Европейцы склонны переоценивать одно какое-то событие и делать из него тренд. Так случилось с выборами Эммануэля Макрона в мае 2017. В своей предвыборной кампании будущий президент делал акцент на отношениях с Европой и необходимости проведения внутренних реформ. И его победа над лидером ультраправого «Национального фронта» Марин Ле Пен была убедительной. Для большинства европейских лидеров эта победа означала, что с популизмом покончено, а Европа снова вернулась на свой истинный путь. Тем не менее, радикальная политика Макрона, направленная на дальнейшую интеграцию еврозоны и учреждение европейских политических партий, все еще не получила широкой поддержки.


Ангела Меркель, наиболее важный союзник Франции, слишком медлила с ответом на предложение Макрона. Канцлер была занята федеральными выборами, которые серьезно ослабили ее консервативный блок. Сейчас Меркель пытается создать коалицию с такими же слабыми социал-демократами. Если Европе повезет, то новое правительство Германии будет сформировано до мая 2018 года.


В 2017 году популизм, благодаря соцсетям, вернулся во всех его проявлениях.


Так в британских соцсетях и таблоидах разгорелась язвительная и опасная форма «антиевропейства». Дискурс, когда-то основанный на порядочности и терпимости, давно отброшен.


Правительственные СМИ Венгрии также стали проводить политику страха и ксенофобии. Премьер-министр Виктор Орбан и его партия «Фидес» выбрали своей целью одного человека: Джорджа Сороса. Начиная еще с коммунистических времен, миллиардер-филантроп венгерского и еврейского происхождения всегда поддерживал гражданских активистов. Сейчас Сороса выставляют как воплощение самого дьявола. Правительство убеждает венгров в том, что этот человек хочет разрушить христианство и наводнить Европу мусульманами. Сейчас на полу станции метро изображено лицо Сороса. Страшно видеть, как люди наступают на это изображение. Но ЕС молчит, и это просто позор.


В Австрии новый консервативный канцлер Себастьян Курц сформировал коалицию с крайне правой, антииммигрантской «Партией свободы». Сейчас партия контролирует все вопросы внутренней политики, обороны, а также иностранных портфелей.


В Польше правящая националистическая партия «Право и Справедливость» взяла под контроль средства массовой информации и судебные органы. 20 декабря Европейская комиссия возбудила дело против Польши за нарушение европейских ценностей и принципа верховенства закона. Это может привести к санкциям и лишению права голоса Польши в ЕС. И что бы не случилось дальше, эти события уже разделили общество.


Вопрос о будущем статусе Каталонии разделил испанцев. Значительная часть СМИ, похоже, совсем потеряла объективность.


Эти европейские тренды имеют значение не только потому, что они продолжатся в 2018 году. Они демонстрируют, что главными в дискурсе все чаще становятся социальные медиа и популисты.


Конечно, можно обвинять в этом таких технологических гигантов, как Facebook, Google, Twitter или YouTube. Особенно после того, как все их расхваливали за мобилизацию гражданского населения во время Арабской весны 2011-го.


Сейчас цифровая революция бросает вызов традиционной политике, так как выходит за рамки привычной политической арены. Яркие примеры — использование соцсетей для контроля или влияния на своих граждан властями России, Турции, Китая и Мьянмы.


Тем не менее, западные правительства не спешат реагировать на этот тренд. Хотя тенденцию уже отметили в Стратегии национальной безопасности США.


В главе о дипломатии и государственном управлении сказано: «Конкуренты Америки превратили информацию в оружие, которое посягает на ценности и институты, лежащие в основе свободных обществ […]. Они используют маркетинговые методы, чтобы влиять на конкретных людей, основываясь на их деятельности, интересах, мнениях и ценностях. Они распространяют дезинформацию и пропаганду».


В стратегии было и прямое упоминание о России: «Россия использует информационные кампании в рамках своих наступательных кибератак, чтобы повлиять на общественное мнение по всему миру». И это месседж от президента, который еще недавно отрицал вмешательство России в американскую внутреннюю политику.


Некоторые европейские страны только начинают понимать силу соцсетей в распространении дезинформации, страха и ненависти. Команда предвыборного штаба Макрона довольно быстро обнаружила вмешательство России. Немецкие же компании, которые не удаляют контент со своих сайтов, теперь вынуждены платить штрафы до 50 миллионов евро.


В целом, институции и правительства ЕС делают слишком мало для того, чтобы противостоять политическим, социальным и экономическим аспектам цифровой революции, которая может как укрепить, так и подорвать либеральные ценности Запада. Ведь на карту поставлено слишком много.