Швейцарское радио и телевидение: С точки зрения Запада, создается впечатление, что Россия делает ставку полностью на политику блокирования. Это впечатление верное?

Фреди Гштайгер: Это впечатление в значительной степени верное. Но нужно признать вместе с тем, что, например, по сирийскому конфликту есть исключение: после первых случаев применения отравляющих веществ в Сирии Россия играла ведущую роль в принятии резолюции Совета безопасности ООН, цель которой заключалась в уничтожении оружейного арсенала диктатора. Тем самым Россия успешно предотвратила американское военное вмешательство против режима Асада. В этом случае Россия действовала конструктивно, но во многих других случаях было иначе.

Почему Россия постоянно выступает в этой оппозиционной роли?

Есть две основные причины: Россия — в общем-то, относительно слабая страна, прежде всего в экономическом плане. Но тем не менее Россия хочет присутствовать в лиге великих держав. Для относительно слабой страны проще всего вести политику блокирования, чем деятельную политику.

Вторая причина: Тому, кто хочет продвигать идеи на международной арене, нужны союзники. Долгое время это была сила США. При президенте Дональде Трампе это уже не так. В этой связи запретительная стратегия России правильный путь. Это позволяет России оказывать влияние с позиции относительной слабости.

Речь идет только о политике власти, а не о содержании?

— Это так. Но это касается не только России, но и других стран, которые часто ведут себя подобным образом. И, конечно, это зависит от того, под каким ракурсом смотреть. Россия приводит аргументы в пользу того, что в Сирии речь идет именно о содержании. Конкретно речь идет о том, чтобы не допустить свержения президента Асада.

Сирия это один вопрос. Но на прошлой неделе Россия заблокировала резолюцию по Мьянме. В чьих интересах?

Это типичный случай, который показывает, что совместная игра двух великих держав, Китая и России, в настоящий момент очень хорошо работает. Китай в значительной степени поддержал Россию в сирийском конфликте, а Россия сейчас активно поддерживает Китай по вопросу Мьянмы.

То есть традиционные союзники объединяют силы, и неважно, о чем при этом идет речь?

Можно сказать и так. Китай и Россия в настоящий момент хотят нарушить сложившийся мировой порядок и установить мировой порядок с меньшим доминированием Запада. В настоящий момент, они, так сказать, видят шанс века, чтобы сделать это, потому что Европа слабеет и, прежде всего потому, что американцы отошли от принципа многосторонности и тем самым  и от платформы ООН.

Имеет ли вообще еще смысл работа Совета безопасности ООН, если Россия и Запад друг друга блокируют?

Это большой вопрос. Но, с другой стороны, если бы не было Совета безопасности ООН, какая была бы альтернатива? Лучшей альтернативы пока никто не предложил. Это не первый раз в истории, когда Совет безопасности ООН блокируется по важным вопросам. Есть много других примеров. Есть такие сферы, где Совет безопасности ООН в прошлые годы относительно хорошо работал например, по санкционной политике в отношении Северной Кореи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.