Во время войны десятки тысяч норвежских женщин сошлись с немецкими солдатами. Когда война закончилась, многих из них интернировали, депортировали и лишили гражданства. Теперь бывшие «немецкие девки» получили долгожданное извинение от норвежского государства.

«Десятки тысяч женщин были интернированы, лишены гражданства и высланы из страны. Без суда и следствия. Их называли „немецкими девками" и „подстилками". Норвежские власти обошлись с ними недостойно. Правовое государство их предало», — говорит премьер-министр Эрна Сульберг (Erna Solberg) из Консервативной партии.

Премьер-министр Норвегии Эрна Сульберг

Десятки тысяч женщин

В среду она принесла официальные извинения норвежкам, имевшим в годы войны отношения с немецкими солдатами.

Извинения основываются на исследовании, проведенном норвежским Центром по изучению Холокоста и религиозных меньшинств в связи с 70-летием принятия Декларации ООН о правах человека. Они касаются документированных нарушений прав человека, совершенных норвежскими властями. На сегодняшний день никаких выплат не предполагается, однако премьер-министр подчеркнула, что официальное извинение поможет облегчить выплату компенсаций в будущем.

Извинения на государственном уровне

1992: Государственным извинениям положил начало король Харальд V своей речью у памятника партизанам в Киберге, губерния Финнмарк. Формально он ни у кого прощения не просил, но признал, что Норвегия «в тени холодной войны принесла местным жителям неоправданные страдания».

1997: На открытии саамского парламента король Харальд признал несправедливость, причиненную саамскому народу, политикой «онорвеживания».

1998: Правительство принесло извинения цыганскому народу за гонения и унижение. Впоследствии к извинениям присоединилась норвежская церковь.

2000: Премьер-министр Хьелль Магне Бунневик (Kjell Magne Bondevik) извинился за несправедливое обращение норвежского государства с саамами и «детьми войны» (рожденными от немецких солдат — прим. перев.).

2012: Премьер-министр Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) попросил прощения у норвежских евреев.

2013: Министр обороны Анне-Грете Стрём-Эриксен (Anne-Grete Strøm-Erichsen) попросила прощения у военных моряков.

2015: Премьер-министр Эрна Сульберг извинилась перед норвежскими цыганами за «расистскую политику непризнания», которая в годы войны привела к фатальным последствиям.

Сколько всего норвежских женщин вступили в связь с немцами, точно неизвестно. Обычно называются цифры от 30 до 100 тысяч. Всего у них родилось от 10 до 12 тысяч норвежско-немецких детей, из которых 8 тысяч были зарегистрированы в организации «Лебенсборн» (для воспитания «арийских» младенцев от «расово чистых матерей» — прим. перев.). По всей видимости, сношения с немецкими солдатами имели от 40 до 50 тысяч норвежек — или примерно 10% от общего количества женщин в возрасте от 18 до 35 лет.

Интернирование и депортация

Тысячи этих женщин были арестованы норвежской полицией, зачастую в массовом порядке без индивидуального следствия. В одном только Осло норвежская полиция в мае 1945 года задержала около тысячи женщин. Еще тысячи женщин бросили в лагеря интернирования, где условия походили на тюремные, а заключенных заставляли принудительно трудиться. Многим пришлось рожать прямо в лагере.

Еще несколько тысяч норвежек, вышедших замуж, выслали из страны и отправили в разбомбленную Германию через заминированное Северное море. В 1947 году только в лагере в Шиене в ожидании отправки в Германию содержались 228 женщин и 185 «детей войны».

Лишение гражданства

Больше всего премьер-министра возмутило лишение гражданства.

«Хуже всего, конечно, было то, что их лишили гражданства. Лишать людей норвежского гражданства на таких основаниях — совершенно несправедливо. Многим было велено покинуть страну. Это возымело тяжкие последствия: многие погибли на чужбине. Наряду с задержаниями и арестами без суда и следствия это повод попросить прощения за действия норвежских властей. Они лишили эту группу женщин самых элементарных прав», — сказал Солберг.

Ни до, ни после этого столь многих норвежцев гражданства не лишали.

За решетку в наказание, чтобы неповадно было

Сойдясь с немецкими солдатами, женщины формально никаких законов не нарушили и потому никакого наказания не заслуживали. Несмотря на это, несколько тысяч норвежек попали за решетку и в лагеря интернирования по двум временным предписаниям — циркуляру о защите и циркуляру об инфекциях. Ряд документов указывает на то, что основным мотивом была жажда мести и расплаты.

То же самое можно сказать об изменениях в Гражданском кодексе, подготовленных коалиционным правительством Эйнара Герхардсена (Einar Gerhardsen) летом 1945 года. Закон, имевший обратную силу, гласил: норвежки, которые в годы вышли замуж за немецких военных, лишались гражданства.

