномочий исполнительной власти, который правит миром».

Читайте также: Обаму критикуют за программу слежки за американцами


Несмотря на свою решимость стать известным общественности, Сноуден неоднократно заявлял, что хочет избежать внимания СМИ. «Я не хочу публичного внимания к себе, потому что не желаю, чтобы это была история про меня. Я хочу, чтобы это была история о действиях американского правительства».

Он не боится последствий такой публичности. Его беспокоит лишь то, что, назвав свое имя, он отвлечет внимание от тех вопросов, которые были подняты его разоблачениями. «Я знаю, средства массовой информации любят переносить политические дебаты на личности, и я знаю, что правительство будет меня демонизировать».

Несмотря на такие опасения, Сноуден надеется, что раскрытие его имени не отвлечет внимание общества от сути его разоблачений. «Я хочу, чтобы все внимание было сосредоточено на этих документах и на дебатах, которые, как я надеюсь, возникнут повсюду, когда граждане начнут говорить о том, что это за мир, в котором мы живем». Он добавляет: «Мой единственный мотив – проинформировать общество о том, что делается от его имени, и что делается это против него».

У него была «очень комфортная жизнь», зарплата примерно в 200000 долларов в год, подружка, с которой они жил в доме на Гавайях, стабильная карьера и родственники, которых он очень любит. «Я готов пожертвовать всем этим, так как не могу допустить, чтобы правительство США уничтожило частную жизнь, свободу в интернете и основные свободы людей по всему миру с помощью гигантской машины слежки, которую оно сооружало в секрете».

Шпионаж

«Я не боюсь, потому что  это мой осознанный выбор»

Три недели назад Сноуден сделал последние приготовления, результатом которых стала серия сенсационных разоблачительных историй в прессе. В офисе АНБ на Гавайях, где он работал, Сноуден скопировал последний комплект документов, которые решил предать гласности.

Также по теме: За нами следят через интернет гигантов

Затем он попросил своего начальника из АНБ дать ему «отпуск на пару недель», чтобы пройти курс лечения от эпилепсии. Он узнал, что болен этой болезнью, в прошлом году, когда у него случилось несколько приступов.

Собрав вещи, он сказал подруге, что ему надо уехать на несколько недель, хотя причины своего отъезда он объяснил весьма туманно: «Такое часто бывает у людей, которые долгое время работают в разведке».

20 мая он сел в самолет, летевший в Гонконг. Там Сноуден находится и сегодня. Он выбрал этот город, потому что «они преданы свободе слова и праву на политическое инакомыслие», и потому что, на его взгляд, это одно из немногих мест в мире, которое может и будет противостоять диктату американских властей.

За три недели с момента своего приезда в Гонконг он почти не покидал гостиничный номер. «Я за все это время выходил из комнаты, наверное, раза три», - сказал Сноуден. Это роскошный отель, а поскольку он питается в номере, счета у него немалые.

Его беспокоит то, что за ним могут шпионить. Он прикладывает к двери номера подушки, чтобы его трудно было подслушать. Он надевает на голову и на свой ноутбук большой красный капюшон, когда вводит пароли, дабы их не засекли скрытые камеры.

Кому-то это может показаться приступом паранойи, но у Сноудена немало оснований для таких опасений. Он проработал в американских спецслужбах почти десять лет. Он знает, что его ищет самая большая и самая секретная организация слежки и наблюдения в Америке АНБ, а также самое сильное государство в мире.

Когда начала появляться его разоблачительная информация, он начал следить за теленовостями и интернетом, слушая все те угрозы и обещания о судебном преследовании, которые звучат из Вашингтона.

Читайте также: Мэннинг - бьющий тревогу патриот или предатель Америки?

Он прекрасно знает, какая сложная и современная техника имеется в их распоряжении, и насколько легко им будет его отыскать. Представители АНБ и прочих правоохранительных органов дважды побывали у него дома на Гавайях и уже связались с его подругой, хотя он считает, что это вызвано его долгим отсутствием на работе, а не подозрениями в организации утечек.

«У меня нет хороших вариантов», - заявляет Сноуден. США могут начать против него процесс экстрадиции, хотя такой курс будет для Вашингтона весьма проблематичным, длительным и непредсказуемым. Кроме того,  его могут похитить китайские власти, дабы подвергнуть допросам как ценный источник информации. Либо же его могут схватить и тайком вывезти из Гонконга в самолете, летящем в Соединенные Штаты.

«Да, меня может схватить ЦРУ. За мной могут прийти их люди. Либо кто-то из их партнеров. Они тесно сотрудничают со многими странами. Либо же они могут заплатить Триаде. У них много агентов и способов действий», - говорит Сноуден.

«Здесь неподалеку есть резидентура ЦРУ – это консульство США в Гонконге – и я уверен, что они на следующей неделе будут очень напряженно работать. Такие опасения будут преследовать меня до конца жизни, какой бы долгой она у меня ни была».

