Ничего подобного не происходило даже в самые напряженные периоды «настоящей» холодной войны между СССР и Западом. Никогда еще 22 страны (16 из 28 членов Европейского Союза, а также США, Австралия, Канада, Норвегия и два претендента на вступление в ЕС: Албания и Македония) одновременно не высылали российских дипломатов (некоторые другие отозвали своих послов из Москвы) в знак солидарности из-за «атаки» на одну из стран своего круга (Великобританию). Никогда еще поводом для подобных жестких и странных мер не был случай, который является не только непонятным, но и чем дальше, тем более запутанным. Речь идет о нападении с использованием «российского» нервно-паралитического газа «Новичок» на бывшего агента российской службы ГРУ, который многие годы работал на МИ6, Сергея Скрипаля (впоследствии его обменяли на российских шпионов из США) и его дочь Юлию. На Россию пали серьезные подозрения. Конечно, подозрительные моменты в этом деле есть, однако убедительных доказательств вины русских, о которой говорят британские политики, нет.


Тем не менее Запад почти в унисон отреагировал, осудив Москву. И это произошло после переизбрания еще на шесть лет Владимира Путина, одержавшего, как и ожидалось, разгромную победу на выборах, и накануне мирового первенства по футболу. А ведь ЧМ — 2018 должен способствовать имиджу России как дружественной, совершенствующейся и понятной страны и образу ее президента как дружелюбного лидера, то есть продемонстрировать, что Россия не так страшна, как ее преподносит Запад, хотя и его имидж в России не лучше. Итак, пока российские дипломаты быстро пакуют чемоданы, а их западные коллеги в Москве ждут, что вот-вот им в дверь постучатся российские почтальоны с извещением о высылке (статья была написана до принятия ответного российского решения — прим. ред.), так и не появляется ответа на вопросы: кто напал на забытого шпиона Скрипаля и его дочь, почему это было сделано таким жестоким и безжалостным образом, и кому все это в итоге выгодно?!


Если рассуждать логически, то никому. В особенности все это не нужно Кремлю (по крайней мере, как кажется), когда в перспективе — смягчение санкций и чемпионат мира по футболу, в который Россия вложила огромные финансовые средства, и который должен был способствовать утверждению РФ как равноправного государства в кругу держав. (Комплекс Кремля как раз и связан с постоянными разговорами о том, что «он добивается, чтобы остальные державы относились к нему на равных».) Такова логика, но политика, как известно, зачастую противоречит логике, воплощая собой чистый прагматизм. Тем самым я не утверждаю, что за всем этим стоит Кремль, или одна из его фракций, которая начала «войну» с расчетом на «постпутинские» времена (шестой мандат, по крайней мере по закону, должен стать последним для Путина, но неясно, продлит ли он его или будет искать преемника), или какие-нибудь западные заговорщики, которые хотят поставить Россию на колени.


Вопросов — масса, а ответов — все меньше. Правда, у России есть простой ответ: «Запад нас боится и не хочет сильной России, которая превратилась в экономического и политического конкурента!» На этой мантре Кремль весьма успешно выстраивает свою позицию в российском обществе, и благодаря ей Путин побеждает на выборах, поскольку чем больше нападок на Путина, тем он милее и дороже россиянам. Российские СМИ распространяют антизападную пропаганду так же успешно, как и идею о том, что на Западе царит антироссийская истерия. По всей видимости, дело Скрипаля стало последней каплей в чаше терпения Путина, который, конечно, укрепил международную позицию России, но, с западной точки зрения, не готов к сотрудничеству на том уровне, который соответствовал бы стране, замешанной почти во всех серьезных мировых кризисах.


«Соло игрок» и возмутитель спокойствия. Задира. В особенности в Сирии, где Россия позиционировалась как один из важнейших ближневосточных игроков, Путин показал зубы. Несмотря на желания сильных игроков, таких как США, НАТО и ЕС, требующих немедленной отставки Башара Асада, тот не только остался на своем посту, но и укрепил свою позицию именно благодаря вмешательству России. Теперь даже самые непримиримые враги Башара Асада готовы принять его в качестве стороны переговоров и потому, что Россия помогла ему окрепнуть, и потому, что вряд ли можно найти кого-то, кто составил бы ему конкуренцию… Россия проявила себя ключевым игроком, который не только определяет темп и повестку, но и диктует их.


