Историки считают, что Финнмарк и Северный Тромс только чудом не стали советскими после войны.

На этой неделе Норвегия и Россия отмечают 75-летие освобождения советскими войсками Восточного Финнмарка от немецкой оккупации.

Но то, что произошло после освобождения 25 октября 1944 года, могло кардинально изменить историю, считает историк и писатель Альф Якобсен (Alf R. Jacobsen).

По его мнению, Финнмарк и Северный Тромс лишь чудом не стали советскими.

«Правительство отказалось от Шпицбергена еще до 8 мая 1945 года. Если бы Советы получили контроль над всем архипелагом, Баренцево море стало бы чисто русским. В конце концов и Финнмарк, и, возможно, даже Тромс перешли бы в советские руки».

«По большому счету, лишь мировая политика уберегла нас от глупости норвежских политиков», — говорит Якобсен.

Побоялись конфронтации с большими державами

Через три месяца после освобождения Норвегии в мировую историю вошла новая дата — 6 августа 1945 года.

В этот день США сбросили первую в мире атомную бомбу на японский город Хиросима.

В тот же день российское министерство иностранных дел отправило Иосифу Сталину запрос, интересуясь, нужно ли продвигаться дальше в Финнмарке. Но вскоре стало ясно, что это неактуально.

«СССР не был заинтересован в Финнмарке, потому что в атаке США он увидел не атомную бомбу, сброшенную на Японию, а оружие, направленное на коммунизм», — говорит Якобсен.

По мнению Якобсена, Сталин также опасался немецких солдат, которые после войны все еще оставались на севере Норвегии.

«Они боялись конфронтации с западными державами, которые уже запланировали использовать немцев в войне с востоком, если бы после войны начался конфликт со Сталиным».

Договорились о правилах передвижения

Однако профессор истории Института оборонных исследований Свен Холтсмарк (Sven Holtsmark) не хочет заходить так далеко, как Якобсен.

По мнению Холтсмарка, трудно сказать, что именно планировал наш сосед на востоке.

Сталин и его министр иностранных дел Вячеслав Молотов еще в 1941 году пришли к выводу, что Норвегия входит в сферу интересов западных стран.

«Когда в декабре 1941 года в Москву приехал британский министр иностранных дел Энтони Иден (Anthony Eden), чтобы поговорить со Сталиным и Молотовым, Сталин ясно дал понять, что Норвегия после войны войдет в сферу интересов Запада».

Холтсмарк рассказывает, что министр иностранных дел Трюгве Ли (Trygve Lie) в мае 1944 года заключил с СССР договор о правилах передвижения на случай, если русские войдут в страну.

«Именно это соглашение и регулировало то, что происходило в октябре 1944 года».

Хотели создать военные базы

С другой стороны, Холтсмарк не скрывает, что российский правительственный аппарат и генеральный штаб действительно предлагали предпринять радикальные меры в Норвегии.

Осенью 1944 года, судя по всему, и генеральный штаб, и народный комиссар по иностранным делам выдвинули несколько предложений.

Например, российский генеральный штаб хотел перенести российскую границу к реке Танаэльва и оборудовать военные базы в Северном Тромсе и Финнмарке.

NRK: О каких местах шла речь?

Свен Холтсмарк: Они не уточняли, где именно должны были разместиться эти базы, но предполагалось, что они будут неподалеку от берега, вероятно, в основном в Финнмарке, а возможно, и в Северном Тромсе.

Освобождение Финнмарка

— 7 октября 1944 года СССР пошел в атаку на северном фронте. Более 200 тысяч немецких солдат эвакуировались в Люнген в Тромсе.

— 18 октября первые русские пересекли границу с Норвегией. Норвежское правительство в Лондоне ничего об этом не знало. Долгое время было неясно, как далеко зайдут русские, и как долго они останутся на норвежской земле.

— 25 октября после ожесточенных боев советские войска захватили Киркенес. В районе проживало почти 6,5 тысяч гражданских. Около 4 тысяч человек укрылись в шахтах вокруг города.

— 28 октября территорию Финнмарка вплоть до Танаэльвы освободили. Двумя неделями позже прибыли первые норвежские войска.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.