Прошел год после того, как Аргентина национализировала крупнейшую испанскую нефтяную компанию Repsol YPF, и то, чего мы все боялись, свершилось. Добыча нефти падает, долги увеличиваются, а руководство госкомпании принимает решение о повышении своей заработной платы.

В недавно опубликованной статье в аргентинской газете Clarín говорится, что топ-менеджеры YPF увеличили себе вознаграждение на 67%.

Все похоже на фильм, который мы уже не раз видели –  когда  некоторые правительства латиноамериканских стран, исходя из псевдонационалистических интересов, принимают решения якобы во благо народа, а на деле они оказываются провальными.

Согласно официальным данным, YPF после национализации сократила добычу газа на 3,7%, нефти - на 0,7%.

Это никак не согласуется с обещаниями президента Аргентины Кристины Киршнер о том, что национализация нефтегазовой компании приведет к увеличению добычи энергоресурсов, положит конец импорту энергии и позволит вернуть суверенитет страны.

Новогодняя елка в Буэнос-Айресе


Repsol YPF была крупнейшей негосударственной нефтегазовой компанией в Латинской Америке, входила в десятку ведущих нефтегазовых корпораций мира.

Читайте также: Кристинаномика

В апреле 2012 года аргентинское правительство приняло решение о национализации контрольного пакета YPF (51 %), принадлежащего испанской нефтяной компании Repsol. В качестве оправдания аргентинские власти говорили о том, что компания Repsol YPF недостаточно инвестировала в нефтедобывающую отрасль, выводя прибыль за пределы страны в виде дивидендов, а также экспортировала слишком много нефти для получения прибыли вместо поставок на внутренний регулируемый рынок. После этого в знак протеста Испания подала на Аргентину иск в ВТО с требованием возмещения ущерба в размере 10,5 миллиардов долларов.

Справедливости ради следует отметить, что упадок YPF начался еще до того, как аргентинское правительство приняло решение о национализации нефтегазовой компании. Это привело к тому, что в 2010 году Аргентина, которая раньше была страной-экспортером нефти и газа, стала импортировать углеводороды.

В настоящее время идут дискуссии и споры о том, кто виноват в сложившейся ситуации. Аргентинское правительство возлагает ответственность на Repsol, так как испанцы не хотели вкладывать средства в разработку новых месторождений. Руководство Repsol обвиняет аргентинское руководство в том, что регулирование цен на энергоносители привело к финансовому удушению компании. По мнению экспертов Repsol, толчком, ускорившим решение Кристины Киршнер установить контроль над YPF, стало открытие испанцами гигантского месторождения сланцевых нефти и газа Vaca Muerta (Мертвая Корова) в ноябре 2011 года. Разработка данного месторождения не только полностью обеспечит собственные энергетические потребности Аргентины, но и может сделать эту южноамериканскую страну значимым мировым экспортером углеводородов.

Также по теме: Аргентина - крупнейший в мире потребитель и производитель кокаина


Спустя год после экспроприации YPF восемь экс-министров энергетики  Аргентины выступили с  совместным заявлением, в котором обвинили  президента Аргентины Кристину Киршнер и ее покойного мужа Нестора Киршнера (президент Аргентины с мая 2003 года по октябрь 2007 года) в том, что они привели страну к энергетическому краху.  «Энергетическая политика четы Киршнер состояла в  безответственной трате финансовых  средств и отсутствии каких либо  инвестиций в нефтегазовую отрасль»,  - говорится в заявлении.

Добыча нефти


В результате такой политики, начиная с 2003 года, добыча нефти сократилась на 25%, газа – на 13%. Бывшие министры считают, что отказ Аргентины  выплатить испанской нефтяной компании Repsol компенсацию за причиненный ущерб отрицательно отразился на репутации страны и отпугнул потенциальных иностранных инвесторов от участия в разведке и разработке нефти и газа.

В настоящее время аргентинское правительство объявило, что американская Chevron будет разрабатывать месторождение Vaca Muerta, которое содержит эквивалент 23-х миллиардов  баррелей нефти. Вместе с тем, источники в компании заявили, что инвестиции будут ограниченными и не смогут спасти Аргентину от энергетического кризиса.

Читайте также: Аргентина в мировой изоляции

Мое мнение: Несмотря на то, что в мире есть случаи, когда  государственные нефтяные компании успешно работают, как, например, норвежская нефтяная компания Statoil, национализация Repsol YPF не вписывается в эти исключения. Здесь имеет место другой случай, когда популистское правительство  Аргентины, не имея для этого достаточных рычагов давления и противовесов, национализирует крупное нефтяное предприятие.

К сожалению,  президент Аргентины Кристина Киршнер, не хочет делать  выводов из прошлых уроков. Так, национализация аргентинской авиакомпании Aerolíneas Argentinas в 2008 году, которая ранее контролировалась испанским туристическим консорциумом «Marsans», привела к тому, что сейчас она считается одной  из худших компаний Южной Америки.

Пока я писал эти строки,  пришло сообщение, что аргентинское правительство национализировало бразильскую компанию America Latina Logistica (ALL), которая являлась оператором одной из грузовых веток железной дороги имени генерала Уркиса, соединяющей столицу страны с северо-востоком, а также  компанию-оператор «Tren de la costa».

К чему это приведет, нетрудно догадаться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.