Нынешняя массовая высылка дипломатов (их более ста) — пик напряженности в отношениях России и Запада, которые начали портиться в 2014 году в начале украинского кризиса. Тогда Владимир Путин, опасаясь, что НАТО может прийти на берега Дона и пляжи Черного моря, где размещен российский Черноморский флот, инстинктивно ответил, нагло присвоив себе полуостров Крым. Президент Путин думал, что это сойдет ему с рук, как, например, война с Грузией несколько лет назад (август 2008 года).


Тогдашняя война, за которую Грузия, точнее ее бывший президент Михаил Саакашвили, несет значительную часть ответственности, даже несмотря на то, что Путин признал независимость сепаратистских псевдогосударственных образований (Абхазии и Южной Осетии), не слишком осложнила отношения России с Западом. Не столкнувшись с проблемами, Путин подумал, что тем же проверенным образом может поступить и с Украиной, которую все еще считал своей. У него были основания так полагать: Россия оставалась членом Большой восьмерки, и никто из остальных членов не ставил под вопрос ее статус равноправного представителя круга самых влиятельных стран на планете. Путина по-прежнему радушно принимали на банкетах в мировых столицах.


Но Россия захотела быть не союзником других представителей этой группы, а их явным соперником, что не входило в планы Запада. Россия посчитала, что превращается всего ли в часть «американского лагеря», и, ощутив себя вновь сильной, захотела стать самостоятельным и, как многие говорят, альтернативным игроком на международной арене. Теперь же, похоже, подошло время расплаты, и покушением на несчастного бывшего шпиона Скрипаля Запад воспользовался для того, чтобы сделать Владимиру Путину выговор, заставить его отступить и дать сигнал его потенциальным союзникам: мол, лучше быть с Западом, а не с Россией. Россия, конечно, большая, мощная и сильная страна, но она не может быть, как Палле, одна на свете. (В России царит убежденность в том, что она может поступить наперекор и не поплатиться, и кремлевским элитам подобная идея на руку.)


После аннексии Крыма Запад ввел экономические санкции, которые повредили не только России: страны Европейского Союза тоже понесли убытки. В брюссельском клубе некоторые члены из-за санкций вступили в противоречия (Венгрия, Словакия, Греция, Кипр и Италия были за смягчение, а Польша, Эстония, Литва и Латвия — за ужесточение, и все зависело от Германии и Франции), а это грозило конфликтами внутри ЕС. И вот в момент, когда прозвучали заявления о возможном смягчении санкций, произошла реминисценция холодной войны. Об этом говорила и канцлер Ангела Меркель. Так что, может быть, речь идет о сигнале Путину о том, что ЕС и Запад все же едины, и что стоит прекратить дестабилизацию ЕС и попытки вбить клин между странами-членами в условиях Брексита и разговоров о разноскоростной Европе, обеспокоивших многих сторонников единого ЕС, в том числе его восточноевропейских членов.


Внешняя политика Путина во многом основывается на проверенной стратегии: «Они не могут изолировать и игнорировать нас. Как бы там ни было, они вынуждены с нами разговаривать. Мы очень важны», — что недалеко от истины. На Западе долгое время игнорировали СССР, но в итоге с ним пришлось сотрудничать и разговаривать, а в тяжелые годы Второй мировой войны с СССР даже поддерживались союзнические отношения. Россия, конечно, — слишком важная и большая страна, чтобы ее можно было просто изолировать и игнорировать. Однако, Запад, вероятно, полагает, что Россию можно сломить так же, как СССР. Как кажется сегодня, это все же произойдет (если вообще произойдет) нескоро, даже несмотря на серьезные проблемы России (она зависит только от цен на нефть и газ; у нее нет практически никакой промышленности; демографическая ситуация вызывает большие опасения; и неясно, сможет ли она долго выдержать гонку вооружений, которую сама же и начала).


И еще кое-что в конце, что может подтвердить тезис о том, что «Западу все-таки придется постучаться в ворота Кремля с предложением поговорить». Без особого внимания СМИ осталась новость о том, что в последние неспокойные дни, когда массово высылались дипломаты, Германия (она выслала максимальное количество дипломатов после США и Великобритании) дала согласие на строительство газопровода «Северный поток-2» в своих территориальных водах Балтийского моря. После строительства этого грандиозного газопровода Германия превратится в главного дистрибьютора российского газа в Западной и Центральной Европе. Это решение принято, несмотря на сопротивление Брюсселя и многих стран-членов ЕС, а также США, которые выступают за то, чтобы Европа как можно меньше зависела от российского газа. А вот теперь попробуйте разберитесь во всем этом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.