Увидев, какими неслыханными темпами администрация Обамы расправляется с разоблачителями, Сноуден уверен, что правительство США навалится на него всем своим весом, дабы примерно наказать. «Я не боюсь, - спокойно говорит он, - потому что  это мой осознанный выбор».

Социальные сети


Он предвидит, что правительство начнет расследование и «заявит, что я нарушил закон о борьбе со шпионской деятельностью и помогал врагам». «Но этот закон можно применить против любого, кто показывает, насколько агрессивно система вторгается в нашу жизнь».

За все время многочасовых интервью он лишь один раз дал волю эмоциям, когда начал размышлять о последствиях своего выбора для членов его семьи, многие из которых работают на американское правительство. «Единственное, чего я боюсь, это негативных последствий для моих родственников, которым я уже никак не смогу помочь. Это не дает мне спать по ночам», - сказал он, и в его глазах появились слезы.

Также по теме: Наблюдательные системы не в силах предотвратить теракты

«Нельзя ждать, когда кто-то другой начнет действовать»

Сноуден не всегда считал, что американское правительство представляет угрозу его политическим ценностям. Детство он провел в Элизабет-Сити, штат Северная Каролина. Потом его семья переехала в Мэриленд, поселившись неподалеку от штаб-квартиры АНБ в Форт-Миде.

По признанию Сноудена, он не был отличником учебы. Чтобы набрать достаточно баллов и получить аттестат, он начал посещать компьютерные курсы в общественном колледже штата Мэриленд, однако итоговую работу так и не написал. (Позднее он все-таки получил диплом об общеобразовательной подготовке.)

В 2003 году Сноуден пошел в армию и приступил к подготовке, намереваясь стать бойцом спецназа. Рассказывая о тех принципах, которые побудили его передать секретную информацию, он сообщил: «Я хотел воевать в Ираке, потому что ощущал обязанность помогать освобождению людей от угнетения».

Он вспоминает, как быстро были развеяны его убеждения относительно целей войны. «Обучавшие нас люди в большинстве своем были одержимы стремлением убивать арабов, а не помогать людям», - говорит Сноуден. После перелома ног из-за несчастного случая в процессе подготовки он был уволен.

После этого он поступил на работу в АНБ. Сначала Сноуден работал охранником на одном из секретных объектов агентства в университете штата Мэриленд. Оттуда его направили в ЦРУ, где он занимался вопросами информационной безопасности. Знание интернета и таланты в компьютерном программировании помогли ему добиться очень многого для человека, у которого не было даже школьного аттестата о среднем образовании.

В 2007 году ЦРУ отправило его в командировку в Женеву под дипломатическим прикрытием. Он отвечал за безопасность компьютерных сетей, имея доступ к множеству секретных документов.

Читайте также: Теракт в Бостоне изменил Америку

Получив такой доступ и почти три года проработав бок о бок с сотрудниками ЦРУ, он начал очень сильно сомневаться в правильности того, что происходило вокруг него.

Весьма поучительным для него стал один случай, когда, по его словам, оперативные сотрудники ЦРУ пытались завербовать швейцарского банкира с целью получения секретной банковской информации. Сноуден рассказывает, что они добились своего, специально напоив банкира, а потом посадив его за руль автомашины. Когда банкира арестовали за вождение в пьяном виде, пытавшийся подружиться с ним тайный агент предложил помочь, и в результате между ними был налажен контакт, приведший со временем к вербовке.

«Многое из увиденного мною в Женеве вызвало у меня большое разочарование в том, как работает мое правительство, и какое о нем складывается впечатление в мире, - говорит он. – Я понял, что являюсь частью чего-то такого, что приносит гораздо больше вреда, чем пользы».

По его словам, во время командировки по линии ЦРУ в Женеву он впервые задумался о раскрытии секретных документов. Но тогда он решил не делать этого по двум причинам.

интернет


О первой он говорит так: «Большинство секретов ЦРУ связано с людьми, а не с машинами или системами. Поэтому нехорошо было выступать с разоблачениями, которые могли подвергнуть кого-то опасности». Во-вторых,  избрание Барака Обамы в 2008 году дало ему надежду, что будут настоящие реформы, и нужда в разоблачениях исчезнет.

В 2009 году он ушел из ЦРУ, чтобы начать работать в частной фирме, которая отправила его в подразделение АНБ, работавшее на военной базе в Японии. По словам Сноудена, именно тогда, «наблюдая за тем, как Обама проводит ту самую политику, с которой, как мне казалось, будет покончено», он ожесточился.

Также по теме: Что не изменилось в войне с террором

Главный урок, который он извлек, состоял в следующем: «Нельзя ждать, когда кто-то другой начнет действовать. Я надеялся на руководителей, но понял, что лидерство заключается в том, чтобы первым действовать самому».

В течение следующих трех лет он узнал, насколько всеобъемлюща деятельность АНБ по наблюдению, контролю и слежке. По словам Сноудена, «они стремятся узнать о каждой беседе, о каждом поступке и действии в мире».

Когда-то он считал интернет «самым важным изобретением за всю историю человечества». В юношеском возрасте он много общался «с людьми, у которых были самые разные взгляды на мир, какие мне самостоятельно узнать было бы невозможно».

