«Я вижу Украину в коричневых тонах. Барабаны и свистки», — говорит сенатор Ярослав Доубрава из движения «Северочеши» (Severočeši.cz) Корреспондент «Парламентни листы» (Parlamentní listy) вместе с ним побывал в живущем под санкциями Крыму. Именно Доубрава может сравнить нынешний Крым с тем, каким был полуостров в «украинские времена». О них Доубрава рассказывает без восторга.

Parlamentní listy: Вы бывали в Крыму уже три раза, и каждый раз это вызывало волну ненависти в Ваш адрес. Вас называли чешским коллаборационистом. Как Вы реагируете на подобное?

Доубрава: Как и на любую другую глупость. В Сенате во время обсуждения вопроса об отправке наших военнослужащих в Прибалтику я услышал заявление министра обороны Мартина Стропницкого о том, что референдум в Крыму прошел под прицелом у российских солдат. Я встал и призвал всех поехать и лично посмотреть на Крым, увидеть жизнь там, узнать, что люди думают о референдуме, какие там настроения. Но никто не решился сделать этого, а зря. Крым отделился после законного референдума, на котором почти 97% граждан высказалось за присоединение к Российской Федерации.

Мои критики считают это нарушением международного права и в качестве аргумента приводят Косово, которое было похищено у Сербии. Она заплатила жизнями десятков тысяч людей, погибших от американских бомбардировок, и никакого референдума не проводилось. Вот там была аннексия, а в Крыму — нет. И тут у критиков заканчиваются аргументы. Поэтому я равнодушен к подобного рода критике. Она для меня так же важна, как прошлогодний снег.

— Украинское посольство выразило официальный протест против Вашего визита в Крым…

— Это меня забавляет больше всего. Когда я узнал, что после последнего визита в Крым украинский посол подал ноту протеста и потребовал наказать меня, я отправил ему письмо, в котором заявил, что он глубоко заблуждается, вводит в заблуждение собственных сограждан и сбивает с толку чешские институты, утверждая, что я незаконно посетил Украину. Я написал послу, что ездил в Российскую Федерацию. Но посол мне до сих пор ничего не ответил.

При нынешнем украинском режиме я и не собираюсь ехать на Украину. Я не хочу ходить по улицам, где шествуют фашисты, которые выкрикивают свои мерзости.

— Высказывались предложения сурово наказать тех чехов, кто побывал в Крыму, ввести санкции против них…

— Это предлагают глупцы. Подобные визиты я считаю частью сенаторской работы, хотя езжу я на собственные деньги. А вот те, кто ездит в Косово, действительно должен попасть под санкции. Как и те, кто, например, посещал Майдан в Киеве. Ведь там произошел неконституционный государственный переворот. Однако, на удивление, Карела Шварценберга никто не критиковал за визит в Киев.

— И все-таки как стоит расценивать Ваши визиты в Крым? Они официальные, полуофициальные или неофициальные, то есть в Крым ездил просто гражданин Доубрава?

— Понимаете ли, сказать, что это просто визиты гражданина Доубравы, трудно. Каждый раз, когда я отправляюсь в подобную поездку, я во всеуслышание заявляю, что еду не по поручению Сената, а как частное лицо. Однако тот факт, что я сенатор, со счетов не сбросить. 33 года я был старостой, и люди до сих пор обращаются ко мне как к старосте, хотя вот уже восемь лет я не занимаюсь этой деятельностью. И тем не менее.

— Европейский Союз заморозил собственность шести компаний, которые строили мост в Крым. Похоже, ЕС ужесточает свои санкции…

— По-моему, всем уже скоро должно стать ясно, что санкции — это глупость. Все время ходят разговоры об изоляции Крыма. Но недавно в аэропорту Симферополя я узнал, что раньше туда летало около миллиона человек, а теперь — все пять миллионов. Вот вам и подтверждение бессмысленности санкций. С другой стороны, я разговаривал с несколькими российскими предпринимателями, которые откровенно не хотят отмены санкций. Это парадоксально, но на санкциях зарабатывают, прежде всего, ловкие российские и крымские компании. Ведь представьте, насколько быстро в России удалось реструктурировать сельское хозяйство, и страна становится все более самодостаточной.

