Она описывает свое отношение к России как смесь любви и ненависти. Никогда в жизни она так не злилась, как в России. Но вопреки этому — или наоборот, благодаря этому — ее привлекает эта страна.

«В России живешь, словно без кожи, чувства неумолимы и безжалостны. Я вздыхаю с облегчением, когда пора оттуда уезжать, но практически сразу же начинаю скучать и хотеть обратно. На самом деле это довольно глупо, конечно», — слегка улыбается Янина Орлов.

Заслуженная переводчица интерпретирует язык

Она изучала русский язык, работала устным переводчиком и гидом, но многие из нас читали ее тексты и наслаждались богатым языком, не зная, что эти слова принадлежат именно Янине.

Когда мы читаем Софи Оксанен (Sofi Oksanen), Розу Ликсом (Rosa Liksom) и Риикку Пулккинен (Riikka Pulkkinen) на шведском языке, то знакомимся именно с интерпретациями и выражениями Орлов.

«Задача переводчика на самом-то деле — оставаться невидимым и не вмешиваться в повествование, созданное кем-то другим, но в то же время недостаточно просто копировать текст, нужно именно писать его», — говорит она.

«В разных языках — разный набор слов, а еще есть множество синонимов, из которых надо уметь выбирать нужный. Тут очень трудно соблюсти баланс», — констатирует Янина Орлов.

Но именно в том, что касается баланса, Янина мастер: она получила множество наград за то, что дала финским писателям ясный и интересный шведский голос.

Дикие казаки повлияли на выбор профессии

На самом деле специальность Янина Орлов — детская литература и русский язык, и в нашей передаче она будет много говорить о России.

«Возможно, мой интерес к России зародился еще в городе, где я провела детство, — Кристийнанкаупунки (Кристинестад), на спортивном стадионе, где было множество диких свистящих казаков», — рассказывает она.

После сказочного летнего вечера в Кристийнанкаупунки она начала изучать русский язык, а потом, как только позволил кошелек, отправилась в Россию.

Янина влюбилась в сумасшедшего русского, нашла работу переводчика и стала гидом в Советском Союзе, которого больше не существует, а потом родила ребенка от дикого казака.

Мы отправимся с Яниной по Транссибирской магистрали и в психиатрическую лечебницу в Ленинградской области, которой на самом деле не было.

Скорбь убила и слова

Янина будет говорить и о смерти: о мертвых мышах и мертвых лошадях, о смерти Пальме и смерти ее собственного мужа писателя Ульфа Старка (Ulf Stark).

Фантазия — главное орудие переводчика, но она исчезла после смерти Ульфа. Слова также пропали, а это особенно тяжело для тех, кто работает с языком. И все-таки постепенно они вернулись обратно.

«Двадцать два года счастья пронеслись очень быстро, и сейчас его нет. Я часто смотрю на небо, потому что думаю, что это он занимается облаками», — говорит она.

«Он всегда писал, и теперь тоже продолжает работать, только его лист — все небо. Мне остается лишь читать и отвечать. В дни, когда небо безоблачно ясное, я думаю, что он отдыхает или навещает знакомых. Или, может, выгуливает нашу старую собаку?» — размышляет она.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.