Казаться, а не быть: обычно этот принцип довольно рискованный. Ведь рано или поздно каждый обман раскрывается. Другое дело, когда обман должен действовать лишь до определенного момента — в качестве прикрытия для того, что происходит на самом деле.

Вероятно, самый широкомасштабный дезинформационный маневр в истории достиг своего апогея в мае и начале июня 1944 года. Операция «Бодигард» имела целью создать благоприятные условия для вторжения войск союзников в Нормандию.

Гитлер и руководство вермахта, конечно, знали, что после высадки союзников на Сицилии и в континентальной Италии будет проведена как минимум еще одна аналогичная операция. Было ясно, что исход мировой войны решится именно на европейском континенте, а он почти весь был занят вермахтом.

При взгляде на карту сразу становилось ясно, где будет проведено вторжение: конечно, в Нормандии. Протяженные плоские берега идеальны для этой цели. В Шербурге и Гавре было два действующих порта. Расстояние до Парижа, который наверняка стал бы целью номер один, составляло всего 250 километров. Где же еще, если не в Нормандии?

Задача секретных служб союзников состояла в том, чтобы заставить противника отказаться от этой напрашивающейся сама собой мысли. То, что это возможно, уже доказала операция «Минсмит» в апреле 1943 года, когда Управлению военно-морской разведки удалось дезинформировать противника относительно высадки на Сицилии. Теперь нечто подобное должна была сделать операция «Бодигард», но только в совершенных иных масштабах. В рамках операции было запланировано шесть больших и 36 малых дезинформационных акций.

Полное представление об операции имели всего пара десятков офицеров в штабе генерала Дуайта Эйзенхауэра (Dwight Eisenhower), главнокомандующего войсками союзников на европейском театре военных действий. Генералитет и политическое руководство были информированы о проведении широкомасштабной дезинформации, но не о её деталях.

Две важные акции были взаимосвязаны и носили кодовые названия «Фортитьюд — Север» и «Фортитьюд — Юг». Обе действовали по одного принципу: у немецкой стороны должно было возникнуть впечатление о концентрации войск в некоторых районах Великобритании, где на самом деле никаких войск не было.

Предназначенные для вторжения войска из США, Канады и Великобритании массово стягивались весной 1944 года на юго-восток Англии — в область прямо напротив зоны высадки в Нормандии. Хотя британский радар и следил за воздушным пространством, а достаточное количество истребителей были готовы в любой момент вылететь на перехват немецких самолетов-разведчиков, полностью исключить успешную воздушную разведку немцев было нельзя.

Так как массовое скопление войсковых лагерей, склады имущества и транспортные колонны скрыть не удалось, офицеры секретных служб прибегли к старому и проверенному принципу. Где лучше всего прятать дерево? Конечно, в лесу!

В ситуации весны 1944 года это означало следующее: так как концентрацию войск на юго-западе Англии скрыть было нельзя, необходимо было создать впечатление, что это запланировано. Поэтому нужно было создать аналогичные участки концентрации войск и в других районах британских островов — прежде всего там, где противник ожидает их возникновения. Дезинформация удается лучше всего, если она отвечает ожиданиям противника.

Операция «Фортитьюд — Север» должна была создать впечатление, что на восток Шотландии стянулись четверть миллиона солдат и готовятся начать вторжение в Данию и Южную Норвегию. Специально для этой цели разработчики операции «Бодигард» создали британскую 4-ю армию. На самом деле она состояла из 28 офицеров и 334 солдат, многие из которых были инвалидами войны. Большинство из них ранее служили связистами.

Основная масса военнослужащих была размещена в подвале Эдинбургского замка, оставшиеся разъезжали по местности на автомашинах связи и посылали в эфир кодированные, а иногда и открытые радиограммы. Немецкие радиоразведчики запеленговали многочисленные сообщения.

Буквально через несколько дней немецкий самолет появился в небе над Эдинбургом и с небольшой высоты обстрелял одну из запеленгованных радиостанций мнимой 4-й армии. Предположительно, это была попытка установить, не является ли эта активность отвлекающим маневром. Судя по всему, не насчитывающая и 400 человек группировка действовала правильно, потому что руководство вермахта поверило, что в Шотландии находится 4-я британская армия, готовая к наступлению.

Более известен проводимый параллельно с этим отвлекающий маневр на юго-востоке Англии с так называемой Первой группой армий Соединенных Штатов (сокращенно FUSAG, First United States Army Group). В этом районе действительно стояли 1-я канадская и 3-я американская армии. Обе армии были резервом войск вторжения в Нормандию и должны были быть введены в действие в середине июня 1944 года.

Этим и хотели воспользоваться разработчики операции «Бодигард». Благодаря «Фортитьюд — Юг», второй по важности дезинформационной кампании, немецкая сторона должна была поверить, что высадка в Нормандии — всего лишь отвлекающий маневр, а главный удар будет нанесен в Па-де-Кале, как только размещенную там немецкую 15-ю армию перебросят в Нормандию.

Поэтому с помощью танков из пластмассы, самолетов из дерева, закрытых маскировочными сетками и спрятанных среди равномерно укороченных деревьев, и тому подобного было визуально расширено имеющееся в наличии оснащение группы FUSAG. Должно было создаться впечатление, что данная группа армий насчитывает по меньшей мере 200 тысяч человек.

Еще одной удачной уловкой стало назначение американского танкового генерала Джорджа С. Паттона (George S. Patton) главнокомандующим группы FUSAG. «Американский Роммель» после наступлений в Северной Африке и в Италии пользовался в вермахте почти легендарной славой. Кому же, как ни Паттону, возглавить самую важную часть вторжения?

Немецкие генеральные штабы понятия не имели, что Эйзенхауэр фактически отстранил Паттона от дел из-за его взрывного характера. Он действительно был назначен командующим 3-й американской армией, но подчинялся британскому фельдмаршалу Бернарду Монтгомери (Bernard Montgomery) и должен был начать действовать только после успешной высадки. Ложное назначение Паттона командующим якобы настоящей группировки вторжения, то есть FUSAG, соответствовало ожиданиям немцев и не вызвало сомнений.

Этому способствовали и многочисленные двойные агенты, которые годами работали на британскую разведку и теперь посылали в Германию отрывочные сведения о якобы имеющихся планах вторжения в Норвегию, Данию и Па-де-Кале. Обобщить все эти сведения немецкие офицеры должны были сами, что они и сделали. Принцип «Казаться, а не быть» сработал.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.