Вторжение в Афганистан, Ирак, агрессия против Ливии, интервенция в Сирии, нападение с применением дронов на Сомали и Йемен, концентрация войск и оружия на границах России и Китая — все это существенные и крайне тревожные элементы американской внешней политики в 21 веке. Все, кто был обеспокоен перечисленными событиями, с большим одобрением встретили политику Трампа «Америка на первом месте», поскольку эта концепция звучала, по крайней мере пару лет назад, ободряюще изоляционистски.

Чтобы не вызывать беспокойств, человек, который сегодня является президентом США, высказывался предельно однозначно. Вернусь ненадолго в прошлое и приведу цитату из речи Трампа о внешней политике от 27 апреля 2016 года, когда полным ходом шла президентская кампания: «Мы прошли путь от ошибок в Ираке, Египте, Ливии и до красных линий президента Обамы в Сирии. Все эти шаги способствовали тому, что весь регион погрузился в хаос, и предоставили ИГИЛ (запрещенная в РФ организация — прим. ред.) удобную возможность для развития и процветания. Все началось с опасной идеи о том, что мы способны сделать демократии западного образца из тех стран, у которых не было никакого опыта в этом вопросе и которые не хотели становиться западными демократиями».

Учитывая все агрессивные действия и интервенции, которые я перечислил в начале текста, разве подобное мнение не могло послужить поводом хотя бы для осторожного оптимизма? Разумеется, могло. Что же говорил Трамп по поводу опасной эскалации напряженности в отношениях США с Россией и Китаем? В тот же день Трамп заявил: «Мы стремимся жить в мире и дружбе с Россией и Китаем. Между нами и этими двумя государствами существуют серьезные разногласия, поэтому мы должны вести с ними дела, полностью отдавая себе в этом отчет. Однако мы вовсе не обязаны быть врагами. Мы должны искать с ними общий язык на основании общих интересов. К примеру, Россия тоже испытала на себе ужасы исламского терроризма. Я считаю, что уменьшение напряженности и улучшение отношений с Россией — с позиций силы — возможно. Здравый смысл подсказывает, что этот цикл враждебности должен завершиться».

Могли ли эти заявления вызвать у слушателей осторожный оптимизм? Снова скажу: да, разумеется. В упомянутых странах слова Трампа именно так и восприняли. Возможно, наиболее оптимистична была Россия. Но как иначе? Альтернативой Трампу была Хиллари Клинтон, которая не только заявляла о продолжении конфронтации с Россией и расширении политики американского военного интервенционализма в мире, но и лично участвовала во всем этом на протяжении нескольких лет, когда она занимала пост Госсекретаря США в администрации Обамы.

На изменения в опасной американской внешней политике надеялась не только Россия — на это надеялись все, кто желал мира, в том числе значительная часть американских избирателей, которые выбрали Трампа именно из-за подобной позиции. Если бы Трамп выступил с теми же воззрениями, что и Клинтон, был одним из «ястребов», то сегодня в Белом доме работала бы женщина-президент.

Но что же изменилось за прошедшие два года? К сожалению, многое. Одно уже совершенно ясно: прежний оптимизм был обоснованно осторожным, и теперь все надежды рухнули.

Сегодня сложилась абсурдная ситуация, когда некоторые «бывшие осторожные оптимисты» по праву задаются вопросом: может, было бы лучше, если бы победила Клинтон? Понять их нетрудно, хотя, скорее всего, положение было бы таким же, а возможно, чуть лучше или чуть хуже.

