Не успела еще закончиться Вторая мировая война, как премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль начал готовить третью.


Весной 1945 года он приказал своим начальникам штабов разработать план атаки на Советский Союз при помощи немецких войск.


К чему привела бы третья мировая война?


Весной 1945 года большая война в Европе приближалась к концу. Вопрос о том, что будет с государствами, освобожденными от нацистов, становился все острее.


Для Великобритании и ее премьер-министра Уинстона Черчилля особое значение имела судьба Польши. Именно когда Германия напала на Польшу 1 сентября 1939 года, Великобритания и объявила войну, и около 200 тысяч поляков служили в британских войсках.


На Ялтинской конференции в феврале советский диктатор Иосиф Сталин пообещал разрешить в Польше свободные выборы, но в течение весны Черчиллю становилось все очевиднее, что это обещание не будет сдержано.


На континент уже начал опускаться железный занавес. Вопрос с Польшей необходимо было решать, и быстро.


«Прискорбная история»


В Тихом океане все еще шла война против Японии, и американцы собирались отвести свои победоносные войска из Европы, чтобы отправить их туда.


«Если эти вопросы не будут урегулированы до отвода американских армий из Европы и до того, как западный мир свернет свои военные машины, нельзя будет рассчитывать на удовлетворительное разрешение проблем, и перспективы предотвращения третьей мировой войны окажутся весьма слабыми», — писал Уинстон Черчилль в телеграмме своему министру иностранных дел Энтони Эдену (Anthony Eden) 4 мая 1945 года.


Черчилль увидел шанс вставить палки в колеса Сталину. Весной американцы и британцы продвинулись гораздо дальше, чем союзники договорились.


«Отвод американской армии на линии, оговоренные в Квебеке, означал бы распространение русского господства еще на 200 километров на фронте протяжением 500–650 километров….В таком случае это стало бы одним из самых прискорбных событий в истории», — писал Черчилль Эдену.


Готовил новую войну


Черчилль по-прежнему надеялся на соглашение.


Но он также начал готовить неслыханную альтернативу — третью мировую войну: США и Великобритания против Советского Союза.


Сверхсекретный план был так ужасен, что получил кодовое название «Операция „Немыслимое“» (Operation Unthinkable).


Ей присвоили статус секретности, и общественность не знала о ней вплоть до 1998 года, когда Советский Союз уже давно распался.


Когда Черчилль получил этот план на руки 22 мая 1945 года, о его существовании знал только он сам, его руководители штабов и их самые приближенные сотрудники. Даже американцев не спрашивали, хотя ожидалось, что их силы при исполнении этого плана будут самыми значительными.


Уступают числом


Основная цель плана, писали планировщики от трех сфер вооружений, состояла в том, чтобы «навязать СССР волю США и Британской империи». Однако они указывали на то, что едва ли это будет легкая и быстрая победа.


«Хотя „воля“ этих двух стран и может рассматриваться лишь как справедливое урегулирование для Польши, из этого вовсе не следует, что степень нашего военного вовлечения непременно будет ограниченной… Если русские захотят тотальной войны, они получат ее».


По географическим причинам большое наступление должно было происходить в Северной Европе.


Тогда западные союзники могли бы использовать свое превосходство на воде, чтобы через Балтийское море обезопасить левый фланг наступления.


По приведенным оценкам, в наступлении могли участвовать 47 дивизий, из которых 14 бронетанковых.


Им противостояли бы советские силы, соответствующие 170 дивизиям, включая 30 бронетанковых.


Таким образом, численно западные страны уступали бы в соотношении два к одному по танкам и четыре к одному по пехоте.


Кроме того, по подсчетам, у русских было 14,6 тысяч самолетов, тогда как западные союзники могли наскрести лишь 6 724.


«Трудно оценить, в какой степени наше тактическое преимущество в управлении авиацией и наземными войсками может компенсировать такой дисбаланс», — писали разработчики плана.


После победы возникнут проблемы


Северная армия должна была продвигаться в сторону Быдгоща через Щецин (Штеттин) и Пилу (Шнайдемюль). Южная — к Вроцлаву (Бреслау) и Познани через Лейпциг и Котбус.


Основные танковые бои, как предполагалось, должны были пройти к востоку от Одера и его притока Нейсе. Если все будет складываться удачно, то, возможно, наступление дойдет приблизительно до линии Гданьск (Данциг) — Вроцлав (Бреслау), прежде чем наступит зима.


Но если советские войска при этом не потерпят решительное поражение — что «маловероятно», по мнению создателей плана, — то это будет лишь началом проблем.


Тогда надо ждать тотальной войны.


Западные страны в таком случае должны не только удерживать восточный фронт, слишком длинный для имеющихся у них сил. Им еще начнут угрожать более сильные войска русских на юге, на тех территориях, где сейчас расположена Чехия. Они в любой момент могут продвинуться на север, перекрыть линии снабжения войск и загнать армии Запада в ловушку.


Вооружить немцев


Если быстрой победы не получится, тогда создатели плана не видели иного пути выиграть войну, кроме как оккупировать Советский Союз.


Но они предвидели, что русские, так же как в войне против немцев, могут бесконечно отступать назад, используя расстояния как орудие против захватчиков.


«Практически нет такого предела продвижения союзников вглубь России, при котором дальнейшее сопротивление русских станет невозможным».


Пожалуй, самая сомнительная часть «Немыслимого» касается немцев. План подразумевал, что солдаты побежденной армии Гитлера вновь получат оружие от Запада и опять двинутся на восток.


По прогнозам, в боях осенью 1945 года могли участвовать немецкие силы в размере десяти дивизий.


Война могла не ограничиться Европой. Создатели плана предвидели «крайне опасную» ситуацию на Ближнем Востоке, где 11 советских дивизий могли легко одержать верх над тремя индийскими бригадами, охраняющими ценные нефтяные месторождения. «Поэтому трудно найти способ защитить этот район, а потеря этого источника нефти была бы очень серьезной проблемой».


А в Восточной Азии подлить нового масла в огонь войны мог бы альянс Советского Союза и еще непобежденной Японии, что началось бы, возможно, с японского наступления в Китае.


Первый, но не последний


Все это, конечно, было чистым безумием. В принципе, создатели плана так прямо и написали, правда, с типичной английской сдержанностью:
«Такие условия определенно делают любое наступление крайне рискованным предприятием».


Польшу было не спасти ни дипломатическими, ни военными способами. Черчилль это тоже осознал и отступил.


«Операция „Немыслимое“» стала частью истории как первый из западных планов войны против Советского Союза. Но далеко не последний, ведь за углом ждала холодная война.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.