В марте этого года президент Центральноафриканской Республики Фостен-Аршанж Туадера (Faustin-Archange Touadéra) распорядился, чтобы во время военного парада по площади перед буквально разваливающимся дворцом Беренго проехались новенькие российские танки «Урал». При этом его страна давно уже фактически распалась на разные регионы, которые находятся под контролем различных вооруженных группировок.

И тут он допустил одну важную ошибку: этот танк — гордость избранного в 2016 году президента страны, против которой действует оружейное эмбарго, наложенное ООН, и поэтому она не имела права закупать гусеничные танки Т-72.

Туадера, которому запрещено даже иметь телохранителей, вооруженных пистолетами, и который по этой причине пользуется услугами охранников из Руанды и России, «лично попросил о помощи», заявил по этому поводу российский МИД в отношении миссии Москвы в ЦАР.


Кроме того, Россия в настоящее время готовит в ЦАР одно из подразделений спецназа — «бесплатно», как подчеркнуло внешнеполитическое ведомство на берегу Москва-реки. И, наконец, Кремль добился от ООН специального разрешения на поставку ручного стрелкового оружия, пистолетов и гранатометов президенту, который в школе учил русский язык.

Цель России: «Создать новый миропорядок»

При этом России уже несколько легче добиваться своих целей: с июня в Совете Безопасности ООН председательствует именно ее представитель. И цель, которую перед ним поставили президент Владимир Путин и глава МИД Сергей Лавров, недавно посетивший сразу несколько африканских стран и встречавшийся с представителями «Черного континента», заключается в том, чтобы «создать новый миропорядок».

Как сказал Лавров во время пребывания в Руанде, Африка является при этом «краеугольным камнем». Одновременно глава путинской дипломатии обещал африканцам поспособствовать укреплению их роли в ООН и активизировать сотрудничество в военной сфере, причем, в отличие от западных стран, «не вмешиваться в их внутренние дела» — иными словами, не свергать тамошних диктаторов.

13% всего экспорта российского ВПК приходится на Африку. Кроме того, Москва участвует в добыче урана, золота, нефти и газа на «Черном континенте». Кроме того, она вкладывает средства в различные промышленные проекты — ведь клиентов, к примеру, для своих машиностроителей в развитых странах Россия вряд ли найдет.

Кроме того, финансово слабой Африке Кремль помогает своими государственными банками: ВТБ, второй по величине российский финансовый институт, а также Промсвязьбанк, Газпромбанк и Эксимбанк имеют собственные дочерние банки на «Черном континенте. Они финансируют строительство нефте- и газопроводов, которые страны Африки не могут позволить себе самостоятельно, а также различные другие инфраструктурные проекты.

Догнать Китай по силе влияния невозможно

Хотя Россия в 2005-2015 годах увеличила прямые инвестиции на 185%, да и вообще еще с советских времен поддерживает хорошие отношения с отдельными африканскими странами, по силе влияния она все равно не сможет догнать Китай.

Среди компаний, наиболее активно действующих в Африке, корпорация Росатом, намеревающаяся построить АЭС в Уганде и дополнительно нарастить добычу урана. Специалисты Росатома научились обогащать уран на 36% — больше, чем кто-либо другой в мире.

Во время своего пребывания в Кигали Лавров назвал «мирное использование атомной энергии» одной из важнейших целей Москвы на «Черном континенте».

В погоне за так называемыми «кровавыми бриллиантами» на весь мир прославился российский нелегальный торговец оружием Виктор Бут, ныне отбывающий за это срок в американской тюрьме. А главным по африканскому золоту является олигарх Евгений Пригожин, которого в Москве называют «поваром Путина».

Его компания «М-Инвест» владеет в Судане и ЦАР лицензиями на добычу золота. Эти инвестиции тут же страхуются его же собственной «Группой Вагнера». Его одноименная частная армия приобрела всеобщую известность после участия ее бойцов в операциях в Крыму, на востоке Украины, а также в Ливии и Сирии.

Кроме того, регулярные российские войсковые части участвуют в операциях в различных регионах Африки: в Конго, Южном Судане или Дарфуре — Россия является активным участником всех миссий «голубых касок» ООН.

Благодарность за активные действия Москвы пришла от находящегося в международном розыске президента Судана Омара аль-Башира (Oman al-Bashir): он предложил базу для российских ВМС недалеко от Суэцкого канала. Как сказал директор консалтинговой компании Signal Risks в ЮАР Ронак Гопалдас (Ronas Gopaldas), стратегией России в Африке является комбинация «жесткой политики власти, в первую очередь, военных операций, и энергетической дипломатии».