Запад встревожился, когда в ноябре Россия пошла на эскалацию конфликта с Украиной, захватив три украинских военных корабля. Россия провела эту атаку, несмотря на договор 2003 года, который разрешает украинским кораблям ходить по Керченскому проливу.

Эта дерзкая атака является напоминанием о том, что Владимир Путин стремится возобновить холодную войну, чтобы укрепить свои позиции во власти. Его амбиции не ограничиваются Европой и Ближним Востоком. Медленное наступление России в Латинской Америке имеет целью помешать реализации интересов США через дестабилизацию либеральной демократии.

Отказ президента Дональда Трампа встретиться с г-ном Путиным во время саммита стран «Большой двадцатки», который прошел в Буэнос-Айресе, стал совершенно оправданным сигналом недовольства. Однако США необходимо занять более жесткую позицию, особенно в Западном полушарии.

Стало модным относиться с пренебрежением к предупреждениям о российской угрозе в Латинской Америке. Действительно, некоторые начинания Кремля там не увенчались успехом. По данным агентства «Рейтер», с 2006 года Москва и государственная корпорация «Роснефть» выдали Венесуэле кредиты на общую сумму в 17 миллиардов долларов. Однако Россия до сих пор не может добиться тех поставок нефти от венесуэльской государственной компании PdVSA, которые ей были обещаны в качестве возмещения долга. И от внимания России не ускользнул тот факт, что Венесуэла при этом выплачивает свои долги перед Китаем, как сообщает «Рейтер». По некоторым данным, на прошлой неделе глава «Роснефти» Игорь Сечин ездил в Каракас, чтобы приструнить диктатора Николаса Мадуро и обманщиков в PdVSA.

Тем не менее команда г-на Путина упорна и изобретательна. В феврале глава Южного командования США адмирал Курт Тидд (Kurt W. Tidd) в ходе показаний комитету Сената по делам вооруженных сил предупредил, что «усиление роли России в нашем полушарии вызывает особую тревогу, учитывая ее разведывательный и киберпотенциал», а также ее «намерение разрушить международный порядок и стабильность и дискредитировать демократические институты».

Адмирал, который в ноябре ушел в отставку, отметил, что на Кубе, в Никарагуа и Венесуэле «расширение доступа к портам и логистической инфраструктуре» позволяет России закрепить свое «постоянное вредоносное присутствие, включая сбор разведданных на море и видимое проецирование силы в Западном полушарии».

В октябре глава оборонного комитета нижней палаты российского парламента заявил, что Москва рассматривает возможность создать военную базу на Кубе. Это, возможно, стоит воспринимать как бряцание оружием. Но, как предупредил адмирал Тидд, «если игнорировать эти действия, то присутствие России может со временем превратиться из досадной помехи в регионе в серьезную угрозу непосредственно для США».

Не меньше тревоги вызывает и привычная для России практика использования пропаганды в качестве оружия. Адмирал упомянул об этом, когда описывал «два испаноязычных новостных и мультимедийных сервиса» Москвы и ее «кампании влияния», цель которых — оказывать влияние на общественные настроения в регионе. Эта пропаганда сопровождает попытки Москвы проникнуть в различные институты.

В ноябре Россия попыталась поставить своего человека во главе Интерпола, что вызвало всеобщее негодование на Западе. Лишь споры, разгоревшиеся в последние минуты перед голосованием, спасли эту международную организацию от определенных изменений, которые ей грозили бы под руководством Александра Прокопчука, чиновника российского Министерства внутренних дел, который в настоящее время занимает пост вице-президента Интерпола. В своем письме группа американских сенаторов предупредила, что если сделать г-на Прокопчука главой Интерпола, это «повысит способность Кремля запугивать его критиков за пределами России».

Эта тактика знакома Гватемале. Кремль успешно внедрился в Международную комиссию по борьбе с безнаказанностью в Гватемале (CICIG), работающую под эгидой ООН. Доказательством тому служит пример семьи Игоря Биткова, о которой я писала в марте и апреле.

Семья Битковых, которым принадлежал некий бизнес в Калининграде, отказалась поддаться на вымогательства со стороны г-на Путина. Они уехали из России и в 2009 году начали новую жизнь в Гватемале. Бандиты г-на Путина воспользовались упомянутой выше организацией, чтобы преследовать их.

Подробности нарушений прав человека, на которые CICIG пошла с подачи России, были озвучены на слушании в Конгрессе в апреле. Было установлено, что Битковы стали жертвами торговцев людьми. В мае сенатор Марко Рубио (Marco Rubio) добился прекращения финансирования CICIG Америкой, требуя предоставить новые протоколы контроля над институтом, который перестал соблюдать правила.

К несчастью, в августе сенатор Боб Коркер (Bob Corker), председатель комитета по международным отношениям, отменил тот запрет, заключив соглашение с демократами. CICIG восприняла возобновление финансирования как зеленый свет для своих грязных дел, связанных с Россией.

В среду, 5 декабря, CICIG снова доставит г-на Биткова в суд Гватемалы — на этот раз по абсурдным обвинениям в том, что он пользовался водительским удостоверением и кредитными карточками, полученными им в то время, когда, как он считал, он находился в стране на законных основаниях. Единственное объяснение происходящего, — что г-н Путин хочет любыми способами добиться своего.

Теперь Россия стремится заключить с Гватемалой соглашение об экстрадиции. Один источник внутри правительства Гватемалы сообщил мне на прошлой неделе, что Россия пытается увеличить свое влияние, предлагая «оружие, оборудование, подготовку и технологии». Пока Гватемала отказалась от ее «помощи», но Москва вряд ли сдастся там или в какой-то другой стране, относящейся к «заднему двору» США, если Вашингтон вовремя не вмешается.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.