Саудовская Аравия и другие крупные производители нефти собрались в Вене на этой неделе на свою последнюю в этом году встречу стран-членов ОПЕК. Они пытаются продемонстрировать сложный баланс между двумя вариантами: подкорректировать слишком насыщенный рынок нефти, отрицательно влияющий на их собственные экономики, или сделать нечто приятное президенту Соединенных Штатов Дональду Трампу.

Конечный результат может оказаться запутанным средним курсом, который не приведет к стабилизации цены на нефть, а также не сможет успокоить американского лидера с его навязчивой идеей удержать на низком уровне цены на бензин.

Эта встреча с высокими ставками проходит в тот момент, когда Конгресс США усиливает давление на Эр-Рияд по поводу его роли в убийстве обозревателя газеты «Вашингтон пост» и в войне в Йемене, и она представляет также новую попытку Саудовской Аравии справиться с двойственной реальностью.

Хотя Саудовская Аравия продолжает оставаться крупнейшим производителем нефти внутри ОПЕК, ее влияние на глобальный нефтяной рынок сократилось, поскольку Соединенные Штаты и Россия довели уровень своей добычи черного золота до рекордных уровней. А растущая напряженность в отношениях между Саудовской Аравией и многими влиятельными людьми в Вашингтоне означает, что эта геополитическая регулировка, образовавшаяся почти сразу после окончания Второй мировой войны, может перестать существовать. Ответом на обе проблемы, с точки зрения Эр-Рияда, являются более тесные связи с Москвой.

В результате более глубокое сотрудничество между Эр-Риядом и Москвой по контролю за уровнем предложения нефти на рынке, — даже если это означает игнорирование указаний Белого дома, — может стать долговременным по воздействию результатом проходящей на неделе встречи стран-членов ОПЕК. И российский президент Владимир Путин, и саудовский наследный принц Мухаммед бен Салман, вероятно, имеют причины для того, чтобы повторить их пресловутое приветствие в стиле «дай пять» на проходившей на прошлой неделе встрече G20.

Нынешняя встреча стран-членов ОПЕК, которая началась в четверг и завершится после переговоров в пятницу с не являющейся членом этой организации Россией, превосходит по значению другие встречи по причине крайне опасного состояния глобального рынка нефти. В тот момент, когда администрация Трампа готовилась этим летом задушить Иран с помощью новых санкций, включая запрет на экспорт нефти, Саудовская Аравия и другие крупные производители нефти ответили на призыв Белого дома, открыв свои краны для того, чтобы избежать значительного ценового скачка.

Однако они перестарались, удвоив добычу нефти в Саудовской Аравии и в России тогда, как производство в Соединенных Штатах достигло рекордного уровня при том, что экспорт сырой нефти Ираном сократился меньше, чем ожидалось. В результате во всем мире образовался избыток нефти, а цены на неё перешли в свободное падение. С конца октября по конец ноября цена нефти марки Брент упала почти на 30% — примерно с 80 долларов за баррель до менее 60 долларов за баррель, где сейчас и остается.

Относительно дешевая нефть — хорошая новость для владельцев автомобилей по всему миру, которые сегодня платят меньше за бензин. Однако это ужасная новость для таких нефтедобывающих государств как Саудовская Аравия, Ирак и Россия, которые сильно зависят от экспорта сырой нефти. Поэтому недавний обвал цен на это сырье является как политической угрозой, так и экономической головной болью.

Приехавшие в Вену министры стран-членов ОПЕК признают существующую экономическую реальность. Сегодня мир добывает примерно на 1,2 миллиона баррелей нефти в день больше, чем потребляет, поэтому «они должны сжать рынок. Если они не избавятся от избыточных поставок, то рынок просто утонет в нефти», — подчеркнул Антуан Халфф (Antoine Halff) из Центра глобальной энергетической политики (Center on Global Energy Policy) Колумбийского университета.

В четверг делегаты на встрече заявили о том, что государства-члены ОПЕК и некоторые другие крупные производители нефти рассматривают вопрос о сокращении общего объема добычи примерно на 1 миллион баррелей в день, хотя деталей пока мало, и многое будет зависеть от того, на какое сокращение согласится в пятницу Россия. По словам саудовского министра нефти Халида Аль-Фалиха, есть надежда на то, что сделка может быть заключена в период до пятницы включительно.

Однако признание экономической реальности — это одно, го политическая реальность в форме твитов Трампа продолжает устанавливать свои собственные правила. В среду, накануне встречи стран-членов ОПЕК, когда официальные лица стали обсуждать вопрос о том, как стабилизировать рынок нефти, Трамп бросил в их сторону риторическую гранату. «Будем надеяться, что ОПЕК сохранит существующие потоки нефти и не будет их сокращать. Мир не хочет видеть более высокие цены на нефть — и не видит в этом необходимости!» — написал он в своем твиттере.

Это завуалированное предупреждение, представляющее собой очевидную попытку вновь диктовать ОПЕК решение об объемах добычи из Белого дома, вызвало возмущение в Иране, представители которого заявили, что этот картель нефтедобывающих стран не должен выполнять приказы из Вашингтона. Однако это был также предупредительный выстрел в сторону Саудовской Аравии, смысл которого заключается в том, что она ничего не должна делать из того, что может вызвать недовольство одного из немногих людей в Вашингтоне, который, судя по всему, все еще продолжает поддерживать Эр-Рияд и его находящееся в непростом положении руководство.

