Первые места, которые приходят на ум при упоминании Эрзурума, — это медресе с двумя минаретами, Три могилы, Ташмагазалар, городская крепость, медресе Якутие. Но есть и другая важная история, которая остается где-то на задворках сознания и восприятия, за рамками символических мест города, забытой и спрятанной в узких улочках, оставленных без внимания в буре городских преобразований.

Одним из таких исторических мест является особняк под номером 38 на улице, которая ныне называется «Садеттин конукэви джаддеси», а ранее была известна как «Каранлык кюмбет сокак», в квартале Егенага района Якутие в Эрзуруме. На одном конце этой улицы находится особняк Хабиб-бабы, построенный учениками Хабиб-бабы, одного из известных суфиев Эрзурума, а сегодня здесь располагается библиотека его имени. На другом конце — двухэтажная Темная гробница, построенная в 1308 году Садреддином Тюркбегом, с мавзолеем на первом этаже.

А в самом центре улицы располагается особняк Немлиоглу под номером 38, который был построен в начале XIX века семьей из Трабзона для осуществления коммерческой деятельности в Эрзуруме. Между тем особняк мог бы называться в честь гостя, который приехал сюда 27 июня 1828 года. Это Александр Сергеевич Пушкин, который считается национальным поэтом России и основоположником современной русской литературы.

История приезда Пушкина в Эрзурум

В начале XIX века в России некоторые представители офицерского корпуса критиковали внутреннюю и внешнюю политику императора, и в декабре 1825 года эта критика вылилась в восстание декабристов против Николая I. После подавления восстания одни мятежники были казнены, другие — отправлены на Кавказский фронт. Чтобы быть ближе к своим друзьям-декабристам и наблюдать за русско-турецкой войной, начавшейся в 1828 году, Пушкин вместе с русской армией отправляется через Кавказ в Грузию, Тбилиси, Карс и Эрзурум, но не как военнослужащий, а как путешественник, поэт и писатель.

Впервые увидев Эрзурум с холма Топ-Даг, Пушкин делится своими наблюдениями: «Открывался взору Арзрум со своей цитаделью, минаретами, с зелеными кровлями, наклеенными одна на другую», — и отмечает, что на русских солдат, въехавших в город, турки угрюмо смотрели с плоских кровель своих жилищ. Покинув Эрзурум 19 июля 1828 года, по возвращении в Россию писатель описывает свои наблюдения и воспоминания в произведении «Путешествие в Арзрум». В силу сугубо исторического повествования, далекого от преувеличения, приукрашивания, панегирика и сатиры, оно было не очень тепло принято в России в то время, поскольку не восхваляло царизм и русских генералов.

Дом в Эрзуруме, где гостил Пушкин

Особняк Немлиоглу, в котором поселился Пушкин, единственный на всей улице дом с внутренним двором и садом, по своему строению имеет особый для своей эпохи и места, где он находится, стиль. Тандыр с характерным верхом во внутреннем дворе дома, отражающий анатолийскую архитектуру, и зимняя комната также являются прекрасными примерами местных особенностей.

«В Арзруме фонтанов везде множество. У каждого висит жестяной ковшик на цепи, и добрые мусульмане пьют и не нахвалятся. Лес доставляется из Саган-лу». Эти наблюдения Пушкина о городе касаются и дома, в котором он прожил несколько недель. Помимо фонтанов во внутреннем дворе и снаружи особняка, из материалов, использовавшихся при создании дома, после камня преобладают деревянные конструкции, изготовленные из сосны обыкновенной, белой и черной, привезенной из лесов Соганлы Сарыкамыша, что также подтверждают слова Пушкина.

Последние дни Пушкина в особняке

В своей речи о Пушкине 20 июня 1880 года в Москве Достоевский сказал: «Став вполне народным поэтом, Пушкин тотчас же, как только прикоснулся к силе народной, так уже и предчувствует великое грядущее назначение этой силы. Тут он угадчик, тут он пророк».

То, что происходило в особняке номер 38, где поэт пробыл всего несколько недель во время пребывания в Эрзуруме, конечно, заняло важное место в политическом и социальном развитии истории. Однако в наши дни этот дом и улица не имеют значения ни для ныне живущих здесь жителей, ни для местных властей. Именно Пушкину, который жил здесь в прошлом, особняк обязан своей известностью.

И сегодня, по-прежнему твердо стоя на ногах, он служит прохожим свидетельством секретов истории, которые он видел, и молча, всеми забытый, приветствует нас.

Закончим эпизодом, свидетелем которого стал Пушкин в особняке под номером 38, когда мушский паша был привезен в Эрзурум после взятия Муша русскими и предстал перед русским генералом, графом Паксевичем: «Паша остановился в одной из комнат, с живостию проговорил несколько слов и впал потом в задумчивость: в этой самой комнате обезглавлен был его отец по повелению сераскира. Вот впечатления настоящие восточные!»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.