«Фигаро»: 28 августа премьер-министр Венгрии Виктор Орбан провел встречу в Милане с Маттео Сальвини (Matteo Salvini), заместителем председателя совета министров Италии и главой Лиги севера. Главным вопросом стало формирование общего фронта против иммиграции. Может ли этот альянс изменить европейскую миграционную политику?

Жан-Тома Лезюер (Jean-Thomas Lesueur): Это вряд ли приведет к коренным преобразованиям, однако определенные изменения, безусловно, возможны. Кстати говоря, именно это уже произошло на последнем заседании Европейского совета, которое состоялось в июне в Брюсселе. Италия выдвинула требования и частично добилась их удовлетворения, хотя масштабы случившегося преувеличивать все же не стоит, поскольку принятые меры опираются на добрую волю каждого государства-члена. Как бы то ни было, при поддержке стран вроде Австрии и Венгрии ей удалось утвердить более жесткую позицию по иммиграции в Европейском совете, где к такому еще не привыкли.

В среднесрочной и долгосрочной перспективе совершенно очевидно, что евроскептики и сторонники суверенитета, которых их противники пытаются дискредитировать определением «популисты», набирают силу. Скорее всего, мы увидим именно это в Швеции на парламентских выборах, которые состоятся там через две недели. Это связано с тем, что они поставили в число приоритетов миграционный вопрос, который очень важен для европейских народов, причем не только в странах, где они находятся у власти. Хотите вы того или нет, вопрос идентичности сейчас стоит по всему Западу и станет одной из главных тем европейских выборов в мае 2019 года.

- «Я ни в чем не уступлю националистам и тем, кто продвигает риторику ненависти. Если они увидели во мне своего главного противника, то они правы», — заявил Эммануэль Макрон в Копенгагене. Виктор Орбан ответил на это следующим образом: «В Европе действительно есть два лагеря, и один из них возглавляет Макрон. Он — лидер политических сил, которые поддерживают иммиграцию». Что вы думаете об этом противостоянии? Может ли оно надолго настроить Францию и Италию друг против друга?

— Нас ждет лобовое столкновение, но не Франции и Италии как наций, а лидеров двух лагерей, которые сойдутся в противостоянии в Европе в ближайшие месяцы и годы.

Повторюсь, вопрос идентичности уже поднят и станет ключевым для будущего, особенно в перспективе выборов, которые состоятся менее чем через год. Политические силы готовятся представить сейчас свою аргументацию, и, кстати говоря, мне не понятно, как умеренные правые могут существовать между двумя блоками, которые собираются подмять под себя все. Эммануэль Макрон явно стремится к лобовому столкновению, чтобы стать (возможно, даже единственным) символом «рациональной», умеренной и проевропейской линии.

- Маттео Сальвини призывает защитников суверенитета из всех стран сформировать прочный альянс: «Надеюсь, что эта встреча станет первой в целой серии, которая изменит судьбу Италии, Венгрии и всего европейского континента». Означает ли это, помимо миграционного вопроса, что в Европе может сформироваться новый фронт, который изменит линии политического раскола в вопросе поддержки ЕС?

— Отметим этот очевидный факт: Макрон и Сальвини (если взять только их) оба заинтересованы в лобовом и двоичном (а также с некоторых точек зрения донельзя упрощенческом) противостоянии между открытостью и закрытостью, Европой и суверенитетом. Это играет им на руку как на европейской, так и на внутренней сцене. Что касается европейских выборов, а также выборов президента Франции в 2022 году, Эммануэль Макрон заинтересован в переустройстве политического поля вокруг трех сил: радикальные левые Жана-Люка Меланшона (Jean-Luc Mélenchon), ультраправые Марин Ле Пен (Marine Le Pen) и он сам (Соцпартии и «Республиканцев» практически не существует). Вся его стратегия с 2016 года основывается именно на этой схеме.

Возвращаясь к европейским выборам 2019 года, следует рассмотреть два уровня. На уровне Франции такая конфигурация позволяет Эммануэлю Макрону рассчитывать на победу: результаты его партии будут невысокими (20-25%), но она все равно сможет обойти «Национальное объединение» и «Непокоренную Францию».

На европейском уровне все обстоит иначе. Хотя в Евросовете он еще может рассчитывать на большинство «круга разума», как говорил Ален Менк (Alain Minc), в Европарламенте такой гарантии нет. Не факт, что мирное разделение постов и власти между Партией европейских социалистов и Европейской народной партией (правые), которые вот уже много лет руководят парламентом, сохранится после мая 2019 года. Не уверен, что сторонники суверенитета смогут получить большинство, однако помешать формированию большинства и них точно получится.

Иначе говоря, ось Сальвини-Орбан (не стоит забывать и про Австрию Курца) еще не в силах кардинальным образом изменить ситуацию, но может создать серьезные препятствия для привычной работы Европы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.