Так или иначе, но сегодня важный день, поэтому вернемся снова к американской внешней политике, поскольку она буквально взывает нас к этому. Сегодня Госсекретарь США Майк Помпео сказал нечто очень важное, что ознаменовало коренной поворот в прежней заявленной политике «Америка прежде всего». Помпео заявил прямо и конкретно, что администрация Трампа приступит к построению нового либерального мирового порядка, чтобы помешать таким опасным игрокам, как Россия, Китай и Иран. Иными словами, все выше процитированные заявления Трампа теперь можно забыть. Вот что сегодня нам по сути сообщил Помпео. Будь он еще хоть каплю откровеннее, он сказал бы, что доныне все это было представлением для американской и мировой аудитории, и только сейчас начинается подлинная политика с подлинными целями.

Что за «новый мировой порядок» запланировали Соединенные Штаты? Помпео пояснил, выступая вчера перед Германским фондом Маршалла в Брюсселе: «В лучших традициях нашей великой демократии мы сплотим благородные государства, чтобы построить новый либеральный порядок, который предотвратит войну и позволит достигнуть большего процветания. Мы действуем, чтобы сохранить, защитить и продвигать открытый, справедливый, прозрачный и свободный мир суверенных государств».

Таким образом, речь снова идет о мире, а не только об «Америке прежде всего». И это, разумеется, мир под руководством Америки и ее «великой демократии». Интересно, что Помпео воспользовался формулировкой «либеральный» мировой порядок, чтобы всем стало ясно, о чем речь. «Либеральный» он, конечно, в экономическом смысле, то есть этот порядок максимально удобен для крупного капитала и постоянной «либерализации» рынков. Это значит, что от мнимой критики, звучавшей из уст Трампа в адрес транснациональных договоров о свободной торговле, не осталось и следа. Эти договоры просто сделают более выгодными для США.

А что же с завершением «цикла враждебности» между США и Россией? Вот что сегодня сказал Помпео: «Россия не приняла западные ценности свободы и международного сотрудничества. Наоборот, она заставила замолчать голоса оппозиции и вторглась в независимые страны, такие как Грузия и Украина».

И что теперь? Конечно, США должны снова «возглавить мир». В целом в этом и состоит план, представленный Помпео. «Трамп возвращает Соединенные Штаты к их традиционной центральной руководящей роли в мире. Он знает, как знал Джордж Герберт Уокер Буш, что более безопасный мир неуклонно требует американской решимости на мировой арене».

© AP Photo, Andrew Harnik
Президент США Дональд Трамп и госсекретарь Майк Помпео во время заседания в Белом доме в Вашингтоне
Да, конечно — правда, если забыть, что все новые войны США или прямо начали, или каким-то образом спровоцировали. Это касается в том числе и Украины, где США откровенно поддерживали государственный переворот и установление новой, устраивающей их власти. (Помнит ли кто-то еще Викторию Нуланд или ее фразу «Да пошел этот Евросоюз» в телефонном разговоре?)

Речь Помпео — это возвращение к мегаломании «американской исключительности». Вероятно, наиболее ярко это отражено в следующем его заявлении: «Мы хотим, чтобы международный порядок служил нашим гражданам, а не контролировал их. И Америка намерена быть лидером — теперь и всегда».

Иными словами, многополярный мир? Забудьте. Америка, которая хочет оставаться лидером мира «теперь и всегда», — это потенциально очень опасная Америка. Она ясно дает понять устами своих представителей, что не намерена никому и никогда уступать лидерство, пусть даже в форме многополярности.

Что касается критики международных организаций, а это было частью политики Трампа с самого начала, то Помпео отметил, что их нужно изменить, чтобы они лучше служили новому порядку. В переводе это означает, что такие международные организации, как ООН, нужно изменить, чтобы они лучше служили американским интересам, поскольку, судя по всему, так будет лучше для всего мира. Что хорошо для Америки, то и для мира хорошо.

Помпео упомянул «суверенные государства» и американский союз с ними. Перед Госсекретарем в Брюсселе сидели представители европейских государств. Будь они хоть каплю суверенными, они выгнали бы его с трибуны, как опасного узурпатора. Но вместо этого Помпео, расхваливавший перед ними американское глобальное доминирование, сорвал аплодисменты.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.