Интервью с сотрудником британского Института государственного управления, автором книги «Великобритания и медведь: британо-российская война разведок» Виктором Мадейрой (Victor Madeira)


Gazeta Wyborcza: Почему в последнее время мы так часто слышим о российских шпионах в Великобритании? Дело в том, что в Лондоне нашли убежище враги Кремля, что Россия после Брексита считает Соединенное королевство слабым звеном Европы или, наоборот, в том, что британские спецслужбы так хорошо работают и выявляют очередные подозрительные связи?


Виктор Мадейра: Свою роль играют все вышеназванные факторы, а также пара других. Отчасти дело в том, что Великобритания имеет стратегическое значение для Европы, отчасти в том, что Москва (другой вопрос, насколько справедливо) считает ее страной, которая заинтересована, скорее, в получении прибыли, чем в противодействии агрессии.


Великобритания традиционно была сложной территорией для проведения шпионских операций, но со временем ситуация изменилась, ведь все зависит от проводящейся политики, настроений общественности, общего фона. В 2004 году британские спецслужбы и МИ5 (аналог польского Агентства внутренней безопасности), выделяли на контрразведку и борьбу со шпионажем 9% своего оперативного бюджета. В 2006 — 6%, в 2009 — 4%. Однако с 2012 года расходы на эту сферу начали увеличиваться.


Несмотря на Брексит (замечу в скобках, что появляется все больше доказательств воздействия россиян на предшествовавшую референдуму кампанию, и стоит ожидать появления новых), Кремль до сих пор считает Великобританию страной, имеющей ключевое стратегическое значение. Ее положение позволяет контролировать североатлантические морские пути. Кроме того, она выступает одним из двух основных членов альянса «Пяти глаз» (разведывательный союз США, Великобритании, Канады, Австралии и Новой Зеландии, — прим. Gazeta Wyborcza) и одной из трех ядерных держав НАТО. Она располагает армией мирового класса, десятками лучших аналитических центров и может распространять по всему миру свое идеологическое влияние, будучи, в частности, колыбелью парламентской демократии и родиной самого популярного языка в мире.


При этом Лондон реагировал на очередные инциденты недостаточно решительно, а это придало силовикам, которые контролируют сейчас Россию, смелости. То, что россияне пересекли черту, Великобритания решила только после истории в Солсбери. Посмотрим, как далеко зайдут британцы и их партнеры в своей реакции, я надеюсь, что последуют решительные действия. Мы уже видели дебаты в Вестминстере, посвященные закону о санкциях и противодействии отмыванию денег, а также и по так называемому списку Магнитского.


— Сколько в Великобритании российских шпионов?


— Если говорить об агентах или разведывательных источниках, то я бы сказал, что их несколько сотен. Что касается офицеров разведки, ситуация выглядит так: есть явные и тайные сотрудники, работающие под дипломатическим прикрытием. Контрразведка считает, что больше трети российских дипломатов в странах НАТО и ЕС — это, по сути, разведчики. 12 марта у России было в Великобритании 59 дипломатов (в Германии — 112, в Польше — 65), двумя днями позже премьер Мэй объявила, что 23 из них выдворят из страны.


Существуют и другие категории сотрудников разведки. Время от времени люди из Москвы прибывают в Великобританию для выполнения краткосрочных оперативных задач. Другие находятся там постоянно, работая банкирами, журналистами. И, наконец, есть «спящие» замаскированные шпионы, которые пользуются выдуманной биографией и десятилетиями живут под чужими именами.


— Достаточно ли решительным был ответ Мэй на атаку в Солсбери?


— Мне бы хотелось увидеть более решительные действия. Выдворение 23 сотрудников разведки можно назвать хорошим началом. Следовало бы понизить уровень дипломатических отношений с Россией, заменив посла временным поверенным, прекратить торговлю российскими акциями, а также, договорившись с США и другими союзниками, запретить продажу российских облигаций. Последний шаг стал бы очень сильным сигналом, ведь именно так Кремль в основном обходит западные санкции. Другое дело, что в результате пострадает в том числе наша экономика.


Западным политикам и общественности пора понять, с кем мы в реальности имеем дело. Как писал Бодлер, «величайшая уловка дьявола состоит в том, чтобы убедить вас, что его не существует». Многие люди на Западе верят, что Россия не имеет отношения к отравлению Скрипаля, что она выступает силой, которая стремится к миру и стабильности. Пытаясь убедить нас в том, что российской угрозы не существует, Москва предложила нам 30 разнообразных версий событий в Солсбери.


Нравится нам это или нет, но идет война, война за наши умы. Ее объявил нам не российский народ, который сам живет под прессом пропаганды о «бесовском Западе», а российские спецслужбы. Если мы это осознаем, мы сделаем первый шаг к тому, чтобы эффективно противостоять угрозе. Польша и страны Балтии говорили о ней уже 10 — 12 лет назад, а мы пренебрегли этими угрозами, сконцентрировавшись после 11 сентября на борьбе с терроризмом.


