В большинстве публикаций о России ничего не меняется: ни тональность (негативная), ни лексика (грубая, часто оскорбительная), ни отношение (паранойя, замешанная на хамстве). «В том, почему Россия хотела, чтобы Америка избрала Дональда Трампа, нет никакой тайны, — писала The Boston Globe (30.05). — В ходе предвыборной кампании Трамп служил апологетом, если не адвокатом жестокого диктатора Владимира Путина. В последнее время Трамп раскрыл секретную разведывательную информацию главе российского МИДа и уволил директора ФБР, занимающегося расследованием российского вмешательства в президентские выборы США 2016 года». Поэтому, считает автор статьи, «нам нужна реальная политика в отношении России, — и она должна быть с зубами».

При этом рецепт этой самой «реальной политики» в адрес России он вывел на редкость странный: «Мы обязаны сделать наше собственное общество справедливым. Мы обязаны противостоять кибервойне и фейковым новостям. И мы должны расследовать вмешательство России в нашу демократию, какой бы не была правда, — это важнейшая задача, которая стала еще острее после наглого вторжения России во французские выборы и возмутительной отставки Трампом Джеймса Коми. Согласись мы на меньшее, и мы начнем походить на Россию больше, чем хотел бы любой американец».

Читателям журнала Newsweek (31.05) Джон Рид настойчиво внушал: «Пора понять, что Путин ведет с Америкой войну». Тезисы неизменны: «правительство Путина сделало то, что обычно делает КГБ (сегодняшние ФСБ и СВР). Оно изучило ментальный профиль Запада и обратило его против самого себя, взяв за основу насущные проблемы и разногласия, с которыми борются США и другие страны. Его цель заключалась в том, чтобы не допустить угроз в адрес российской власти».

И этот автор, что удивительно (или — нет?), практически повторил выводы предыдущего: «наши собственные внутренние проблемы представляют собой экзистенциальную угрозу нашей национальной безопасности. Путин это понимает. Пора бы и нам понять».

И еще один известный автор в The New York Times (31.05), приняв за аксиому вмешательство Москвы в американские выборы ради «создания хаоса» и «революционной ситуации» в США, признал: «Факт, который американцы, возможно, упускают из виду, состоит в том, что нынешнюю революцию в Вашингтоне нельзя объяснить исключительно вмешательством России. Прежде всего и главным образом эта революция была сделана в Америке».

Случались, правда, иные публикации, как, например, в популярном интернет-издании Huffington Post (31.05): «Пришло время задать вопрос, который, кажется, задают только члены ближайшего окружения президента, — почему мы не можем относиться к России как к полноправному партнеру? Почему русские считаются каким-то врагом? У нас никогда не было войны с Россией. Да, мы вводили войска для помощи в войне „белых русских“ с коммунистами — но тогда наши заявили, что противостояли коммунизму, а не России. У нас был длинный период холодной войны против коммунистов, и мы победили. Но ничто из этого не означает, что у нас есть проблемы с Россией».

«У нас — такие же интересы, как и у россиян? Нет. Это относится как к российскому народу, так и к российскому правительству. НУ И ЧТО? По определению мы не должны ожидать, что у нас будут одинаковые интересы. Были бы мы против того, чтобы россияне свергли правительства Восточной Европы и установили там своих марионеток? Безусловно. Но НЕТ признаков того, что у них есть желание это делать, — указывает автор статьи. — Если мы отбросим притворство по поводу того, что Россия и Китай являются нашими врагами, то мы сможем начать вести с ними дела как с полноправными партнерами. Англичане являются нашими партнерами, но мы воевали против них несколько раз. Испанцы являются нашими партнерами, но и с ними мы воевали. Немцы. Японцы. Хватит создавать мнимых врагов».

Однако подобная статья — исключение. Правила мейнстрима неизменны: «президент Трамп, похоже, вознамерился сократить наше стратегическое партнерство с НАТО и Европой в пользу улучшения отношений с Россией, страной, которая не отражает американские ценности, которая начала масштабную атаку против нашей избирательной системы в прошлом году, которая вторглась и аннексировала часть соседнего государства, которая омрачает жизнь всей Восточной Европе, и которую возглавляет президент, от чьего профессионального прошлого нельзя ожидать дружелюбных намерений по отношению к США» (Los Angeles Times, 01.06).

Хотя иногда и в мейнстриме фиксируют реальность. «Председатель Комитета по делам разведки в Палате представителей Девин Нунес (Devin Nunes) заявил в среду, что он по-прежнему считает — нет достаточных свидетельств, доказывающих связь России с победой Дональда Трампа на выборах». По его мнению, неспособность администрации Обамы обеспечить полноценное расследование по России стала «крупнейшим провалом разведки после терактов 11 сентября 2001 года» (USA Today, 01.06).

The Washington Post (01.06) признала даже, что «Конгресс не может решить, что важнее — «рассекречивание» или связи Трампа с Россией». «Если послушать, что говорит об этом президент Трамп, то Конгресс в ходе расследования дела о вмешательстве России в выборы основные усилия должен направить на то, чтобы выяснить, кто в разведывательном сообществе выдает прессе секретную информацию о России, — писала газета. — Если же послушать, что говорят демократы, то это — хитрый трюк. Основной акцент в своем расследовании „российского вмешательства“ Конгресс должен сделать на том, чтобы выяснить, помогал ли избирательный штаб Трампа России вмешиваться в выборы в США, а все остальное — это отвлекающий маневр».

