Если 2016 год войдет в историю как annus horribilis, ужасный год, для сторонников единой Европы и демократов — с референдумом по Брекситу и избранием Дональда Трампа, то 2019 год запомнится как annus nefastus, нечестивый год. В США творцом международного популизма является Стив Бэннон (Steve Bannon), католический Распутин предвыборной кампании Трампа, испытывающий чрезвычайную ненависть в отношении «либеральной» культуры (прав человека) и верховенства закона, который он обвиняет в том, что он является манипуляцией социалистов в целях заговора против тех, кто был избран (Сальвини, как и Трамп, представляется жертвой притеснения со стороны красных политиков). Недостатки воли избирателей — это мишура, удобная не только для того, чтобы останавливать ход истории. Выборы — это плебисцит, который спроваживает оппозицию и коронует лидера. В этом состоит политическая теория популизма.

Излюбленный автор Бэннона — Юлиус Эвола (Julius Evola), идеолог итальянских фашистов, по мнению которого, демократия — признак разлагающегося мира, ослабленного этикой равенства, неспособного понять, что историей руководит иерархия. Традиции французской революции, писал Эвола, следует противопоставить предсовременную традицию заслуги избранных, волею судеб превосходящих остальных и умеющих управлять, потому что им ведом смысл сущего, им не требуется его втолковывать. Доверьтесь тому, кто является лидером, и этого достаточно для подтверждения, что вы на верном пути — противоположном демократии и политическому равенству. Вдохновленный этой архаичной религией иерархии, влиятельный лоббист Бэннон ищет адептов по всему миру, потому что, если демократическая культура стремится к международной экспансии, значит, то же самое делает и ее антагонист.

Такова идеология, обещающая одержать верх на европейских выборах 2019 года. Это европейский суверенизм, который, чтобы защитить корни белых христиан, стремится создать свой оплот. Это реакционерская идеология, способная при этом наилучшим образом использовать современные информационные средства, являющиеся каркасом ее пропаганды. Правая идеология бродит по всемирной сети.

Европа, вышедшая с избирательных участков в 2014 году, уже сместилась к правоцентристам. Достаточно вспомнить 40% «Демократической партии» Маттео Ренци (Matteo Renzi) в Италии. Однако в целом больше голосов получила группа «Народной партии» (29,43%), а не «Альянс прогрессистов» (25,43%). В то же время произошло и тревожное продвижение формирований, настроенных не совсем проевропейски и демократически (которые сейчас в некоторых странах, как, например, в Италии пришли к власти). Бэннон внедряется в проект как раз для того, чтобы привести евроврагов в брюссельское правительство. И он выбирает даже идеального противника, французского президента Макрона, столь слабого и столь нелюбимого у себя на родине и среди европеистов.

Во всем этом дьявольском замысле Италия играет центральную роль. Потому что она была одной из стран-основательниц Европейского союза. И в том, чтобы превратить Италию в «лом» и с его помощью сорвать крышку с Европы, есть огромный смысл. С одной стороны, в силу символизма, а с другой — в силу политического и экономического веса, который Италия имеет в Европе. С Рима, таким образом, — вновь — начинается наступление правых. На этот раз, однако, план контролируется не изнутри, то есть не «Лигой» Сальвини, которая вместе с идеологом Трампа запустит кампанию европейских популистов.

План утвержден и оплачен сторонниками Трампа с целью освободиться от аркана, который навязывает рынку ЕС. Идеалы переводятся в наличные. Европа станет новым Ираком для новых американских консерваторов. Разрушить Европу — значит открыть новый богатый рынок для Соединенных Штатов, которые переживают трудности из-за гегемонии Китая. Американской администрации не нужна объединенная Европа, служившая преградой для советского блока, ей нужна разрозненная Европа, легкая добыча для завоевания.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.