Это напоминает мне послевоенную ситуацию, когда США разбомбили все наши важнейшие заводы. Когда появился проект нефтепровода «Дружба», Запад грозился не продать трубы для него. Мы сами построили завод, где начали производить очень качественные трубы, но доставались они нам значительно дешевле, чем западные. Такой же эффект дали антироссийские санкции.

— Какие впечатления у Вас оставил недавний визит в Крым?

— Мне повезло, потому что впервые я побывал в Крыму вскоре после референдума. Я беседовал с обыкновенными людьми, узнавал их мнение о референдуме, и об этом я рассказывал уже не раз. Это было тогда, когда Петр Порошенко объявил о создании бессмысленной комиссии по возвращению Крыма Украине. Я спрашивал в первую очередь молодежь (потому что она всегда радикальнее) о том, что было бы, если бы Россия и Украина договорились, и Крым снова стал бы украинским. Первое, что сказали мне молодые люди: «Путин нас не отдаст!» Но я решился и все-таки спросил еще раз, что было бы, если бы стороны все же договорились? Они ответили: «Мы возьмем в руки оружие и будем защищаться. К Украине мы не вернемся никогда. Только сейчас мы начинаем жить, а до сих пор только выживали!»

Я осознал это со всей очевидностью и признаюсь, что недавний визит стал для меня очередным сюрпризом. Я не поверил, что за несколько лет можно было проделать такую огромную работу, и спросил, нет ли у них несколько волшебных палочек, с помощью которых можно творить чудеса? Оказалось, что нет. Меня поразил один только вид аэропорта Симферополя. Это нечто замечательное. Ремонтируются дороги, строятся новые школы. Возводятся и новые церкви, хотя я думаю, что это могло бы и подождать.

Когда я побывал в Крыму в апреле, то не мог столько же путешествовать, как сейчас, потому что участвовал в экономическом форуме. Я проживал в совершенно новом отеле, который с высоты был похож на бабочку. Рядом с отелем работы велись днем и ночью. В моем номере все было слышно, и ночью звуки сварки были довольно неприятны. Поэтому я пошел к рабочим и сказал им, что они, наверное, с ума сошли. Вот так работать без перерывов — просто безумие. «Почему Вы так поступаете?» — спросил я, и они ответили: «Мы наконец-то работаем для себя и хотим, чтобы здесь было хорошо как можно скорее».

Кстати, на форуме выступал один немецкий экономист, который сетовал, что санкции приносят Германии убытков на десятки миллиардов. Он говорил о том, что пришло время отменить санкции. Люди в Крыму сейчас явно намного счастливее. Вспомните хотя бы мост, построенный в Крым. Великолепное сооружение, которое планировалось еще во времена СССР. Но тогда в нем не было нужды, ведь попасть в Крым с континента можно было через Украину. Кто тогда мог предполагать, что американцам удастся развалить СССР?

— Однако, например, поступает информация, что там притесняются меньшинства…

— Это все западная и киевская пропаганда. Например, крымские татары в основном довольны своим нынешним положением. Ведь сейчас для них возводится огромная мечеть, о которой во времена Украины они могли только мечтать. Я разговаривал, например, со старостой Бахчисарая, и он, сам крымский татарин, рассказал мне, насколько улучшилось их положение.

— Президент Чешской Республики Милош Земан предложил, чтобы Российская Федерация заплатила за Крым некую финансовую компенсацию, и тогда вопрос был бы исчерпан. Что Вы об этом думаете?

— Из разговоров с простыми крымчанами мне известно, что Украина высасывала из Крыма все соки. Я видел прекрасные места с недостроенными отелями, домами и коттеджами. Местные мне говорили, что стройка остановилась в тот момент, когда Крым стал частью Украины. С тех пор все деньги, заработанные в Крыму, отправлялись в Киев. Поэтому, как мне кажется, для каких-то финансовых компенсаций нет никаких, даже малейших оснований. Украина уже заработала на Крыме огромные деньги.