«Психоз и метания в Конгрессе по поводу того, на чем сосредоточить свое расследование дела о „российском влиянии“, является лишь очередной причиной, по которой американцам не следует давать своим депутатам права на сомнение», — резюмировал автор статьи.

В другой статье эта же газета согласилась с тем, что «Россия снова стала силой глобального масштаба. А Соединенные Штаты, которые долгое время были превосходящей всех остальных сверхдержавой, сегодня расколоты, дезориентированы и, как считают русские, отступают» (The Washington Post, 01.06). В материале приведено мнение российского эксперта Андраника Миграняна: избрание Трампа стало «сменой парадигмы» для Америки, которая оказалась намного более поляризованной и слабой, чем думала ее элита. И сейчас настал час расплаты.

Автор журнала Politico Magazine (04.06) пришел к выводу, что демократы делают большую ошибку, зациклившись на России. «На первый взгляд, ежедневное просачивание новых и шокирующих откровений касательно России похоже на растущую над Белым домом тень, и это вполне может оказаться губительным. Но настоящий скандал — он, кажется, начался в ту минуту, когда Трамп был объявлен избранным президентом, — также грозит Демократической партии в дальнейшем тяжелыми потерями. И демократы, похоже, не понимают этого».

Петербургский международной экономический форум (ПМЭФ) практически не освещался СМИ, которые лишь вскользь упоминали о нем, цитируя выступления Путина на этом представительном собрании. Следует отметить единственную толковую статью, посвященную ПМЭФ, в газете The Washington Post (03.06), где автор предоставил слово российским предпринимателям и в целом дал вполне объективную картину этому событию. «„Мы оставили холодную войну в прошлом, но, похоже, в Америке она сохранилась“, — заявил Василий Бровко, директор по особым поручениям корпорации Ростех. Как и другие присутствовавшие на форуме лидеры российского бизнеса, он утверждает, что Россия научилась справляться с трудностями и сумела переломить ситуацию».

Много комментариев получило выступление российского президента на ПМЭФ в четверг, когда он заявил, что «к прошлогодним кибератакам, предпринятым с целью помочь Дональду Трампу одержать победу на выборах, возможно, причастны российские „патриотически настроенные“ хакеры, которые действовали как частные лица». The New York Times (01.06) тут же сравнила изменение позиции России в отношении возможного вмешательства в американские выборы с тем, как Владимир Путин неоднократно менял «версию» событий, рассказывая о роли России в аннексии Крыма 2014 года и в вооруженных мятежах на востоке Украины. «Сначала он категорически отрицал участие в этих событиях российских войск, а спустя несколько месяцев признавал, что российские военные принимали в них участие».

Разумеется, привлекло внимание и интервью, которое президент России дал ведущей телеканалу NBC News (04.06) Мегин Келли — она же была и модератором ПМЭФ. «Беседа была порой напряженной, когда Путин называл вопросы Келли „полной чушью“. „Вам скучно жить, видимо“, если американцы докатились до „сочинений“ о России, сказал он. Келли продолжала напирать на Путина. Но в общем это интервью дало мало новой информации», — резюмировала The Washington Post (05.06).

«Новое воскресное шоу обещало стать „жестким разговором“ между Мегин Келли и российским лидером. Но для Путина это было детской забавой потому, как он проявил изворотливость и пренебрежительное поведение по отношению к Келли» (The Los Angeles Times, 04.06).

Шеф московского бюро The Wall Street Journal Нэйтан Ходж (Nathan Hodge) посвятил два материала «российскому оппозиционному лидеру» Алексею Навальному. В первом он рассказал о конфликте Навального с миллиардером Алишером Усмановым и решении Люблинского районного суда Москвы в пользу последнего. «Судья Марина Васина сказала, что обвинения, выдвинутые Навальным в своем расследовании были „не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию“ г-на Усманова, — указал корреспондент, отметив, — г-н Навальный заявил, что будет обжаловать решение суда. „Суд обязал меня удалить расследование, — сообщил Навальный в Твиттере. — Этого не произойдет“» (The Wall Street Journal, 31.05).

Во втором материале Нейтан Ходж сообщил, что Навальный будет продолжать кампанию по выдвижению себя на пост президента, «несмотря на серию серьезных юридических препятствий для его выдвижения на какую-либо государственную должность». «Наша задача сейчас — создать ситуацию, при которой общество потребует моей регистрации на выборы в 2018 году, — сказал он. — И тогда у Кремля не будет иного выбора, кроме как включить меня в избирательный бюллетень».

Касаясь исполнения решения Люблинского суда, адвокат Навального сказал, что «ему может грозить штраф за несоблюдение решения суда, добавив, что он обеспокоен тем, что Федеральная служба исполнения наказаний может заменить условный приговор в отношении Навального на реальный. Но Навальный заявил, что его главная забота — то, что дело Усманова может послужить предлогом для дальнейшей расправы над свободой интернета в России» (The Wall Street Journal, 02.06).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.