Самый известный и самый публикуемый русский писатель, живущий во Франции, недавно выпустил свою последнюю книгу «Истинный роман о манипулировании». В этой книге собраны уникальные свидетельства и ранее не публиковавшиеся архивные документы, в которых упоминаются любопытные личности. Например, Иван Иванович Агаянц, советский разведчик, который способствовал сближению генерала де Голля и Иосифа Сталина во время Второй мировой войны.

Фигаро: Вы только что закончили «Истинный роман о манипулировании». В ходе ваших исследований, какая из историй произвела на вас самое сильное впечатление?

Владимир Федоровский: Безусловно, история Ивана Агаянца, одного из самых секретных агентов Кремля двадцатого века. Этот человек практически навязал де Голля Сталину. Однако «Маленький Отец народов» и сам был великим манипулятором… Агаянц сыграл ключевую роль в отношениях между Шарлем де Голлем и Россией. Во Франции об этом мало кто знает, и этот факт заслуживает внимания.

— Кто же этот загадочный разведчик?

— Генерал-майор Иван Агаянц был первым начальником службы «А» первого главного управления КГБ. Эта структура занималась дезинформацией. Сын армянского священника был полиглотом: он говорил на турецком, персидском, французском, испанском и английском языках, был ловким мастером шпионажа. Агаянц был скорее аскетом, что прекрасно сочеталось с необычностью его профессии.

— Когда началось влияние Агаянца на Сталина?

— Агаянцу удалось сорвать операцию, имевшую целью ликвидировать Сталина, Рузвельта и Черчилля во время Тегеранской конференции. В 1943 году, когда французские войска были раздираемы соперничеством генерала де Голля и генерала Жиро, Сталин приказал Агаянцу, отправиться в Алжир и встретиться с лидером «Сражающейся Франции». В Алжире Агаянц встретился с де Голлем и предоставил Сталину рапорт об этой встрече.

— О чем говорилось в рапорте?

— Агаянц был точен в определениях. Шарль де Голль, которого он знал еще до войны, безусловно, являлся человеком, который должен был быть на нашей стороне, чтобы создать сильный союз против Великобритании, ведущей нечестную игру, и США, сделавшие выбор в пользу Жиро — отважного, но не обладающего политическим чутьем генерала, а поэтому рискующего оказаться под влиянием Вашингтона. В свою сверхсекретную депешу Сталину Агаянц добавил несколько выражений из писем де Голля к матери, чтобы окончательно убедить вождя в его выборе.

— Но откуда у советского шпиона были сведения о содержании личной переписки между де Голлем и его матерью?

— Агаянц публично утверждал, что де Голль сам показал ему это письмо. Однако существует еще одна, более правдоподобная версия: Агаянц получил копию этого письма от почтальона, активиста французской компартии. Как бы то ни было, Сталин теперь знал, что в письме к матери де Голль, будучи еще офицером, упоминал «о жизненно необходимом для сражающейся Франции заключении союза со сражающейся Россией».

— Конечно, эта фраза повлияла на выбор Сталина…

— При этом Агаянц знал, что это тронет лично Сталина, который сам был любящим и заботливым сыном. Люди не лгут тому, кто дал вам жизнь. В глазах советского вождя слова Шарля де Голля в этом письме могли принадлежать только очень искреннему человеку. С другой стороны, в сердце Сталина, человека, который поднял свой народ против нацистского варварства, понятие родины, сражающейся за жизнь, было главным.

— Лично вы видели копию этого письма?

— Да, в советских архивах, в сентябре 1991 года. Там же я обнаружил письмо, написанное Арагоном, в котором французский писатель дал согласие работать на советские секретные службы.

— Каковы были последствия действий Агаянца?

— Этим же вечером Сталин решил как можно скорее пригласить де Голля в Москву, чтобы заключить договор о союзе между «сражающейся Россией и сражающейся Францией». Сталин будет часто употреблять выражение «сражающаяся Россия», говоря об СССР. Он знал, что слова влияют на умы и события. Именно этот момент стал началом нерушимой дружбы де Голля с Россией (генерал никогда не говорил СССР). Сталин, сделав ставку на Шарля де Голля в 1943 году, будет способствовать восстановлению геополитической роли Франции, которая уравновесила бы влияние Америки и Великобритании. Де Голль стал для него незаменимым человеком во Франции. Это заставит советского вождя сдержать действия французских коммунистов и сделать Францию членом Совета Безопасности ООН. Одним словом, иногда интриги приводят к хорошим последствиям… Де Голль продолжит политику национальной независимости от США и НАТО, когда он станет президентом Республики, спустя пять лет после смерти Сталина.

— Какие методы влияния вы отметили в последнее время?

— Нынешняя ситуация гораздо более опасная, чем во время холодной войны. Сегодня торжествует интернет, фейковые новости, вбросы и т. д. Мы живем в воображаемом мире. Во время холодной войны еще существовали правила, разница между пропагандой и реальной политикой. Сегодня все смешалось: мы лжем и верим в свою собственную ложь. Это касается и России и Запада. Россия считает, что все ее проблемы связаны с заговором против нее. На Западе Россию сделали главным врагом. Но, как и в 1930-х годах, Запад ошибается в выборе противника: вчера, когда он заключил Мюнхенское соглашение в 1938 году, СССР был демонизирован, а мы (французы — прим.ред.) сдались Гитлеру. И сегодня, хотя наш главный враг — исламизм, но Россия снова демонизируется…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.