— Это была основная причина, по которой Лондон не уделял Москве должного внимания?


— Вторая заключалась в том, что мы забыли об уроках холодной войны и позволили экспертному сообществу деградировать. Великобритания лишилась практически всех лингвистов и экспертов по соответствующему региону, работавших в разведке, оборонном и дипломатическом ведомствах. В результате финансового кризиса, который произошел в прошлом десятилетии, сокращения затронули также другие организации, например, Русскую службу и Службу мониторинга «Би-би-си» (BBC). После аннексии Крыма и вторжения России в Донбасс в некоторых областях потенциал начали постепенно восстанавливать, однако, это долгий процесс.

© AP Photo, Akira Suemori
Игорь Сутягин в Лондоне

Кроме того, идея ограничить поступление в Великобританию капиталов из постсоветских стран встречалась по политическим, экономическим и дипломатическим причинам резкой критикой. С начала 1990-х годов русскоязычные эмигранты скупали у нас футбольные команды и СМИ, выделяли огромные суммы престижным университетам, вкладывали деньги в недвижимость, предметы роскоши и искусства, отправляли своих детей учиться в лучшие школы. Некоторые из этих людей были тесно связаны с Кремлем и российскими спецслужбами.


— Вы говорили о том, что следует «перехватить инициативу». Как Великобритании защититься от России?


— Она должна занять активную позицию в отношении стратегической контрразведки, учитывая в своей стратегии все общество. В этой сфере отлично зарекомендовали себя польские спецслужбы, неслучайно новый экспертный центр контрразведки НАТО открыли в Кракове. Нам следует научиться быстро и комплексно реагировать на агрессию не только в киберпространстве, но и в других областях, а эксперты должны овладеть умением доносить свои знания до общественности: говорить понятным языком, объяснять, какое влияние оказывает российская угроза. Государственным органам разных стран, в свою очередь, следует вести более тесное сотрудничество.


Нужно наращивать человеческий, финансовый, технологический потенциал. Взглянем на открытый недавно в Москве Национальный центр управления обороной: он был создан для того, чтобы создать централизованную систему командования не только для Российской Федерации, но и для всех стран-членов восточного аналога НАТО — Организации Договора о коллективной безопасности. Говорят, там есть суперкомпьютер, который анализирует конфликты, создает возможные сценарии и подсказывает российским лидерам оптимальные военные и политические решения.


Стратегическая «иммунная система» страны, НАТО, в ЕС работает примерно так, как иммунитет человека. Она постоянно «сканирует» общество и государственные институты, пытаясь обнаружить признаки политико-психологической атаки на какие-то их элементы. Чем более обширными сведениями о предыдущих атаках располагает эта «иммунная система», тем быстрее она может выявить угрозу, отреагировать и уничтожить патоген, который мог бы нанести урон «здоровью» нашей демократии, государственных структур, традиций или наших граждан.


Комментарии читателей


barxxl: Путинская Россия — это нарыв на теле цивилизованного мира. Нет никакого смысла его холить: если его нельзя удалить механическим путем, а на то, чтобы подействовали методы китайской медицины, нужно время, может, просто заморозить его и изолировать от здоровых тканей? Возможно, он отсохнет сам… ЕС стал хромой уткой, у которой нет четкой стратегии, а НАТО — беззубым тигром, на груди которого появилась раковая опухоль — османский султан. Перспективы вырисовываются неважные, ведь дипломатические решения вроде Мюнхенского соглашения ситуации не изменят. Мы уже это проходили, и что вышло? Минскими договоренностями тоже можно лишь подтереться. Нужно спасть не только общую европейскую экономику: чтобы выйти из предынфарктного состояния, нам придется найти какой-то радикальный и эффективный метод, пусть даже его внедрение обойдется дорого. Единство всех демократических европейских стран в вопросах экономики, финансов и обороны послужит сдерживанию потенциальных противников. С хорошими предложениями выступил Эммануэль Макрон, который говорил о «европейской солидарности». Вот новый образец лидера для объединенного народа (сообщества народов Европы).


damian_2015: «Другое дело, что в результате пострадает в том числе наша экономика». Вот так и продают демократию за пару сребреников!


bardo16: В прошлом тоже был один такой, которого игнорировал мир, и мы все знаем, что из этого вышло.


alakyr1: Какие такие угрозы исходят от России? Она не прислушивается к другим, стоит на страже своих интересов и хочет заниматься выгодным бизнесом? Великобритания и другие страны делают то же самое. И, кстати, как там расследование дела Скрипалей? Уже известно кто их отравил, где, когда, как? Тезис, что это могли сделать только россияне, уже навяз в зубах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.