Хотя Трамп и некоторые влиятельные члены кабинета продолжают принижать свою озабоченность по поводу ответственности саудовских лидеров за похищение и расчленение журналиста Джамаля Хашогги, Конгресс США усиливает осуждение саудовского королевства. В среду двухпартийная группа сенаторов представила резолюцию, осуждающую наследного принца Мухаммеда бен Салмана за убийство журналиста. Позднее на этой неделе Сенат рассмотрит законопроект, целью которого — завершить возглавляемую Саудовской Аравией войну в Йемене, которая стала причиной масштабной гуманитарной катастрофы.

Таким образом Саудовская Аравия поставлена перед необходимостью сделать выбор. Ей нужно сыграть лидерскую роль в сокращении добычи нефти для поддержки цены на нефть и для спасения своей экономики, и она должна подать ясный сигнал о своем намерении сделать это для того, чтобы убедить нефтяной рынок. При этом ей нужно также проявить осторожность и попытаться не разозлить переменчивого американского президента явным игнорированием его желаний. Вот результат: то, как ОПЕК сообщит о своем решении на этой неделе, может быть столь же важным, как и итоговое решение о сокращении производства.

«Им необходима такая реальность, в которой происходит сокращение, и здесь не может быть никаких вопросов, однако проблема формулируется так: насколько сильно они хотят подать сигнал о сокращении, и насколько сильно они хотят его пропагандировать», — сказал Халфф, который ранее был главным аналитиком Международного энергетического агентства.

Предпринятые в четверг попытки ОПЕК сделать и то, и другое за счет сообщений о продолжении обсуждения сделки, не принесли мгновенных дивидендов. Туманные разговоры о некотором умеренном сокращении добычи нефти на фоне продолжающихся попыток решить вопрос о том, какие страны должны сократить производство и насколько, не смогли успокоить трейдеров, и в четверг утром они еще ниже опустили цены на черное золото.

Однако Саудовская Аравия держит в уме более крупную игру в Вене, чем просто стабилизацию цен. Признавая, что она больше не может самостоятельно формировать глобальный рынок нефти, и что теперь ей необходимо сотрудничество с Россией, Саудовская Аравия надеется формализовать специальное соглашение между ОПЕК и Москвой, которое начало действовать в 2016 году в тот момент, когда страшно низкие цены на нефть тоже представляли собой угрозу для зависимых от нефти режимов. Срок действия этого неформального соглашения истекает в конце года, однако саудовцы хотели бы сделать участие России более постоянным.

«Саудовцы одержимы идеей плотнее подключить Россию к ОПЕК, — отметил Халфф. — Если они смогут этого добиться, тогда любые их действия по поводу объемов производства станут второстепенными по своей значимости».

Россия получает выгоду от сотрудничества с ОПЕК, поскольку оно позволяет ей восстановить влияние на глобальный рынок нефти, а также добиться более высоких цен за счет управления объемами добычи. Российские официальные лица неоднократно сигнализировали о желании формализовать действующее соглашение, тогда Москва станет частью основанного на консенсусе процесса принятия решений в глобальном нефтяном картеле, подчеркнул Мэтт Рид (Matt Reed), вице-президент консалтинговой компании в области энергетики Foreign Reports.

«Россия многое получает при таком раскладе. Русские получают новый статус в качестве влиятельного игрока на рынке, и они сокращают меньше в процентном отношении, чем остальные страны, но, тем не менее, тоже пользуются плодами этой неожиданной, но благоприятной для них ситуации», — добавил он.

Контакт Саудовской Аравии с Россией, — получивший недавно заметное символическое воплощение в виде рукопожатия между Мухаммедом бен Салманом и российским президентом Владимиром Путиным, — представляет собой нечто большее, чем управление ценой на нефть. Это признание того, что Соединенные Штаты теперь в меньшей мере нуждаются в Саудовской Аравии, чем в прошлое десятилетие, когда Америка импортировала больше нефти, а мир в целом находился в большей зависимости от устойчивых поставок из Саудовской Аравии.

Более молодые саудовские лидеры, в частности, рассматривают отношения с Западом в ином свете, чем это делали принцы поколения холодной войны, сказал Кристофер Дэвидсон (Christopher Davidson) приглашенный профессор Лейденского университета в Гааге и эксперт в области политики государств Персидского залива.

«Нам не следует недооценивать способность таких режимов, как Россия и Саудовская Аравия, достигать понимания. Это вполне может оказаться окном возможности для того, чтобы сблизить их позиции», — отметил он. И это весьма вероятно, несмотря на всевозможную напряженность в двусторонних отношениях в таких областях, как война в Сирии или поддержка саудитами экстремальных течений Ислама.

«Это отражение ментальности более молодого поколения; они настроены немного более реалистично, и они понимают, что Америке уже не нужна в такой степени Саудовская Аравия, — отметил Дэвидсон. — Вот почему это приветствие в виде „дай пять" на саммите G20 столь символично, — это послание такого содержания: „Привет, у нас тут, на самом деле, есть определенное влияние"».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.