Вместе с тем,  он считает, что ценность интернета, а также базовые принципы неприкосновенности частной жизни и частной информации могут быть быстро разрушены из-за повсеместной слежки. «Я не считаю себя героем, - заявляет Сноуден, - потому что я поступаю так из своекорыстных побуждений: я не хочу жить в мире, где нет места личной тайне, а следовательно, нет места интеллектуальным поискам и творчеству».

Когда Сноуден сделал вывод о том, что процесс наблюдения и слежки АНБ скоро станет необратимым, он решил, что пришла пора действовать. То, чем они занимаются, «представляет угрозу существованию демократии», заявил он.

Дело принципа

Несмотря на столь сильные убеждения, без ответа остается вопрос: почему он это сделал? Отказаться от свободы и привилегий в жизни? «Есть более важные вещи, чем деньги. Если бы дело было в деньгах, я бы мог продать эти документы любой стране и очень хорошо на этом обогатиться», - заявляет Сноуден.

Читайте также: Белый дом защищает использование дронов для ударов по террористам

Для него это дело принципа. «Государство предоставило себе полномочия, на которые не имеет права. Общественный контроль отсутствует. В результате такие как я люди получают право идти дальше, чем им позволено», - говорит он.

Его преданность свободе интернета находит свое отражение в тех наклейках, которые видны на его ноутбуке. «Я поддерживаю онлайновые права. Фонд Electronic Frontier», - гласит одна из них. На другой звучит похвала в адрес интернет-организации, предлагающей анонимность и носящей название проект «Тор».

Когда репортеры попросили Сноудена подтвердить свою личность, дабы никто не посчитал его каким-то фантазером, он без колебаний рассказал о себе, назвав номер социальной страховки и показав удостоверение сотрудника ЦРУ и просроченный дипломатический паспорт. Нет у него никакой уклончивости. Спросите Сноудена что угодно о его личной жизни, и он ответит на ваш вопрос.

Сноуден спокоен, умен, покладист и скромен. Будучи компьютерным специалистом, он испытывает наибольшую радость, когда рассказывает о технической стороне слежки и наблюдения, вдаваясь в такие детали, которые могут быть понятны только его коллегам из области связи. Но он не менее страстно говорит и о ценности личной тайны и конфиденциальности, а также о том, как все это постепенно и неустанно уничтожают своим поведением спецслужбы.

Взлом компьютера


Манера поведения у него спокойная и расслабленная, но после того, как Сноуден ударился в бега, он по вполне понятным причинам проявляет нервозность, ожидая стука в дверь своего гостиничного номера. Зазвучала пожарная тревога. «Такого раньше не было», - заявляет он, демонстрируя внутренне волнение и сомневаясь, что она реальна, а не подстроена ЦРУ, дабы выманить его на улицу.

На краю кровати лежит его портфель, тарелка с остатками завтрака и копия биографии бывшего вице-президента Дика Чейни (Dick Cheney).

Также по теме: В Америке развивается государство слежки


С тех пор как на страницах Guardian на прошлой неделе начали появляться переданные им в редакцию сообщения, Сноуден бдительно следит за новостями в интернете и по телевизору, пытаясь понять последствия своего поступка. Похоже, он удовлетворен тем, что дебаты, которые он давно уже хотел спровоцировать, наконец-то начались.

Сидя на кровати и опираясь на подушки, он смотрит, как Вулф Блитцер (Wolf Blitzer) из CNN ведет дискуссию о государственном вторжении и спрашивает ее участников, знают ли они личность разоблачителя. Разоблачитель сидит от них в 13000 километров и безучастно смотрит на экран, даже не улыбаясь.

Сноуден говорит, что восхищается поступками Эллсберга и Мэннинга, однако заявляет, что есть одно важное различие между ним и рядовым американской армии, суд над которым по случайности совпал с появлением первых новостей на основе переданных им материалов.

«Я тщательно анализировал каждый раскрываемый мною документ, следя за тем, чтобы это было в общественных интересах, - заявляет Сноуден. – Есть масса  документов, которые я не стал раскрывать, хотя они могли произвести большое впечатление. Дело в том, что моя цель не в том, чтобы навредить людям. Моя цель это прозрачность».

По его словам, он специально решил передать документы тем журналистам, чьим оценкам и суждениям о том, что публиковать, а что нет, он доверяет.

У него нет уверенности в своем будущем. Сноуден надеется, что та публичность и известность, которую обеспечит ему утечка информации, даст ему определенную степень защиты, в связи с чем «им будет труднее лить грязь».

Он возлагает надежды на получение убежища и думает прежде всего об Исландии, которая пользуется заслуженной репутацией защитницы свобод в интернете. Но он знает, что его желания могут не сбыться.

Однако те сообщения, которые появились в первую неделю после утечки информации, уже вызвали массу политических споров и противоречий. Поэтому Сноуден говорит: «Я чувствую удовлетворение и ощущаю, что все сделал правильно. Никаких сожалений я не испытываю».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.