Состоявшиеся в выходные переговоры между Ангелой Меркель и Владимиром Путиным стали знаком, что изоляция России подошла к концу, и недвусмысленным жестом Берлина в отношении США, а одновременно — предупредительным сигналом для Польши.

Официально в резиденции Мезеберг лидеры не приняли никаких конкретных решений, впрочем, что так и произойдет, было понятно еще до встречи. Однако сам тон высказываний, затронутые темы и «интимный» формат переговоров показывают: начинается новый этап в отношениях с Россией и разворот в сторону прагматизма.

Конец изоляции

«То, как была организована эта встреча, напоминало о дипломатии XIX века, которую лишь перенесли на современную почву. Прозвучали заявления, а потом в течение трех часов переговоры продолжались в узком кругу за закрытыми дверями. О принятых решениях общественности не сообщили, — рассказывает эксперт по истории дипломатии Януш Сибора (Janusz Sibora) из Гданьского университета. — Меркель, говоря о переговорах с российской стороной, подчеркнула, что они необходимы, а также, что они станут регулярными. Немецкие комментаторы восприняли это как знак возвращения к нормальным отношениям с Москвой. Эпоха изоляции закончилась».

На встрече в бранденбургской правительственной резиденции присутствовало двое действующих лиц, но ее героем был некто другой: отсутствующий президент США Дональд Трамп. Как отмечает бывший директор польского Института международных отношений Марчин Заборовский (Marcin Zaborowski), встреча Путина и Меркель стала, в частности, следствием американской политики, разрушающей фундамент трансатлантического союза. «В сложившейся ситуации европейцы, понимая, что они не могут в полной мере полагаться на прежнего влиятельного друга, начинают думать о мире, в котором они обойдутся без США. В этих обстоятельствах совершенно естественно обратиться к налаживанию контактов с Россией, к такому шагу подталкивает стратегический расчет, — отмечает Заборовский. — Речь о полной нормализации отношений не идет, никто не говорит об отмене санкций. Германия остается основной силой, которая позволяет их сохранить».

Жест Ангелы в отношении Дональда

Хотя в Мезеберге поднимались разные темы от Сирии (в контексте которой Путин и Меркель обсуждали возможность создания нового формата переговоров без США, но с участием Франции и Германии), до Украины (речь шла о перспективах отправки туда миротворцев ООН), главным сигналом для Америки стало обсуждение проекта «Северный поток — 2». Этот газопровод уже давно находится в центре внимания американской администрации (не в последнюю очередь из-за того, что американцы хотя сами поставлять газ в Европу). Компаниям, принимающим участие в проекте, угрожают американские санкции, а на последнем саммите НАТО Трамп подверг резкой критике позицию Берлина, назвав его «заложником России». Как полагает Марчин Заборовский, этот комментарий окончательно определил дальнейшую судьбу проекта. «На самом деле ничего не изменилось. Уже давно было известно, что немцы не откажутся от участия в проекте. Заявления Трампа перечеркнули надежду на то, что они изменят свой подход, ведь немецкая общественность сочла бы такой шаг капитуляцией под давлением президента, которого все ненавидят», — указывает эксперт.

Ничего не изменилось?

Мнения по поводу значения субботней встречи, однако, расходятся. Сотрудник аналитического центра «Европейский совет по международным отношениям» Густав Грессель (Gustav Gressel) считает, что в Мезеберге никакого существенного разворота не произошло.

«Меркель говорила Путину примерно то же самое, что она говорит с 2014 года. В таких важных вопросах, как Украина, канцлер не питает иллюзий на счет российского президента. Россия умоляет европейцев дать денег на восстановление Сирии Асада, но Меркель поставила условия, которых тот не выполнит: речь идет о проведении конституционной реформы и свободных выборов. С точки зрения тактики Меркель выгоднее иметь возможность сказать, что она пыталась договориться с Путиным и предложить сотрудничество, но ничего не вышло. Таким образом она защитит себя от критики правых и „понимающих Путина"», — объясняет Грессель.

Аналитик говорит, что разногласия, возникшие между Германией и США, а также высказывания Меркель о том, что на США нельзя положиться, — это в первую очередь отражение настроений немецкой общественности. «Любопытно, что немецкие элиты не поддерживают этот антиамериканский разворот общественности, как в 2003 году. Власти осознают, что стратегическая независимость обойдется слишком дорого, Берлин не хочет платить эту цену. С другой стороны, они понимают, что Америка — это не только Трамп, так что все связанные с ним проблемы можно постараться обойти или просто подождать, когда ситуация изменится», — заключает Грессель.

Какова позиция Польши?

Что встреча Путина и Меркель может означать для Польши? Любое сближение Германии и России, в особенности на почве прагматизма и политического реализма, вызывает негативные ассоциации. Ситуация выглядит особенно неблагоприятной, поскольку, как отмечают эксперты, Польша не готова к такому развороту.

«Это тревожный звоночек, сигнализирующий, что нам пора пересмотреть свою политику. Сейчас никто не знает, как выглядит наша восточная политика. Германия и другие страны ведут переговоры с Путиным, а мы остаемся в стороне», — говорит Януш Сибора.

Ему вторит Марчин Заборовский: «Правящая команда подчинила внешнюю политику внутриполитическим задачам. В контексте России мы видим, с одной стороны, полное отсутствие контактов и требования вернуть Варшаве обломки самолета, а с другой — неофициальные намеки (исходящие, например, от отца премьер-министра), что Россия — прекрасная страна, которая должна быть нашим другом. Сложно сказать, к чему все это может привести».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.