— Сейчас Вы заканчиваете вторую книгу о геополитической обстановке в мире. Какой будет эта книга?

— Эта книга — попытка обобщить события, происходящие в мире, события, которые, как мне кажется, опять ведут нас к холодной войне. Первая завершилась потеплением в международных отношениях, но последние годы подтверждают, что тот период завершился и надвигается, быть может, даже более мрачный период, чем первая холодная война. Поэтому рабочее название книги (возможно, я его оставлю) «Холодная война-2». Я стараюсь объяснить, почему мы оказались на втором этапе холодной войны.

— Недавно американский и российский президенты встретились в Хельсинки. Не говорит ли это, наоборот, о тенденции к улучшению отношений между державами?

— Я завершил книгу в момент, когда никто и не думал, что подобная встреча состоится. Поэтому данная мысль в книге не обсуждается. Возможно, мне стоит к ней вернуться. Недавняя встреча Трампа и Путина подтвердила, что решениям Трампа не стоит слишком доверять. Вспомним, как он говорил, что убежден: Россия не могла вмешаться в американские президентские выборы, а потом Трамп изменил риторику, поставив все буквально с ног на голову. Лично я уверен, что Россия действительно ни во что не вмешивалась, так как на то просто нет причин. Но дома Трампу досталось, и он глупым и наивным образом попытался объяснить, что оговорился. Поэтому на его решения и договоренности с российской стороной полагаться не стоит.

— Однако нужно сказать, что ни одна страна мира не признала Крым российской территорией…

— По-моему, это выдуманная проблема, которую Запад использует как инструмент давления на Российскую Федерацию. Все дело — в востоке Украины. А ведь Донбасс предлагал Порошенко вариант решения их проблемы, предполагавший сохранение территориальной целостности Украины. Но Порошенко отказался.

— А не поступил ли так украинский президент Петр Порошенко потому, что в будущем году состоятся президентские выборы, и он рассчитывает на поддержку Западной Украины?

Ветераны Украинской Повстанческой Армии (УПА) отпраздновали "День Героев" во Львове
— Весьма вероятно. Но, может даже к его удивлению, там появятся конкурирующие с ним кандидаты, с которыми он не считался. Я немного боюсь за судьбу этих конкурентов. Интересно, что на Западе никому не интересно, что на Украине произошел жестокий переворот, во время которого были убиты тысячи людей. Если бы не проблема Майдана, не санкции, то Запад еще что-нибудь придумал бы. Сегодня экономика США стоит на глиняных ногах, потому что американцы печатают столько долларов, сколько им надо. При этом США видят возрождающуюся экономику России, которая вместе с Китаем представляет для Соединенных Штатов огромную угрозу. Я просто должен сказать, что Путин для России — божий дар.

— Я понимаю, что говорить о будущем Украины довольно сложно, но каким Вы его видите?

— Я вижу его в коричневых тонах. Барабаны и свистки. Все то же, что украинские радикалы демонстрировали в последние несколько месяцев уже не раз. Их фашистские наклонности совершенно очевидны. Периферия там, вероятно, и не подозревает, что происходит, а большие города фашисты уже взяли под свой контроль.

Обнадежить, наверное, может только вероятность, что они могут ополчиться друг на друга. Честно говоря, все дело в борьбе олигархов за финансовые потоки. На Украине царит страшная бедность. Мафия, подконтрольная олигархам, — уже украинская обыденность. И, к сожалению, все это приходит и к нам, потому что те люди, которые приехали в Чехию от безысходности, чтобы работать и заработать хоть что-то, чтобы прокормить семьи, вдруг узнают, что должны платить этим бандитам за то, чтобы их семьи просто жили. Думаю, что в итоге эти группировки передерутся, но вопрос в том, что будет дальше.

Посмотрите, какие огромные деньги отправлялись на Украину! Куда они делись? Они помогли Украине? Нет! Эти деньги провалились в черную дыру, и я не думаю, что они когда-нибудь вернутся.