Посетив Россию и увидев своими глазами Москву, Санкт-Петербург и другие красивые и современные российские города, невольно поражаешься, насколько все мы, люди, похожи: у нас — одни и те же потребности, желания и мечты о будущем, нас беспокоят одни и те же социальные вопросы — образование, здравоохранение, окружающая среда и безопасность на дорогах. Так откуда же взялось это стремление демонизировать Россию и возбуждать страх перед русскими? Чем они провинились, чтобы заслужить этот образ врага?

Куда как понятнее опасения самих русских. Запад неоднократно вторгался в их страну — причем, последствия были самые катастрофические как для оккупированных, так и для самих оккупантов (например, для Наполеона в 1812 году или Гитлера в 1941-45 годах). Освобождая Северную Норвегию в 1944-45 годах, русские солдаты понесли потери более тяжелые, чем Норвегия за все годы войны. За почти 900-дневную блокаду Ленинграда (ныне Санкт-Петербурга) были убиты или погибли от голода и холода от одного до двух миллионов русских. Всего же во Второй мировой войне Россия потеряла до 30 миллионов человек — такое не забывается. Русских огорчает, что Запад не понимает, какое огромное значение война сыграла в их истории, и забывает о жестокости войны и перенесенных страданиях. Память о войне жива, и это надо учитывать, когда пытаешься понять культуру русских или их поведение.

Соринка в чужом глазу

У США оружия в восемь раз больше, чем у России, у Англии и Франции — вдвое. По данным шведского Института исследования проблем мира СИПРИ, в прошлом году Россия значительно сократила свой военный бюджет (из-за экономических проблем вследствие падения цен на нефть и западных санкций) и теперь по расходам на оборону занимает лишь четвертое место в мире. Так что с военной точки зрения нашего соседа бояться нечего.

Крым всегда был южной гаванью России

Полуостров Крым всегда был российской территорией. В 1954 году президент Хрущев подарил Крым Украине, которая тогда была частью СССР, однако договор был подписан лишь в 1991 году. Крым всегда был южной гаванью России, и русские составляют 65% его населения. В ходе двенадцатидневной поездки «мира и диалога», организованной турбюро «Эскейп» (Escape) в мае, нас неоднократно просили не путать Крым и войну в Донбассе — это два разных конфликта. Что касается «нарушения международного права» — а на него то и дело ссылаются политики и СМИ в оправдание своей демонизации России и санкций против нее — то и Норвегия, и западный мир сами не раз его нарушали, причем без каких бы то ни было последствий. Так было при бомбардировках Ливии в 2011 году и, позднее, в Сирии — в них принимали участие и норвежские солдаты, хотя сами страны их об этом не просили. Неумно искать соринку в чужом глазу, когда в собственном — бревно.

Русские к Западу относятся скептически: отчасти потому, что на наше слово нельзя положиться. Когда в 1991 году распался Варшавский договор, НАТО пообещала президенту Горбачеву не приближаться к российской границе. Свое обещание — формально никаким договором не скрепленное — НАТО раз за разом нарушает, создавая все новые и новые базы у границ России. Натовские базы окружили российские рубежи полумесяцем. А представьте себе, если бы было наоборот? Чего США, Евросоюз и Норвегия хотят добиться своими санкциями? Кого они рассчитывают наказать?

Встречи между людьми

Во время нашего путешествия мы увидели современную Россию. Да, в ней есть нищета и социальное расслоение — но в этом она не одинока. Да, у власти сидит деспотичный Путин — но ведь похожая ситуация и в ряде других стран, где процветают коррупция и злоупотребление властью, а их мы и не думаем демонизировать. Мы пообщались с представителями неправительственных организаций: они откровенно рассказали нам об условиях, в которых приходится работать. В московском Доме ветеранов мы поговорили с Врачами против ядерного оружия, российским крылом Пагуошского движения ученых (движение за мир и разоружение, основанное в 1950-х при участии Альберта Эйнштейна и Бертрана Рассела, — прим. перев.) и посланцами доброй воли ЮНЕСКО. Хозяева подчеркнули значение культурного обмена, например, в области песни и музыки (они вообще считают культуру краеугольным камнем всякого миростроительства), но мы обсудили и урон, нанесенный нашим обществам гонкой вооружений и санкциями — ведь эти деньги налогоплательщиков могли пойти на здравоохранение, образование и борьбу с бедностью — а также экологический ущерб от войн и военных действий для наших стран и всего мира. Крайне важно, чтобы экологические организации сосредоточились на загрязнении, оставляемом военными учениями. В качестве примера мы привели учения НАТО, предстоящие в октябре и ноябре («Единый Трезубец» с участием 40 тысяч солдат из всех стран альянса — прим. перев.).

Мы также обменялись мыслями о грядущем сотрудничестве, чтобы избавить людей от взаимного страха и сократить расстояние между нашими странами. Впредь мы будем сообщать друг другу об основных источниках проблем в двусторонних отношениях по почте, а также продолжать диалог и информировать друг друга о тематических конференциях и встречах. Как сказали сами русские: «Войне место в музее».

Краеугольный камень миростроительства — культура.

В нарядной конторе Горбачев-фонда, где мы рассчитывали встретиться с самим Михаилом Горбачевым, нам исчерпывающим образом рассказали о работе организации и о проведенных семинарах и конференциях.

Сосуществование

В Санкт-Петербурге мы познакомились с Ольгой из Комитета солдатских матерей и Александром, уклонистом и активистом движения отказывающихся от воинской службы по идейным соображениям. Пожалуй, эта встреча оказалась едва ли не самой полезной и познавательной. Военная служба полна жестокости: впоследствии от проблем с психикой страдают примерно половина призывников. Солдаты возвращаются домой в гробах или законченными наркоманами. Несчастные случаи и смертельные исходы толком не расследуются.

В Комитете солдатских матерей — восемь человек, большинство из них —на добровольной основе. По телефону и скайпу они просвещают призывников об их правах, тех немногих возможностях получить помощь, что у них есть (все равно они, скорее всего, получат отказ), и дальнейших путях в жизни. Нас приятно поразило, насколько хорошо организация отказников совести осведомлена о российской конституции, где служба в армии закреплена как обязанность. К сожалению, закон зачастую оказывается на стороне военных и всячески их покрывает. Организация организует курсы, проводит семинары и предоставляет бесплатную юридическую поддержку. Для полноценной дискуссии у нас не было времени, однако общение с Ольгой и Александром обязательно продолжится.

Войне место в музее!

Наконец, мы посетили Дом мира, где заседает Санкт-Петербургский Совет мира и согласия. Там нам в очередной раз напомнили о страданиях русского народа в годы Второй мировой и о том, насколько глубоко память о войне укоренилась в русском сознании. «Войны больше быть не должно», — решительно заявили наши собеседники.

На ежедневных встречах во время поездки — а ее девизом были слова «Соседи — друзья, а не враги» — мы обменивались опытом и полезными знаниями для предстоящей работы в области мира и культуры. Сотрудничество и ненасильственное сопротивление — основа как добрососедства, так и дальнейшего миростроительства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.