Назад в Норвегию депортированных долго не пускали. Из 1,5 тысяч норвежек, ходатайствовавших в 1947 году о возвращении, разрешение получили лишь 500.

За связь с немцами многих увольняли со службы. Людей призывали сообщать властям, если в связи с немцами были замешаны их коллеги.

Норвегия усугубила тяжелое положение женщин

Известно, что многие женщины кончали с собой от стыда и позора. Премьер-министр считает, что своими действиями норвежские власти систематически усугубляли их положение.

«После оккупации воспитывать детей от немцев было и без того тяжело. Власти сделали жизнь этих женщин еще более невыносимой», — говорит Сульберг.

«Афтенпостен»: Как вы охарактеризуете отношение норвежского государства к этим женщинам?

— Их наказали на основе не юридической, а моральной позиции. В правовом государстве так поступать не должны. Это была нравственная расплата.

Вместе с тем Сульберг подчеркнула, что извинение касается лишь злоупотреблений на государственном уровне, а не уличного правосудия и народных расправ, когда «немецким подстилкам» состригали волосы и улюлюкали вслед.

«Хотя до всего этого можно было бы тоже не доводить», — считает она.

Безнаказанные мужчины

Сульберг также возмущена тем, что мстили строго по половому признаку.

«Многие мужчины наживались на торговле с немцами, и ничего им за это не было. А вот влюбиться в другого человека и заняться с ним любовью — это измена родине», — говорит Сульберг.

Всего за годы войны на немках женились 28 норвежцев. Никакого наказания после войны они не понесли.

Норвегия не справилась

— Юридические принципы должны соблюдаться даже в самые тяжелые времена. Справилась ли с этой задачей Норвегия?

— Во многих областях — безусловно. Но здесь — нет. Эти женщины не нарушали никаких законов, и мы обошлись с ними во внесудебном порядке.

Премьер-министр вспоминает, что в ее детстве взрослые то и дело звали некоторых женщин «немецкими подстилками», а их детей — «немецким отродьем».

— Не думаю, что сейчас столь же горячо обсуждают поведение людей, живших несколько поколений назад. Через два года мы будем праздновать 75-летний юбилей освобождения Норвегии. Но я уверена, что память о лагерях врезалась в память интернированных.

— Со времен войны сменилось уже три поколения. Большинство норвежек, что когда-то сошлись с немцами, уже мертвы. Какой смысл извинятся именно сегодня?

— Полагаю, извинение будет приятно еще живущим. Может, их осталось и немного, да и само извинение задержалось. Тем не менее оно может загладить обиду «детей войны», которые помнят, как их матери незаслуженно страдали и как унижали их самих.

Многие скажут, что спать с врагом — измена

Сульберг считает, что извинение вызовет противоречивые чувства.

— Многие скажут, что спать с врагом — это уже измена. Сложно оставаться равнодушным, когда идет война и вокруг оккупанты. Но наказывать за это нельзя.

— Можно ли сказать, что на этих женщинах по-своему выместили злость за жестокости пятилетней оккупации, часть из которых стала известна лишь в мирное время? Можно ли понять народный гнев?

— Это разные ситуации. Нельзя всех валить в кучу. Можно чувствовать негодование по отношению к женщинам, которые отдавались за деньги или по другим причинам. Но кто-то же искренне влюблялся.

— Многие считают, что военную историю пишут мужчины для других мужчин, поэтому основной упор делается на оружие, войска и сражения, а не положение женщин и детей.

— Я согласна. Раньше в истории оставались лишь победители. Но современная история пишется по-другому. И одна из причин, почему кто-то наконец рассказал, что сталось с этими женщинами.

Как проводилось расследование вопроса

Центр изучения Холокоста и религиозных меньшинств изучил положение норвежских женщин, осужденных за связь с немцами, детей норвежских национал-социалистов и норвежских моряков, интернированных в Африке.

Исследование основано на существующих исследованиях или данных и описывает действия/бездействие властей по отношению к трем вышеозначенным группам и причиненный им ущерб. Гражданская или уголовная ответственность при этом не рассматривалась.

Правительство получило отчет центра весной этого года, изучило его и считает, что на сегодняшний день оснований для извинения перед детьми национал-социалистов и норвежскими моряками нет.

Либеральные общества тоже ошибаются

— Как, по-вашему, решали бы этот вопрос в современной Норвегии?

— Надеюсь, власти бы руководствовались принципами законности, и это привело бы к более справедливому обращению.

— Может ли быть так, что ваше правительство или отдельные представители руководства страны тоже отдадутся во власть эмоций и забудут о верховенстве закона?

— Я бы с удовольствием ответила «нет». Но, к сожалению, мы живем в мире, где принципы демократии и законности подчас предаются даже в сформировавшихся либеральных обществах. Права человека, правосудие и либерализм под ударом по всему миру. Это особенно заметно по дискуссии о беженцах, а также по странам Восточной Европы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.